ЛитМир - Электронная Библиотека

Заклинание, которое, как было известно Арвину, не возымеет никакого действия на Нанет.

Заслышав шипение, та повернулась в сторону Кэррелл.

– Нанет, – прошипела змея. – У меня есть срочное послание для Сибил от сстаара Се’Сехен. Где она?

Глаза Нанет сузились. Одну руку она держала за спиной, и начала ею делать сложный знак, который мог означать начало некоего заклинания. Кэррелл, думая, что Нанет находится под действием чар, ничего не заметила. Вот-вот она примет удар заклинания, которое незаметно для неё плела Нанет.

Время для блефа кончилось.

Арвин прыгнул вперёд, одной рукой хватая повитуху за кисть, а другой зажимая ей рот. Но та умудрилась повернуть голову в сторону и выпалить волшебное слово. Арвина тряхнуло током и отбросило назад. Он тяжело упал на пол, ловя ртом воздух. Сердце бешено колотилось.

Нанет отвернулась, не обращая на него внимания.

– Скажи мне своё послание, и я передам его.

– Моё послание предназначено для Сибил, – ответила Кэррелл, покачивая головой из стороны в сторону. – Где она?

Арвин уже понял, что попытка южанки выудить информацию из Нанет обречена на провал. Находись повитуха под действием чар, она бы не обратила внимания на то, как подозрительно совпало прибытие посланника из Ташалара, спрашивавшего о том же, о чем и «шпион лорда Вианара». Без действия чар всё, что говорила Кэррелл, смахивало на откровенное вранье. Нанет забавлялась с ней, намереваясь выиграть время для заклинания. Она снова заложила руку за спину и принялась плести пальцами сложные жесты.

Арвин заставил себя приподняться и метнул кинжал. Лезвие крутанулось в воздухе и ударило Нанет в спину. Но вместо того, чтобы вонзиться в плоть, оружие не причинило женщине никакого вреда и упало на пол, отраженное магией. Повитуха повернулась и направила на псиона палец.

Кэррелл резко зашипела и вонзила зубы в плечо Нанет.

Глаза повитухи расширились. Она отпрянула, зажимая рукой укушенное место. Пролаяв пару волшебных слов, она исчезла.

Арвин поднялся на ноги.

Кэррелл упала с потолка, обретая человеческую форму, и изящно встала. Несмотря на напряженность момента, от вида обнаженной южанки у него перехватило дыхание. Однако резкие слова вернули псиона на землю.

– Зачем ты это сделал? Ещё немного, и она бы сказала где Сибил.

– Не сказала бы. Твои чары не сработали. Нанет защищена от заклинаний, воздействующих на разум. Она знала, что ты лжешь, и собиралась применить заклинание. Боюсь, оно могло быть смертельным.

Взгляд Кэррелл смягчился.

– Я боялась… за тебя.

– Знаю, – ответил Арвин, касаясь её щеки. – Вряд ли Нанет собиралась сделать нам приятно своим колдовством. Но зато нам теперь не нужно о ней беспокоиться. Яд юань-ти… очень сильный, так ведь?

– Мой укус не ядовит.

– Хм, – нахмурился Арвин. – Ладно, надо уходить отсюда. Как только Нанет поймёт, что укус не ядовит, она вернётся сюда. Но вряд ли чтобы сказать нам спасибо.

Псион выглянул из-за двери. Сатиры, не осмелившись нарушить приказ Нанет, ждали снаружи. Вид их был взволнованным. Они переговаривались вполголоса и зыркали на хижину.

Арвин знаком велел женщине подойти к двери.

– У тебя есть все магические способности юань-ти?

Та кивнула.

– Надо выбираться отсюда, – продолжил молодой человек. Он указал на свой рюкзак, который лежал на земле возле сатиров. – Если ты вызовешь магическую тьму снаружи хижины, я смогу забрать рюкзак и по ближайшему туннелю буду пробираться к выходу. А ты тем временем применишь магический страх на сатиров; надеюсь, я буду уже снаружи, пока они наберутся храбрости следовать за мной. Как только заклинание подействует, перевоплощайся в змею и выбирайся тоже. Встретимся там, где оставили Кологрива, а дальше придумаем способ найти Сибил. Согласна?

– Да, – сказала Кэррелл и одарила псиона поцелуем. – Удачи.

– Спасибо, – ответил тот улыбаясь. Губы покалывало в том месте, куда она поцеловала. Сжав кинжал, мужчина приготовился к действию, высчитывая количество шагов, которые понадобится сделать, чтобы добраться до рюкзака. – Давай.

Как только тьма окутала площадку возле хижины, Арвин откинул полог жилища и, пригнувшись, кинулся в сторону, где лежал рюкзак. Слева раздалось треньканье тетивы, и тут же над головой просвистела стрела. Сатиры кричали друг на друга, сбитые с толку. Затем Кэррелл наложила второй заклинание, и крики прекратились в испуганное блеяние. Арвин на бегу нащупал рюкзак и перекинул его через плечо, надеясь, что содержимое не высыплется на землю. Затем он достиг края черной завесы и оказался на дневном свете. Заросли ежевики были в десяти шагах. Туннель, через который его притащили сюда сатиры, зиял слева. Он кинулся туда, нырнул внутрь и пополз дальше. За спиной раздалось двойное треньканье тетивы; по меньшей мере, один из сатиров оправился от воздействия магического страха. Хоть выстрелы и были сделаны вслепую в кромешной тьме, всё же прошли в неприятной близости от псиона. Одна вонзилась в ежевичный ствол близко над головой.

Арвин торопливо пробирался вперёд по собственным следам, стараясь не выпустить рюкзак. Всё это время он молился, чтобы сатиры не догадались, в каком направлении он скрылся и надеялся, что в ежевичном лабиринте нет более короткой тропы на выход. Магический страх отступил; Арвин слышал, как сатиры ругаются друг с другом на прогалине.

Однако Тимора, видимо, была на его стороне; сатиры не догнали его. Вскоре он увидел Кологрива сквозь густые колючие заросли. Уши кентавра дернулись; заметив Арвина, он удовлетворенно заржал. Арвин выбрался из зарослей, поднялся на ноги и с облегчением увидел Кэррелл, выползающую за ним по следу. Когда она приняла человеческий облик, псион повернулся к Кологриву.

– Надо быстро уходить отсюда. За нами гонится целая стая разгневанных сатиров. Повезёшь нас?

– Я бы с радостью, – ответил Кологрив и нервно оглядел лес вокруг. – Но есть проблема. Волки до сих пор дожидаются своего мяса.

Арвин повернулся к лесу и увидел серых хищников. Они сидели и ждали, но когда Белая Морда поднялась на лапы, остальные последовали её примеру. Высунув языки, они неотрывно уставились на Арвина и Кэррелл. Белая Морда рыкнула – но даже без всякого перевода Арвин всё понял: волки были голодны.

Тем временем, крики сатиров приближались. Козлоподобные существа могли выбежать из зарослей в любой момент.

 Арвин оглянулся на Кэррелл.

– Применишь магический страх? – спросил он.

Та покачала головой.

– Нет, надо выждать время.

Из зарослей вылетела стрела, едва не угодив в Арвина.

– Может тогда тьму?

– Не сейчас. Но я знаю одно заклинание, которое может помочь.

Повернувшись к ежевичным зарослям, она сделала жест. Пальцы выписали в воздухе сложный узор, и лоза зашевелилась, закрыв туннель, как будто его никогда не существовало. Запертые в колючей ловушке сатиры сердито заблеяли.

Кэррелл активировала второе заклинание, и луки существ завязались в узлы. Теперь стрелы из зарослей не вылетали.

– Одной проблема меньше, – сказал Арвин. Однако волки продолжали подкрадываться к троим спутникам. Свою смелость они подпитывали угрожающим рычанием. Вот-вот они готовы были напасть.

Арвин оглядел деревья. С Кэррелл они могли бы без труда забраться наверх, но только не Кологрив. Кентавр резко дернул ушами.

– Надо бежать!

– Нет, – выпалил Арвин. – Этого они и ждут.

Псион ещё раз оглядел опутанных ежевичной лозой сатиров и обратился к Кэррелл.

– Скажи волкам, что мы принесли им обещанное мясо: сатиров. Когда твоё заклинание перестанет действовать, волки нападут на них. У них будет мяса вдоволь.

Кэррелл кивнула и пролаяла, обращаясь к Белой Морде. Волчица что-то рыкнула своей стае, повернулась к Кэррелл и что-то проскулила, видимо что-то спрашивая. Кэррелл ответила.

– Я сказала, что испортила луки сатиров, но волчица всё ещё боится. Сатиры свирепые бойцы, даже когда безоружны.

46
{"b":"551701","o":1}