ЛитМир - Электронная Библиотека

 Меня не выпроводили из Хоссела под фанфары победы над предателем. Зато отец ехал сюда с сопровождающими. Мы с Сэлом отбили полукровок, спасли от нападения, похищения. Но заработали опасного врага

в лице крупнейшей верианской страны.

 То ли еще будет.

 Я никогда не причислял себя к пессимистам. Скорее к реалистам, без дурных привычек смягчать действительность позитивным настроем.

 Но кожей ощущал - все самое худшее - еще впереди.

 И стоит воспользоваться передышкой, чтобы с новыми силами встретить очередные неприятности.

Глава  6

 (Путник)

 Я наткнулся на сеть энергопаразитов почти сразу же. Аллен переоценил Дейтона. Семимерный полукровка, единственный в своем роде, отвечал за порталы, за сообщение Вселенных, за грань между ними.

Справлялся он неплохо. Помощи не ждал, действовал быстро и эффективно. Вот только сейчас его противниками были десятки существ, истинных способностей которых не знал даже Аллен.

 Я попробовал уничтожить несколько порталов. Так, как частенько закрывал те, что создавали полукровки. Пространственные коридоры схлопывались почти всегда. Создал, воспользовался - и нет портала.

Но порой они почему-то оставались невредимыми. Или сохранялись мизерные, едва различимые зазоры в ткани пространства. Я следил за ними, уничтожал, по мере необходимости.

 Сети энергопаразитов выглядели странновато, и походили на недоделанные порталы. Я не сразу уловил - в чем же фишка. Лишь спустя несколько мгновений дошло - ведь именно так и ловят они жертву.

Полукровки почти не видят разницы между истончением материи и вот таким вот ее "подкопом". Создают рядом порталы - и - вуаля - они в ловушке.

 Меня даже передернуло. Надо срочно уничтожать паутину! Нельзя терять ни минуты!

 Не то полукровки посыплются в мир верианцев десятками - только расселять успевай. Может зеленая раса и обрадуется. Еще бы! Такой простор для поиска невероятной единственной! Фанатики будут

хороводы водить, отплясывать ритуальные танцы.

 Но вот вселенское равновесие уж точно "огорчится". Да и как уследить за всеми жертвами энерготварей? Как уберечь от истощения присосками? Немыслимо.

 Я связался с Дейтоном и вызвал его для работы над ошибками древних ящеров. Века утекают сквозь пальцы, а у нас ничего не меняется. Промахи аджагар исправляют другие.

 ...

 (Мей)

 Не верилось мне, что сегодняшнему длинному дню наступит конец. Но он наступил. Мы с Сэлом обсудили незавидное положение Исканды и Нийлансы в свете новых фактов о побитом наследнике Ямэссурского

трона. Слуга забежал еще раз, сообщил, что отец прибудет завтра днем, а Рэммильер с Миленой - ближе к вечеру.

 Я очень тепло думал о ней, и даже о короле Нийлансы. Теперь они казались мне близкими родственниками. Рэм больше не разбивал мои надежды на счастье, не крал мою единственную. И я все сильнее

проникался к нему симпатией. Неожиданной, после столетий отчуждения. Близкая встреча с Миленой согревала изнутри, как известие о встрече с Меде или Силом.

 Слуга добавил, что нас с Сэлом и полукровками на совете ждут тоже. Нонкс отпустил его, и мы вновь остались одни.

 Обменялись несколькими словами о единственных, и я удалился к себе.

 Раскрывать Нонксу душу я был не готов. Для недавнего недруга он и так залез глубже некуда. Я хотел попытаться приятельствовать с Сэлом. Но не все вот так и сразу.

 Усталость валила с ног. Даже на еду и то сил не осталось. Хотя слуги накрыли мне поляну лучших верианских кушаний. Поморщившись от навязчивых запахов горячей стряпни, я плюхнулся на кровать, не

раздеваясь.

 Прикрыл глаза и только теперь, расслабив разгоряченное тело, в полной мере осознал случившееся. У меня снова есть единственная! Женщина, которой я готов отдать все, что имею. Ради которой вытерплю

все издевки отца, в присутствии Рэма, а то и остальных его братьев. Слышал, они снова отбыли в собственные провинции. Но - кто знает, возможно, в связи с тяжелым положением дел, король и их

призовет на подмогу.

 От мысли, что Изелейна еще не отвергла меня, и счастье снова маячит на горизонте, голова пошла кругом. Я запрыгал бы на месте, если бы остались силы.

 В каком-то странном предвкушении, возбуждении, я проворочался на кровати не меньше часа. Так подсчитал настенный джойс - столь любимый Нонксами предмет интерьера. Прибор засек мое заселение и раз

в несколько минут красные цифры верианского времени сменялись на синие. Они гласили как давно я уже тут. Дома джойсы в комнатах редкость.

 К середине второго часа утомленность взяла верх над воодушевлением. Я расслабился и провалился в сон.

 ...

 (Даритта)

 Непривычно раннее пробуждение вернуло меня в реальность.

 В полудреме я еще могла воображать, что придет мама, погладит по голове и ласково укорит:

 - Вставай, соня. На работу опоздаешь.

 Сколько лет я ее не увижу? Что мама подумает обо мне? Я держала аджагарские дела в секрете от родных и близких. Хорошо хоть с Изелейной всегда могла поделиться.

 На Родине нас объявят пропавшими без вести. Близкие с ума сойдут! Мама...

 На глаза навернулись слезы, я зарылась лицом в подушку и затряслась от рыданий.

 - Дара, - голос подруги звучал хрустальным перезвоном. Таким только петь. Она и пела, очень давно, в другой жизни. Изелейна старше меня... страшно подумать на четыреста лет! И все, что для меня

так близко, у нее позади. Родители, отчий дом, обшарпанный подъезд, куда ввозили на коляске, а потом припрыжку забегала следом за другой мелюзгой. Мы встретились на вылазке полукровок. И вдруг

обнаружили, что и живем-то в соседних дворах.

 Я бегала к ней в гости, поначалу воспринимая, как наставницу. Но вскоре стерлась наша возрастная пропасть, и Изелейна предстала передо мной равной. Женщиной, которая ищет любви, но боится потерять

ее, как уже не раз теряла. Полукровкой, которую тоже временами бесят аджагарские тайны, задания. Человеком с большой буквы.

 Однажды мама заболела. Отец бросил нас когда я еще была крохой, а бабушка с дедом умерли, не дожив до моего семнадцатилетия.

 Маме становилось все хуже, а денег на лекарства не хватало. Из больницы нас по-быстрому выписали. Кому нужны безнадежные нахлебники? Дорогие антибиотики от двусторонней, запущенной пневмонии

стоили целое состояние.

 Изелейна просто пришла и положила деньги на стол. Не успела я разразиться протестами, возмущенно потребовать забрать их назад, стукнула кулаком по столу.

 - Ты хочешь, чтобы мама жила?

 От этого простого, но ужасного вопроса я опешила. Как я могу не хотеть, чтобы мама жила? Она издевается?

 - Отвечай! - скомандовала Изелейна - даже Путник бы обзавидовался.

 - Д-да, - только и смогла выдавить я.

 - Тогда бери деньги и хватит ныть! Надо ставить капельницу!

 Она помогла мне побороть оцепенение в страхе перед худшим. Вызвала медбригаду, и врачи позаботились о маме. Она выжила, и сколько бы раз я не пыталась вернуть Изелейне долг, та лишь гневно

открещивалась.

 - Да хватит уже вспоминать о тех деньгах! Вот будет кто-то сильно нуждаться, ему и отдашь!

 Тогда, впервые за несколько лет, я снова увидела в Изелейне не подружку, спутницу шальных развлечений в чужих мирах, а наставницу. Мудрую и очень добрую.

 Вот и сейчас мы долго сидели, обнявшись, а рассвет за окнами разливал по чужой комнате свет чужого солнца. И, как ни странно, оно согревало, помогало проснуться и подготовиться ко всему, что нас

ждало. Что это будет? Мы и представить не могли...

 ...

 - Что ты думаешь о тех, зеленых? - бодро спросила я, после душа и расчесывания.

 Изелейна давно привела себя в порядок. Только вчерашняя, потная от беготни и нервозности одежда, не доставляла нам обеим приятных минут.

17
{"b":"551656","o":1}