ЛитМир - Электронная Библиотека

Но с появлением на Миориллии десяток полукровок, фанатики все чаще выходили за рамки.

 Да много еще для чего.

 Фанатики были скручены почище земных египетских мумий - хоть неси в музей.

 Все выдохнули, когда поняли, что мерзавцы не способны и пальцем пошевелить.

 Сэл смахнул со лба пот напряжения и пошел к встроенному в стену джойсу.

 Я обернулся к Изелейне. Как же она преобразилась!

 До предела вытянула спину, уверенно развела плечи, гордо вскинула голову.

 Миндалевидные глаза - точь-в-точь как у Милены - сияли пылом борьбы.

 Янтарные пряди разметались по плечам, словно жидкая смола обтекала лицо.

 На светлой коже проступил розоватый румянец. Едва заметный, но очаровательно-здоровый.

 Соблазнительная фигура в напряжении казалась еще более подтянутой, точеной.

 Не мудрено, что эта скромная с виду девушка бесстрашно бросилась за подругой в неизвестность.

 У меня резко схватило внизу живота.

 Прежде такого не случалось. Тугим узлом свело мышцы возле лобка - мгновенно, неожиданно. Казалось, туда вылили расплавленный металл.

 Привычный к ощущениям взросления, после встречи с Миленой, я задрожал от боли.

 Вот она, новая причина, почему у верианцев лишь одна единственная. Тело, однажды навострившись готовиться к слиянию с женщиной, менялось стремительно, принося дикие муки.

 Двадцатка слуг вывели меня из оцепенения.

 Изелейна нервно улыбнулась - губы вздрагивали. Мой подогретый красотой единственной вид слегка ошарашил ее. Плохо.

 Сэл замер у "дырявого" окна, глазея на Даритту, наверное, так же, как и я непроизвольно "пуская слюни". Полукровки встревоженно сошлись в центре комнаты, косясь то на нас, то на Путника.

 Куратор грузно плюхнулся на кровать и что-то пробормотал в их сторону.

 Даритта ахнула, Изелейна пораженно подняла брови. Какая из новостей, что должны свалиться на головы полукровок, так обескуражила их, разочаровала? Многое бы отдал, чтобы понять, хотя бы в общих

чертах. Нонкс бросал на меня беспокойные взгляды - разделял страхи.

 Куратор не разменивался на наши с Сэлом переживания.

 Даритта приоткрыла рот, но Изелейна опередила ее. Судя по интонации, это был вопрос.

 Путник решительно мотнул головой, ответил что-то резкое, безапелляционное. Даритта пожала плечами, с какой-то обреченной усталостью, Изелейна вздохнула и кивнула.

 Внутри меня нарастала тревога - до холода в желудке, до сведенной спины. Что они обсуждали? Как избавиться от нас с Сэлом? Куда переехать из Нийлансы, подальше от сумасшедших верианских принцев?

 Путник разразился длинной речью. Даритта внимала, приоткрыв рот, Изелейна окаменела. Только грудь все чаще вздымалась, как волны в шторм.

 Полукровки то и дело метали в меня с Сэлом растерянные взгляды - куратор явно упоминал нас в монологе.

 Закончил он наверняка вопросом. Интонация и голос взвились, фраза оборвалась на высокой ноте.

 Девушки помедлили. Изелейна бросила на меня странный, смущенный взгляд из-под опущенных ресниц. Даритта же, напротив, внимательно изучала Сэла - с ног до головы, словно впервые его видела.

 Я понял, что не дышу, сердца, казалось, взяли паузу между ударами.

 Да что происходит-то?

 Сэл, как и я, встревожился не на шутку.

 Потемнело, осунулось лицо, сжимались и разжимались кулаки, взгляд метался по комнате - от полукровок ко мне и Путнику.

 Куратор повторил неведомую фразу.

 Девушки выждали паузу, прошлись взглядом по нам с Сэлом еще раз. Мои сердца больно екнули и опустились куда-то вниз.

 Путник не сводил глаз с Даритты и Изелейны. Полукровки послушно закивали.

 Куратор обернулся ко мне - без предупреждения, ни с того, ни с сего распорядился, как главнокомандующий на плацу.

 - Мейлордин, вам с Сэллиомнером придется разместиться в комнатах рядом с девушками. Только так мы сможем более-менее успокоиться на счет нападения на них энерготварей.

 Даритта уронила голову и смотрела на Нонкса исподлобья. Он растерянно приоткрыл рот, теребя руками шаровары - нервничал, не понимал ее реакции. Как и я не понимал реакции Изелейны. Единственная то

отводила глаза, то смотрела пронзительно, словно видела насквозь.

 ...

 (Рэм)

 Стоит отлучиться из дворца на несколько дней, и все рушится.

 Так говорил мой отец. Айстрайнен нечасто покидал родовое гнездо и еще реже - страну. Мало путешествовал по Галактике, почти не видел иных миров.

 "Исколесив" едва ли не все обитаемые планеты содружества, я, как никто, наверное, понимал - сколько потерял отец.

 Смелые фантазии блекли по сравнению с реалиями чужой природы. Растениями, какие и во сне не приснятся, животными, которым самое место в фантастических книгах и фильмах. Я смаковал диковинки других

миров, как наслаждается гурман тончайшими вкусами иноземных блюд. И возвращался на родину, полюбив ее еще сильнее.

 Сегодня я слишком хорошо понял, почему отец добровольно лишил себя инопланетных чудес, фактически заточив себя на Миориллии.

 Милена покормила Ламилльера и уснула вместе с малышом. Я переложил сына в кроватку, укутал жену одеялом и присел, наблюдая, как они мирно посапывают.

 Мягкое тепло обволакивало коконом безмятежности. Улыбка не сходила с губ. Я позволил ей растянуться "до ушей", оголить зубы - неприлично для короля, принца, но простительно отцу счастливого

семейства.

 - Ваше величество? - в тишине палаты сдавленный шепот прозвучал как гром среди ясного неба. Я обернулся так резко, что шея заныла.

 В щелку приоткрытой двери заглядывал Бис. Бывший сопровождающий нашей межпланетной делегации, теперешний советник короля дышал часто и взволнованно.

 Я редко видел на его лице такое выражение - суровое, растерянное, встревоженное. Что могло стрястись за два дня моего отсутствия? Не на другой же конец Галактики улетел! Да и отец остался на

правах регента.

 Я встал, осторожно проскользнул между стулом и постелью Милены, на цыпочках вышел из палаты.

 - Что такое? - не сдержав раздражения, зашипел на Биса.

 - Простите, - советник приложил руку к груди, формальным приветствием смягчая мое недовольство. - У нас такой кавардак, - он беспомощно пожал плечами и кивнул в коридор.

 Бис заботливо отошел подальше от палаты Милены, и негромко затараторил, почти не тратя время на глотки воздуха:

 - К нам из другой Вселенной случайно свалились две полукровки. Вашему отцу пришлось решать их судьбу. Путник сообщил, что девушек нельзя отправить назад раньше чем, через два года - они умрут при

переходе. Айстрайнен разместил их во дворце. Оказалось, что одна из девушек... единственная для Сэла... а другая... другая... единственная для Мея.

 - А он-то что делал у нас в замке? - воскликнул я чересчур громко, одернул себя и понизил голос. - Как оказался у нас Мей? Разве могут быть у верианца две единственные?

 Сведения не укладывались в голове.

 Я напоминал себе владельца бумажных стопок, что легкомысленно оставил их на столе в ураган. Свирепый ветер прорвался в окно, мечет листки по комнате, а хозяин прыгает следом.

 Старательно ловит один листок за другим, но они ускользают прямо из-под носа. Также и я никак не мог свести новости воедино, разложить по полочкам.

 Полукровки перешагнули грань между Вселенными... Как это возможно? Все, что я знал из копилки сведений аджагар, говорило, что такое случается не чаще раза в несколько тысяч лет. И вдруг - сразу

двое, в один день!

 Единственная Сэла из чужой Вселенной! Как это отразится на нашем мире? Мей? Он должен был столкнуться, встретиться с девушкой, чтобы вновь найти пару... Вновь? Еще ни один верианец не получил

второго шанса, если единственная отвергала его!

 Я завис, напоминая себе джойс, куда залили слишком много новых данных разом. "Шестеренки" умной машины со скрипом раскладывали по полочкам цветные картинки, видео, книги, звуковые записи.

12
{"b":"551656","o":1}