ЛитМир - Электронная Библиотека

Эйден может и ударил Скотти пару раз, но ведь это произошло не просто так. Он любил Скотти и сделает всё, чтобы устранить раскол между ними.

Может тот факт, что Лидия и Эйден расстались распространился по всему городу, немного смягчил Скотти. Не то чтобы они снова стали приятелями, но, тем не менее, они могли находиться в одной комнате. Скотти сказал Коббу, что он не хочет себе другого напарника, несмотря на всё дерьмо между ними.

Конечно, всё это было неприятно, но, по крайней мере, их дружба, возможно, снова сможет стать прежней, и Эйден не потеряет того, кого любит. Только Лидию.

— Давайте выпьем по пиву, — сказал Дэнни, когда их смена закончилась. — Вы двое и я.

Эйден посмотрел на Скотти, чьё лицо казалось вырезанным из камня.

— Я мог бы выпить пива. Я, э-э... дерьмо.

— Мы можем сходить в новый спорт-бар недалеко от парка. Просто не скажем Томми.

— Ох, мальчики, — сказал Скотти, — еще больше секретов.

Эйден не поддался на эту провокацию. Он знал, что таких препятствий на пути к их дружбе будет довольно много. Он просто ждал, будет ли принято приглашение.

— Ну, может быть, — наконец сказал Скотти, — я доделаю пару вещей и встречусь с тобой. А если нет — то я поймаю тебя завтра.

Каждая минута в грузовике и во время встречи с Дэнни тянулась как час. Он чувствовал, что сейчас наступает поворотный момент: Скотти может показать, что между ними всё наладится, а если нет, то пройдёт довольно много времени, прежде чем они смогут вернуть потерянную дружбу.

Когда Скотти, наконец, подошёл к их столу, казалось, ожидая приглашения присоединиться к ним, Эйден вздохнул с облегчением и убрал ногу под пустой стол.

— Садись.

— Полный отстой. Я даже не могу спокойно выпить пива в баре моей семьи, потому что Лидия по-прежнему не разговаривает со мной.

— Я вне игры, пока Лидия не вернётся в Нью-Гемпшир, — сказал Эйден. — И даже после того, как вернётся Эшли. И Томми, я полагаю.

— Я здесь только из-за двух придурков, — сказал Дэнни. — Лидия снова любит меня, потому что мы с Эшли снова вместе.

— Я думаю, что мы все тут знаем, что у Лидии сомнительный вкус в мужчинах, — сказал Скотти, резко посмотрев на него, прежде чем сделать глоток пива. — Как правило, её мужчины — мудаки.

— В чём, бл*дь, твоя проблема, Кинкейд?

И почему, чёрт возьми, он пришёл сюда, зная, что всё закончится ссорой?

— Ты не хочешь, чтобы я был с Лидией. Мы не вместе. Либо отпусти всё это, либо мы сейчас выйдем на улицу и разберемся.

Дэнни с резким стуком поставил бутылку на стол.

— Если решение конфликта это драка на улице, то у нас проблемы.

— Это всё Скотти.

— Дешёвый трюк. Я не собираюсь извиняться, потому что у меня есть причина, чтобы злиться.

Эйден выпил пиво и покачал головой.

— Я, возможно, заслуживаю такое отношение, но не собираюсь вечно это терпеть. Я не стану твоим мальчиком для битья.

— Ну, посмотрим, что из этого получится, — сказал Скотти.

— Всё должно наладиться, — сказал Уолш. — Ты злишься, потому что Хант спит с твоей сестрой. Хант злится, потому что твоя сестра больше с ним не спит, что означает, что он больше не с твоей сестрой. Похоже, проблема разрешилась.

— Я не злюсь. Чёрт побери, я... — Эйден замолчал, но когда он поднёс бутылку к губам, он не стал пить содержимое, боясь, что жидкость не сможет пройти мимо комка в горле и он захлебнётся.

— Святое дерьмо, — Скотт с глухим стуком поставил бутылку на стол и откинулся на спинку стула. — Ты любишь Лидию.

Эйден молча посмотрел на него. На большее он способен не был.

— Ты любишь мою сестру. Ты — мудак.

— Сентиментальный Кинкейд, — пробормотал Дэнни.

— Что, чёрт возьми, мне делать? — спросил он, разводя руками. — Когда я думал, что ты просто трахаешь мою сестру, то я разозлился. Но если он правда её любит и сейчас его сердце разбито, тогда... он мой лучший друг, так что, чёрт возьми, что мне с этим делать?

— Ты можешь просто обнять его, — предложил Дэнни.

Эйден посмотрел на него, ком в его горле не давал ему рассмеяться, так что у него вырвался лишь хриплый смешок.

— Никаких обнимашек.

— Хант, если ты разрыдаешься, то я обниму тебя прямо здесь, и пусть все реагируют как хотят.

Эйден был удивлён, услышав, как он смеётся.

— Я сделаю всё возможное, чтобы не заплакать в моё пиво.

Они молчали пару минут, слушая музыку и разглядывая напитки, пока Скотти серьёзно не посмотрел на него.

— Я прав?

После всей той лжи, было сложно посмотреть в глаза другу и, наконец, признаться.

— Да, я люблю Лидию.

— Прямо настоящая любовь?

— Да, с браком, детьми, собакой, минивэном, белым заборчиком, креслом-качалкой и мыслями о том, что она великолепна в любом виде.

— Дерьмо.

Эйден кивнул.

— Это слово прекрасно показывает состояние моей жизни.

— Но она тебя не любит? — спросил Дэнни.

— Она не любит пожарных.

— Что это значит? — спросил Скотти. — Её семья состоит из пожарных, чёрт возьми.

— Это значит, что если бы я работал в хозяйственном магазине или вкручивал гайки, или занимался чем-нибудь еще, то она бы переехала ко мне.

— Тодд был мудаком, — сказал Уолш.

— Здесь всё намного глубже, хотя он и является огромной частью этого.

— У неё всегда были непростые отношения с отцом, — сказал Скотти. — Несмотря на то, что она средний ребёнок в семье, она взвалила на себя обязанности мамы, когда та умерла, и я думаю, что быть женщиной на хозяйстве в семье пожарных не так уж и легко, поэтому это оставило на ней такой отпечаток. Она имела с этим дело изо дня в день, словно она опытная жена пожарного.

— Особенно это тяжело для молодой женщины, — сказал Уолш. — Я уверен, что мы с Эшли позволили укрепить ей её предположения о браке с пожарным, тем более, что именно поэтому она вернулась сюда.

— Кстати об этом, — сказал Эйден, обводя пальцем по влаге на бутылке, — она говорила, когда уезжает?

— Эшли ничего мне об этом не сказала.

Скотти пожал плечами.

— Опять же, со мной она не разговаривает. Вот одна из тех причин, почему я не хотел, чтобы мой лучший друг спал с моей сестрой. Поначалу все это весело, а потом разрыв, и ты мудак, я мудак, а у сестры разбито сердце.

Уолш кивнул, а затем поднял бутылку вверх, как будто произнёс тост.

— Да, но, по крайней мере, разбитое сердце твоей сестры всё же заживёт.

Эйден уже не смог сдержать смех, и они со Скотти дружно посмеялись. Это начало, подумал он. Он был благодарен за эти проблески, показывающие, что их дружба жива и переживёт эти трудные времена. Ну, хотя бы они были в порядке.

Но он знал, что будет чувствовать себя не менее одиноко в конце дня, потому что у него больше нет Лидии.

***

Эшли устроила в своём доме прощальную вечеринку для Лидии, потому что Дэнни работал в ночную смену, так комнат для ночевки было достаточно для всех, если вдруг они довольно много выпьют.

На самом деле, это не такая уж и плохая идея, думала Лидия, потягивая свой коктейль с малиновым сиропом и водкой.

— Нам нужно вывалить мешок собачьего дерьма ему под дверь, — сказала Кортни.

У неё, очевидно, вообще не было переживаний за предстоящее похмелье, потому что пила она больше остальных.

— Люди же так еще делают?

— Большой мешок с собачьим дерьмом, — сказала Бекка. — Ну один из тех мешков, что ростом практически с тебя. И нам придётся красться по задворкам у людей, чтобы украсть собачье дерьмо, пока мы полностью не заполним чёртов мешок. Тогда мы кинем его к двери и подожжём.

— Кортни, ты так точно не сделаешь, — поспорила Эшли, тыкая в неё пальцем. — Только ты можешь предотвратить поджигание дерьма.

— Он пожарный, — сказала Лидия. — Он просто потушит пожар, а нас арестуют.

Кортни сделала шокированное лицо.

— Они никогда не узнают, кто это сделал.

— Не хочется тебя расстраивать, но мы с Эшли выросли здесь, так что если кто-то увидит, как мы таскаем большой мешок и своруем дерьмо у соседей, то это не останется незамеченным.

45
{"b":"551704","o":1}