ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

 Мужчины немедленно отвели женщин подальше.

 Отец скомандовал им покинуть зал. Однако прислушались только несколько верианских принцесс. Полукровки остались. Похоже, считали себя такими же боевыми единицами, как и мужчины.

 Тем временем, фанатики (судя по украшениям с фигурками аджагар, висевшим, где только можно: на руках, на ушах, на голове, на груди, это были именно они), открыли огонь.

 Пластик окна забурлил, покрылся пузырьками, сродни морской пене и лениво стек вниз.

 Фанатики бросились в зал, вопя, что требуют встречи с полукровками.

 Я отставил Мелену, и вместе остальными мужчинами преградил им путь живой стеной.

 Сквозь наш строй и муха бы не пробилась.

 Фанатики направили огнеметы, нажали на курки… Несколько принцев отпрыгнули… Но случилось еще одно невероятное событие.

 Мы с Бисом, встроившимся рядом, приготовились увернуться и попытаться вырвать у мерзавцев оружие.

 Злость, которая начала было закипать внутри – фанатики испортили Мелене настроение, а нам прием – вмиг схлынула. Как уходит под землю река, найдя иное русло. Осталась лишь спокойная жестокость. Сродни той, неумолимой, что накрывает в пылу сражения. В мгновения, когда сходишься с врагом и дерешься не на жизнь, а на смерть.

 Пламя плюнуло в воздух алыми языками и… застыло, словно замороженный цветок в куске льда. Я поднялся с полуприседа, оглядываясь по сторонам.

 В зал зашел Путник. Конечно! Его погибшая раса ненадолго замедляла время. Причем локально – там, где хотела.

 Живую стену верианцев способности куратора не затронули.

 Зато фанатики двигались так, будто утонули в очень плотной жидкости, и та гасит любой жест.

 – Ротозеи! Вперед! – заорал Путник. Эхо его утробного голоса пронеслось по залу подобно птице, что угодила в здание и отчаянно ищет выход.

 Мы очнулись, стряхнули оцепенение. Рванули на мерзавцев.

 Мы с Бисом выбрали ближайших. Не сговариваясь, рывком выдернули из их рук оружие, отшвырнув в окно. Следом полетели остальные огнеметы – другие принцы действовали схожим образом.

 Двое фанатиков замахнулись на меня. Я снова присел в полушпагат, дернул их за ноги и повалил. Поспешно зафиксировал руки над головами.

 Психопаты намеревались отбиваться ногами. Я прыгнул и обхватил их своими, намертво сцепив стопы в замок… Мы покачнулись и дружно повалились набок.

 – Держи, – хмыкнул над ухом довольный Бис, протягивая свой пояс. Вот я дурак! Надо было снять ремень! Все равно он не более чем декоративная примочка. Шаровары – на резинках, туники – в обтяжку.

 Будто поймав мысль, сопровождающий расстегнул мой ремень и вытащил из штрипок.

 Своего противника он уже связал лентой для волос. Такой длинной, что ее хватило и на руки, и на ноги. Теперь закрутил пояс вокруг запястий моих горе-драчунов. Тем временем, я связывал им ноги, перевернув спинами друг к другу.

 Когда поднялся, все было уже кончено.

 Чуть больше сотни фанатиков валялись на полу, связанные – кто ремнями, кто верианской династической одеждой. Мои оказались еще в более-менее удобной позе.

 Некоторых скрутили, связав руки и ноги вместе. В результате, они напоминали зародышей, вздумавших кататься по полу.

 Как в земном сериале, к шапочному разбору примчалась дворцовая стража. Мы сдали им нарушителей и… в зале загремела музыка.

 Не давая никому очухаться, отец подхватил маму и закружился с ней в танце. Я бросился к Мелене. Она в припрыжку подскочила, обняла, и мы последовали примеру королевской четы.

 Тем временем, по залу рассыпались лакеи с особыми стремянками. Встаешь на такую – она окружает перилами, и на воздушной подушке взмывает под потолок.

 Не прошло пяти минут по земному времени, как вытекшие окна закрыло полотнище цветов династии Нонксов.

 Меня позабавило решение отца. Конечно же, такой материей запасались впрок.

 А уже спустя минут пятнадцать бальный зал делили сотни пар. Лорн с Меде выписывали фигуры земного танца… по-моему он называется вальс. Смуглый араччи улыбался, подмигивая принцессе. А она смотрела на него как на бога. Сиенна повисла на шее Грена, похоже, слегка очнувшегося от гормонального дурмана. Во всяком случае, принц Царгоссы не прижимал айшару также отчаянно как некоторое время назад. Сиенна же позволяла верианцу практически нести ее над полом, в одиночку выплясывая наш традиционный танец – ликосс. Сродни вальсу, он танцуется на четыре счета. Мелена тоже отдалась на волю моих шагов. Отдалась на мою волю! Последовав удачному примеру Грена, я поднял ее и кружил.

 Голову до отказа заполнил дурман эйфории – слаще самых изысканных десертов. Душа пела. Землянка доверилась мне! Целиком и полностью!

 Ее прикрытые веки и счастливая улыбка заставляли сердца радостно колотиться. Ноги без усилий исполняли даже те кульбиты, которые прежде удавались через раз.

 Я начал понимать что такое «вдохновение»…

 Жаль, что этот вечер не продлится до конца жизни. Мелена в моих руках – только моя, похищенная ото всего мира… Музыка помогавла телу не сбиться с ритма… Что еще нужно для счастья?

 22

 (Мелена)

 Когда верианцы бросились наперерез фанатикам с огнеметами, сердце ушло в пятки.

 Под ложечкой болезненно сжалось. А если Рэм подстрадает? Если обгорит? Как заживают у верианцев ожоги?

 От ужаса ноги онемели, в висках гремел набат пульса.

 Я зажмурилась и мысленно закричала: «Путни-ик!»

 Сама помочь была, увы, не в силах. Пока накроешь безумцев страхом, пока попытаешься спутать сознание, они успеют выстрелить. А то и не один раз. После… кто знает? Тоже могут. Примутся в ужасе или, ничего не соображая, палить куда попало. Я, как завороженная, следила за треугольником плеч и талии Рэма. Молилась, чтобы он изловчился ускользнуть от пламени.

 Путник явился вовремя. В такие минуты я обожала куратора, забывая обо всех его каверзах, недомолвках и манипуляциях. Путник умел подоспеть на помощь именно тогда, когда в ней больше всего нуждались.

 Уж чего-чего, а этого у него не отнять.

 Я, судорожно глотала воздух и все равно задыхалась. До рези в глазах следила за каждым движением Рэма. На него напали аж двое. И теперь это были не хорры, ниже принца на две головы и уже в полтора раза… Это были верианцы, почти равные Рэму в мощи. Только бы он справился!

 Но сомневалась я зря. Принц одной левой скрутил обезумевших фанатиков.

 А когда передал их в руки охраны, не сдержалась – ноги сами припустили навстречу Рэму. Я, как невеста, годами ожидавшая жениха – капитана дальнего плавания, бросилась к нему, обняла, забыв обо всем. Казалось, душа молодела день ото дня.

 Рэм порывисто задышал, подхватил и заскользил в сложном танце, чем-то похожем на земной вальс. Я прикрыла глаза, позволив ему нести себя над полом.

 Он жив, не пострадал, что еще нужно для счастья?

 …

 Сколько мы так кружились, оценить затрудняюсь. Выносливость Рэма потрясала все больше. А ведь рас я повидала немало, и многие физически здорово превосходили людей.

 Я просто парила над полом, будто научилась летать на астральных крыльях, как некоторые полукровки.

 Музыка, близость Рэма, его крепкие объятия – вот и все, что волновало меня сейчас. Предстоящий турнир, который может начаться в любой момент, мое первое астральное сражение, остались где-то на заднем плане. Еще тревожили, но так, как тревожит далекий ливень, пунктиром пришившиий небо к земле далеко впереди. Конечно, рано или поздно водяная стихия обрушится неконтролируемым шквалом. Но до тех пор еще можно надеяться, что «мокрое светопредставление» пройдет стороной.

 В общем, мы протанцевали до глубокой ночи. Когда Рэм остановился, большая часть гостей уже схлынула, что доставило новые приятные минуты. В обществе двадцатки верианцев, включая братьев Нонксов, королевской четы Нийлансы, Биса и нескольких полукровок задышалось легче.

 – В твои покои? – вздернул бровь Рэм, заметив мой сдавленный зевок.

66
{"b":"551655","o":1}