ЛитМир - Электронная Библиотека

— А почему ты решил, что он лжет? — сердито спросила Джоан. — Если он и собирался сделать мне предложение, то что в этом плохого?

— Издеваешься? — Голос Пола звенел от возмущения. — О, это потрясающе! Я спасаю тебя от прожженного бабника, а ты еще негодуешь?

— Спасаешь меня? — Джоан закатила глаза. — О, ради Бога! Сколько раз тебе повторять: я сама могу позаботиться о себе. Я совершенно взрослая, самостоятельная женщина, которая вполне способна справиться с мужчиной, имеющим на уме нечто большее, чем дружеский поцелуй!

— Вот как? — В голосе Пола звучал сарказм. — Забавно. Я, кажется, припоминаю, как одна «самостоятельная женщина» пришла в полное смятение, обнаружив всего лишь, что целуется с парнем на диване. Могу даже в точности повторить ее слова о «долгом отсутствии физических контактов». — В его серых глазах сверкал металл. — Или это мне только послышалось?

Как это на него похоже — использовать против меня тот злосчастный эпизод, подумала Джоан, сжимая кулаки.

— У меня действительно было мало практики. А Сид… Возможно, это идеальный способ исправить положение.

— Черта с два! — прорычал Пол. — Джоан, что бы ты ни думала, ты не знаешь, во что ввязываешься. Ты пытаешься прыгнуть выше головы. Ты даже не знаешь этого парня!

— Очень хорошо знаю!

— Что, после двух недель? — Пол шагнул к ней, его глаза сверкали. — Ну-ка, расскажи мне. Какой у него любимый вид спорта? Любимый фильм? Любимое мороженое?

Джоан подошла к нему вплотную.

— Он не спортивный фанатик вроде тебя, но время от времени смотрит бейсбол. Его любимый фильм — «Римские каникулы», а любимое мороженое — то же, что и у тебя, ореховое с шоколадом.

Пол прищурился.

— Но ты вряд ли сможешь сказать мне, каков он в постели.

Джоан глотнула воздуха, сердце ее болезненно сжалось.

— Как ты смеешь!

— Конечно, здесь ты нас сравнить не можешь. — Пол холодно улыбнулся. — Может быть, я смогу дать тебе некоторое представление о том, что предпочитаю я. Чтобы знала, если Сид любит то же самое.

Прежде чем она успела пошевелиться, он запустил руки ей в волосы и притянул к себе ее голову.

Поцелуй был совсем не был похож на тот, теплый, мягкий, чувственный, которым они обменялись на его диване. Тот был сродни пламени камина, а этот — огненной лаве вулкана: горячий, пульсирующий, взрывной. Он накрыл ее губы своими и впился в них.

Это было неправильно. Поцелуй был продиктован злостью, страстью, потерей контроля. И все-таки он казался таким желанным!

Со сверхчеловеческим усилием Джоан оттолкнула Пола. Глотая ртом воздух, она зло уставилась на него.

— Да как ты смеешь?!

Он широко распахнул глаза. Ему тоже не хватает воздуха, отметила Джоан. В его глазах еще сверкало пламя, но при ее словах оно потускнело, словно на горящие угли плеснули холодной водой. Теперь в них было больше дыма, чем огня. Пол начинал приходить в себя.

Голос Джоан дрожал от сдерживаемого негодования.

— Никогда, никогда не смей хватать меня так и не пытайся наказать подобным образом только потому, что ощущаешь себя крутым мачо. — Она стиснула кулаки, ярость смешалась в ее душе со страстью. — Когда я целую кого-то, это диктуется не злостью, не раздражением или чем-то подобным. Это диктуется желанием, простым и чистым. Когда мужчина целует меня, он делает это потому, что хочет меня поцеловать. Ты понял?

Пол прерывисто втянул в себя воздух. Его взгляд был полон сожаления.

— Понял.

Она отрывисто кивнула.

— Хорошо.

Не говоря больше ни слова, она обвила руками его шею и притянула к себе.

Если Джоан думала, что сумеет контролировать ситуацию, то она ошибалась. У нее было смутное намерение что-то доказать Полу, но теперь было ясно одно: она нуждается в его губах, его руках… в нем самом.

Несколько мгновений он оставался неподвижным, словно окаменев от потрясения, а затем обхватил Джоан, стиснув ее ягодицы. Буквально вжавшись в нее, он жадно впился в ее губы. Она приоткрыла их, желая большего. Язык Пола обжег их, а затем скользнул ей в рот и сплелся с ее языком. Пламя охватило Джоан. Она ни о чем не думала. Не могла думать. Она могла только желать — и действовать.

Он подтолкнул ее к столу, на котором разбирали белье, и, приподняв, посадил на него. Джоан сжала его плечи и слегка раздвинула ноги, чтобы он встал между ними. Его руки любовно гладили ей спину. Подушечки пальцев словно оставляли жгучий след на коже, еще больше разжигая в ней страсть.

— Джоан, — прерывисто выдохнул Пол ей в шею, покрывая поцелуями ключицы, плечи. Она выгнулась, чтобы прижаться к нему грудью. Ногами обхватила его талию. Он подался вперед, и Джоан задохнулась.

— Пол, — прошептала она, снова направляя его к своим губам. Поцелуй был долгим, томительным, медленным, движение их языков напоминало им то единение, к которому оба стремились.

— Пол, Джоан! Вы здесь?

Джоан задохнулась, на этот раз не от удовольствия, и подумала, что ненароком проглотила свой язык. А может быть, язык Пола. С трудом оторвавшись друг от друга, оба стояли, тяжело дыша, как боксеры на ринге.

Лиза с любопытством смотрела на них сверху вниз.

— С вами все в порядке? Что здесь происходит?

— Мы поднимемся через минуту, — сказал Пол. Его голос звучал хрипло, и, отвечая, он даже не повернулся к лестнице.

— Ну что ж, когда соберетесь, захватите с собой ящик пива, ладно? — попросила Лиза и закрыла за собой дверь.

Глаза Джоан, смотревшие на Пола, снова вспыхнули.

— Думаю, нужно позаботиться о том, чтобы нас больше не прерывали.

— Джоан, это безумие, — сказал он, снова приблизившись. Пол продолжал говорить, мешая слова с поцелуями. — Если Лиза вернется, как ты собираешься объяснять ей, чем мы тут занимаемся?

— Ну, например, так: «Лиза, не могла бы ты зайти, когда мы закончим заниматься сексом на твоем столе для разборки белья?»

Она рассмеялась и почувствовала, как краснеет, когда до нее вдруг дошло, что именно этим они и занялись бы, если бы им не помешали. И тут же последовала еще одна мысль: ну и пусть! Она с жаром поцеловала Пола.

Он попятился, и его отступление остановили только перила лестницы.

— Джоан, я не могу этого сделать.

Отказ обжег Джоан.

— Конечно, не можешь, — сказала она, и часто заморгала, когда он снова склонился и начал целовать ее.

— Это просто глупо, — произнес Пол, целуя ее в шею, отчего у Джоан перехватило дыхание. — Мы всего лишь друзья, и… — он скользнул губами по ее губам, — оба знаем, что это ни к чему не приведет. Верно?

— Конечно, — ответила она, возвращая поцелуй. — Что бы ты ни говорил, я со всем согласна.

— Если мы объединим усилия, я уверен, нам удастся забыть обо всем, что случилось. — Он прижал Джоан к себе, откинул назад ее голову и завладел ее ртом.

Некоторое время она не могла ответить, а потом, восстановив дыхание, наконец сказала, даже не понимая, с чем соглашается:

— Конечно.

Пол быстро отпрянул, затем отошел в дальний конец прачечной.

— Ладно. Я сумею с этим справиться. — Он сделал глубокий вдох, закрыл глаза и подождал несколько секунд. — Не связывайся со мной, Джоан. Я знаю, что у вас с Сидом что-то происходит, и понимаю, что не следует вмешиваться, но я ничего не могу с собой поделать. Клянусь, если ты дашь мне несколько дней… нет, хотя бы неделю, я сумею избавиться от наваждения. Хорошо?

— Пол, о чем ты говоришь?

— Ты мой самый лучший друг, — сказал он, снова бросаясь к Джоан и покрывая беглыми поцелуями ее уже опухшие губы. — Пожалуйста, ради нашего общего блага, держись от меня как можно дальше! — С этими словами он взлетел по лестнице так, словно за ним гнались демоны.

Пытаясь остудить лицо ладонями, Джоан прижала их к щекам и прислонилась к столу. То, что произошло… Нет, это просто невероятно!

Пол хочет ее! Дело не в том, что она — не его тип. Дело не в том, что Пол видит в ней только друга. Это он уверен, что она не увлечена им. Это он полагает, что она видит в нем только приятеля!

25
{"b":"551677","o":1}