ЛитМир - Электронная Библиотека

 - Не думал, что скажу это... Но я рад, что сегодня ты был со мной. В такой момент...

 Не найдясь с ответом, я лишь кивнул, приложив руку к груди. Много воды утекло с тех пор, как мы с Сэлом беседовали вот так, как старые приятели.

 Еще час назад я бы рассмеялся в лицо любому, кто предположил бы, что это случится вновь. Но сейчас наша внезапная приязнь казалась естественной, как давным-давно, в юношеские годы.

 - Надо пытать Путника, - в голосе Сэла зазвучал металл. - Опять аджагарские заморочки! Как же они меня достали! - он рубанул рукой по воздуху.

 Я понимал Нонкса как никто другой. Аджагары втоптали Исканду в грязь, столкнули лбом с остальными верианскими державами. Угрожали нам, Милене, планете. И вышли сухими из воды, бросив разъяренным

верианским странам кусок свежего мяса - мою родину.

 - Мне почему-то кажется, - задумался я, сворачивая в один из трех коридоров. - Что теперь от аджагар мало что зависит. Слишком напуганным, пришмякнутым выглядел Путник.

 Сэл поднял на меня глаза - в них мелькнуло понимание. В отличие от отца и Рэма, он не отказывал себе в расслаблении мимикой, жестами. Нахмурился, скривился, словно увидел нечто до тошноты гадкое,

всплеснул руками.

 - Ты прав. Тем более, надо его пытать, - произнес еще жестче.

 - Путник - орудие аджагар. Нужно пытать Аллена, - возразил я. - Пусть твой отец давит на все рычаги. Требует объяснений. Если кому-то и удастся выжать из Аллена сведения, то только ему.

 И вот стоило нам отказаться от мысли завалить Путника вопросами, он, по обычаю, вырос из-под земли прямо посреди коридора.

 - Пора требовать с тебя визу, - съязвил Сэл в совершенно не свойственной ему манере.

 - Попробуй, - огрызнулся куратор. - Но, учти, только я могу посоветовать, как спасти ваших единственных.

 Я оцепенел - ноги, словно приклеились к полу, в голове застучали молоточки.

 Сердца подпрыгнули, будто надеясь выскочить из груди.

 Сэл побледнел, осунулся.

 - Да-да, - поучительно выпалил Путник. - Они все еще под...

 Он повернул голову, нахмурился. Неужто прислушивался? К чему?

 В коридорах замках едва шуршали далекие шаги прислуги. Несколько дверей захлопнулись до гулкого щелчка. Ветер присвистнул, пробиваясь между ставнями и стих - смешался с теплым воздухом жилых

комнат.

 Путник резко мотнул головой и побежал туда, откуда мы только что пришли.

 Я нагнал его в ногу с Сэлом, уже недалеко от покоев девушек и едва не ахнул.

 Из-за их неплотно закрытой двери раздавался шум борьбы.

 Не помню, как преодолел расстояние до комнат. Не помню, как отбросил дверь и как ворвался внутрь.

 Громкий удар ручки о стену заглушил гонг пульса в моих ушах.

 Десять фанатиков аджагар - я узнал в них самых ярых вандалов на балу в честь полукровок - окружили Даритту.

 Дыра в окне - коряво выплавленная восьмерка - красноречиво говорила о том, как они тут очутились.

 Те же приемы, те же мерзавцы! Зря гадов не убили! Подержали в тюрьме сто лет и выпустили. Задушил бы того унга-судью, что принял такой вердикт.

 Двести лет прошло, а охрана все еще облетает замок на шарах-мобилях всего лишь раз в час. И также часто мониторит видео с джойсов слежения.

 И то без толку.

 Столетья тишины притупили воспоминания о варварстве фанатиков. Спокойная жизнь верианских аристократов излечила настороженность.

 Фанатики снова дали понять - насколько уязвимы короли в их небесных жилищах.

 С расширившимися от испуга глазами Даритта оглядывалась, понимая, что из плотного кольца верианских верзил ей не вырваться.

 Изелейна швыряла в мерзавцев все, что попадалось под руку. Стулья, коробки, мелкие вещи. Фанатики вертко уклонялись - в тренированности им не откажешь. Пятеро бросились к единственной.

 В другой раз я бы залюбовался ей. Глаза пылают, суровое лицо, под стать амазонкам, потрясает точеной изящностью черт.

 Изелейна двигалась так ловко, что умудрилась перемахнуть через высокую кровать, оставив ее между собой и фанатиками. Не останавливаясь, забаррикадировала себя тремя стульями. И как ухитрилась

свалить их мебельной горой за какие-то секунды? С такой девушкой шутки плохи.

 Я кивнул Сэлу, бросился между фанатиками и единственной.

 - Ненавижу ваши культы! - просопел Путник, хватая за руки двоих из тех, что держали Даритту.

 Он не отдернул, оторвал кисти мерзавцев от девушки. Толкнул фанатиков друг на друга. Тупой лобовой удар - и оба бухнулись на пол мешками с мусором.

 Тем временем, я пытался оградить Изелейну от пятерых фанатиков.

 Подсел в полушпагате, прошелся ударом по ногам. Трое упали, двое лихо подскочили, обогнули меня, и рванули к девушке.

 Я обернулся, схватил одного за шкирку, другого - за куртку, приподнял и швырнул на троих замешкавшихся.

 Они плюхнулись на кровать. Матрас сварливо затрещал - на пять увесистых верианских тел его не рассчитывали.

 В последние столетья я участвовал лишь в искандских турнирах эн-бо, здорово растеряв квалификацию. Поэтому на некогда выверенные до миллиметра приемы не надеялся. Зато силы во мне прибыло. Я

бегал, поднимал тяжести, занимался на тренажерах с имитацией подъема в гору, спуска в яму, растягивался. Проходил километры вокруг замка. Долгие тренировки очищали голову. Движение и мышечная боль,

что догоняла к вечеру, хоть немного перебивали неизлечимую тоску.

 Вместо того, чтобы скрутить фанатиков каким-нибудь любимым захватом, я присел, толкнул их ногами вверх, и пятерка кубарем покатилась по полу.

 Путник ногой задержал пару мерзавцев. Я кинулся еще на двоих, придавив телом и выкрутив руки. Они вздумали оголтело пинаться. Но я и это пресек - чуть подпрыгнул, захватив обоих ногами. Так на

приеме в честь полукровок обездвижил фанатиков Рэм.

 К этому моменту Сэл и Путник справились с оставшимися. Нонкс повалил двоих, обезвредил моим любимейшим приемом. Сзади поддернул руки фанатиков вверх и поднял их в воздух. Те попытались сучить

ногами, но быстро оставили глупую затею. Любой неосторожный рывок - и плечи обоих выскочили бы из суставных сумок.

 Путник все еще держал ногой фанатика, наступив на горло. Еще двоих поднял за шею на вытянутых руках. Наверняка, вначале они дико бились и дергались. Но сейчас присмирели, в паническом страхе

задохнуться.

 Остальные фанатики без сознания, мешками с мусором валялись на полу.

 Но победа была лишь началом.

 Мы не могли пошевелиться. Одно неловкое движение - и кто-то из мерзавцев на свободе. Что же делать?

 Взгляд Сэла бегал по стене - там, где был встроен джойс для вызова слуг.

 Все понимали, что сами они не придут. В огромном замке шум борьбы гаснет как удар лодочного весла в море.

 Пока наша странная команда растерянно озиралась, подоспела Изелейна.

 Потрясающе! Насколько походила она на Милену и как отличалась.

 Королева Нийлансы робела, сторонилась, если мужчины дрались. Изелейна держалась рядом, готовая помочь, но не болталась под ногами.

 Единственная выпрямилась, что-то скомандовала Даритте. Та сжалась в углу комнаты, и с ужасом следила за происходящим.

 Оклик Изелейны подействовал на нее волшебно - айшара энергично вскочила, кинулась в соседнюю комнату. Будто робот, которому поменяли батарейки. Не прошло и минуты, а девушки вовсю вязали фанатиков

разорванным постельным бельем. Вскорости мы освободились, и добавили к цветастым синим коконам собственные ремни.

 Верианской знати полагалось носить их, хотя шаровары держались на резинках, а туники сидели, как вторая кожа.

 Декоративные предметы одежды не раз выручали нас, как сейчас.

 Использовали их для чего придется. Чтобы спуститься в ущелье или забраться на дерево - спасти незадачливых друзей-планеристов. Чтобы связать врага или преступника - раньше такое случалось редко.

11
{"b":"551656","o":1}