ЛитМир - Электронная Библиотека

Его пальцы впивались в её бедра, не давая сдвинуться с места.

— Это всё из-за простыней? — поддразнила она его. — Ты боишься остаться голым на них.

Он рассмеялся.

— Я бы с удовольствием оказался голым на мешковине или песчаном пляже, только если ты будешь голая и рядом со мной.

Тепло затопило её, но она сказала себе, что это лишь физическое желание. Это было не так, и даже несмотря на смех, который она видела в его глазах, она знала, что он понимает это. И пусть она не желала этого признавать, она чувствовала тоже, что и он.

— Еще один поцелуй, — сказала Лидия, — а затем мы отправимся в постель.

Он подтянул её повыше, давая возможность ощутить внушительную эрекцию.

— А мне нравится этот стул. Да и диван недалеко.

— Ничего не имею против дивана, но не хочу, чтобы мне оторвали какую-то часть тела, только потому, что Оскар примет ее за игрушку.

— Оскар, — прошипел он, оглядываясь вокруг. — Чёртов кот. Куда он делся?

— Он прячется и ждёт, пока ты снимешь штаны, чтобы наброситься на тебя.

Он улыбнулся ей, качая головой.

— Грубая ткань или песок, попадающий в задницу, не остановит меня, я готов рискнуть ради тебя. Кастрация когтями кота? По-моему, у всего есть предел.

— Ещё один поцелуй, — сказала она, перед тем, как прикоснуться к его губам.

Она целовала его, пока пульсирующая боль между ног не стала слишком интенсивной, заставив её сжать ноги. Эйден поймал зубами ей нижнюю губу, покусывая её так, что у неё перехватило дыхание. Его руки крепко держали её бёдра, двигая их вверх-вниз по напряжённому члену.

— Нужно снять эти джинсы, — прошептала Лидия около его губ.

— Не забудь закрыть дверь.

Спустя пару минут, дверь её спальни была закрыта, а сама она лежала голой на тех самых колючих простынях. Эйден разделся в рекордно короткое время и натянул презерватив, нависнув над её трепещущим телом. Приподнявшись на локте, он убрал несколько прядей её волос за ухо.

Лидия провела ладонью по его гладкой и жесткой груди. Независимо от того, как часто она касалась его тела, ей всегда не терпелось не торопясь изучать его снова и снова. Она знала, что в части у них, должно быть, стоят тренажёры, но его телосложение выглядело так, словно он постоянно выполнял какую-то физическую работу, и она любила скользить руками по его телу.

— Такое выражение лица появляется на твоём лице, когда ты так делаешь, — сказал он. — Трудно описать, но это заставляет меня чувствовать себя самым горячим парнем на планете.

— Мне нравится трогать тебя.

Когда он схватил её колени и резко раздвинул ноги, она глубоко вздохнула, томясь в сладком предвкушении. Но затем он скользнул в неё с раздражающей медлительностью, очевидно, желая немного помучить её. Каждый раз, когда она пыталась поднять бёдра вверх, он резко подавался назад. По его сжатой челюсти она понимала, что мучается не только она.

— Ты куда-то спешишь? — поддразнил он её, но всё же его хриплый голос показывал, насколько ему было тяжело.

Она схватила его за задницу и впилась в неё ногтями, вынуждая его двигаться быстрее, но он отнюдь не желал торопиться.

— Нет, я не спешу, — сказала она, меняя тактику.

Она положила руки под голову и приняла расслабленную позу.

— Не торопись.

Он посмотрел вниз и улыбнулся.

— Так твоя грудь выглядит просто потрясающе.

Это заставило её рассмеяться.

— Буду иметь в виду, если вдруг решу сделать обнажённые фото.

— Нет, — выражение его лица мгновенно стало жёстким, и она вернула руки на его тело, прежде чем погладить по спине. — Я не хочу, чтобы кто-то ещё видел тебя обнажённой.

Эйден настолько глубоко врезался в неё, что она практически сразу кончила. Она закричала, но он закрыл ей рот. Мышцы его спины перекатывались под её ладонями, пока он медленно трахал её, глубоко входя в неё и также резко отстраняясь. Когда она простонала его имя, пребывая на грани оргазма, он ускорился.

— Кончи для меня, — приказал он хриплым голосом.

И она подчинилась. Её мышцы сжались, затягивая его внутрь и не выпуская, и они оба задыхались от нахлынувшего удовольствия.

Через минуту он перевернулся на бок и поцеловал её в плечо. Затем Эйден направился в ванную, а Лидия перекатилась на живот, полностью вытянувшись. Она не могла не вспомнить его собственнический взгляд, когда она пошутила насчёт тех фотографий и улыбнулась.

— Такая улыбка порадует эго любого мужчины, — сказал Эйден, скользнув обратно в постель.

Он вытащил одеяло и накрыл их, расположив свою руку на её спине.

— Не думаю, что твоё эго нуждается во встряске, — сказала она, а затем захихикала, когда он шлёпнул её по попке.

Потом она перевернулась на бок, перекинув через него ногу, не переставая улыбаться. Было невероятно приятно вот так просто валяться рядом друг с другом, не думая абсолютно ни о чём. Но всё же в душе возникло чувство досады.

Завтра они вернутся в Бостон, но сейчас думать об этом просто не хотелось, так что она прижалась к его тёплому телу, чувствуя дыхание на своих волосах.

Глава 15.

Высадив Лидию у дома сестры, Эйден быстренько заскочил к себе домой и направился на ежемесячный семейный ужин. Остальные члены семьи собирались каждое воскресенье, но Эйден смог убедить мать в том, что он может приезжать к ним лишь раз в месяц из-за своей работы.

Во время футбольного сезона, некоторые матчи проходили в воскресенье, так что ему удавалось не приезжать домой 6 недель, а то и 8, несмотря на то, что он должен был бывать там раз в месяц.

К сожалению, когда он вошёл в дом, все уже сидели за столом, правда еды на тарелках ещё не было. Его отец сидел в центре стола, а Брайан сидел слева от него, оба были в черных рубашках с галстуками. Жена Брайана, Дебора, сидела рядом с мужем, выглядя не слишком счастливой от пребывания в этом доме. Сестра Эйдена, Сара, сидела справа от отца, а мама расположилась у края. Пустой стул между Сарой и мамой предназначался для него.

— Извините, что опоздал, — сказал он, наклоняясь, чтобы поцеловать мать в щёку.

Она сморщилась.

— Ты пахнешь дымом. И рубашка немного испачкана. Это что грязь?

Эйден посмотрел на нижнюю часть рукава и увидел маленькое пятнышко.

— Я остановился, чтобы помочь женщине с автомобилем, и, видимо, испачкался. Пойду застираю.

— И не надо закатывать рукава, пока ты здесь, — сказала его мать.

— Честно говоря, Эйден, — сказал отец, — только ты мог остановиться и помочь. В порядке исключения, кто-нибудь еще мог бы остановиться и помочь.

Наверное, хорошо, что его старик не стал смотреть на него, говоря эту фразу, потому что выражение его лица наверняка было в стиле "ты бл*дь издеваешься надо мной?".

— Помощь людям — это то, чем я занимаюсь, пап.

— Да, мы знаем. Особое призвание и тому подобное.

Эйден прикусил губу, чтобы не наговорить чего-то лишнего и молча направился в гостевую ванную. Его старик был чертовски пренебрежительным человеком, для того, кто столкнулся с тракторным прицепом, а потом лежал с проломленной головой на середине дороги, пока его жена, пребывая в шоке, сидела на краю дороги.

Неважно кем он вырос и стал, пожарным или инвестиционным консультантом. Эйден знал, что он именно тот парень, который не бросит в беде на дороге женщину с детьми.

Может, ему не следовало так думать о своём отце. Он был воспитан в семье, в которой всегда были деньги, позволяя ему иметь всё, что он хочет. Джон Хант никогда не знал, как пользоваться обычными инструментами и уж тем более не мог даже поменять колесо на своей машине. Он не знает, как помочь кому-то в беде, только если это не финансовые проблемы. Эйден знал это.

Его отец не уважал его, да он вообще мало о чём заботился в своей жизни. С этим было сложно смириться, но Эйден продолжал отгонять от себя эти мысли, застирывая пятна сильно пахнущим мылом. Ему требовалось пережить этот ужин с родственниками, а затем он снова забудет про них на месяц.

36
{"b":"551704","o":1}