ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Annotation

Трещев Юрий Александрович

Трещев Юрий Александрович

Чудо о Розе

Юрий Трещев

Чудо о Розе

роман-миф

1

Светало...

На море царил штиль после ужасной бури, покрывшей берег утопленниками... одни уже умерли, другие еще корчились в предсмертных судорогах... они как будто пытались зарыться в песок...

Среди утопленников Аркадий увидел обнаженную девушку...

Она соединяла в себе грацию, красоту и слабость... кожа ее то золотилась, то серебрилась, то становилась кровавой, бледнела, снова вспыхивала...

Аркадий спустился со скалы вниз...

Девушка лежала на груди утопленника, смятенная ужасом, трепещущая от сомнений и страхов, беспомощная... прильнув к мертвому телу, она что-то восклицала сквозь слезы и рыдания с мольбой и упреками...

Когда девушка, отчаявшись, попыталась острым камнем разрезать себе вены на запястье, Аркадий остановил ее...

Вика, так звали девушку, рассказала Аркадию, как ночью волна высотой с трехэтажный дом опрокинула и утопила барку...

День улыбнулся и погас, но солнце еще озаряло вершины скал...

Вика уснула...

Во сне она вздрагивала и продолжала свое путаное повествование с лакунами, исправлениями и добавлениями сна...

Аркадий не спал... он не мог вспомнить, как очутился на острове...

"Я шел по набережной, когда появился Бенедикт в мантии и с тростью, напоминающей жезл... он взобрался на подмостки у руин храма и запел...

Это был скорбный плач...

Какая-то женщина бросила в Бенедикта комок грязи...

Безумство нашло и на других женщин... они стали забрасывать грязью мужчин...

Мужчины бежали, падали... и прямо за ними гнались обезумевшие женщины...

Бенедикт что-то кричал им вслед, но они не успевали услышать...

-- Пусть бегут... - заговорил Бенедикт, спустившись с подмостков. - Назад они уже не вернутся... всех заберет грязь... - Бенедикт вскользь глянул на Аркадия. - Выглядишь ты неважно... у птичьего пугала в долг попросил плащ?.. и вообще, где ты пропадал?.. как твои дела?..

-- Идут... не знаю куда, но идут... что ты им такое сказал?..

-- Я предсказал им нашествие грязи и войну с собаками...

-- Ты что-то говорил о примадонне...

-- Да?.. не помню... у меня провалы в памяти...

-- У меня тоже...

-- Меня ты помнишь?..

-- Да...

-- Как ты здесь очутился?..

-- Не помню... - пробормотал Аркадий, озираясь...

Декорации сна несколько изменились...

Вокруг громоздились иссеченные скалы, похожие на руины города со шпилями, башнями и ущельями улиц...

-- Чем ты занимаешься?.. - спросил Аркадий...

-- Сочиняю плачи... и борюсь с сонливостью и привычками... увы, я все еще испытываю желания... - Бенедикт нашел в себе силы улыбнуться... он стоял и озирался в толпе женщин...

-- Чего они хотят?..

-- Они хотят услышать продолжение плача...

-- Пусть хотят...

-- Женщины настаивают... спрашивают, что нас ждет?..

-- Всех нас ждет вечность... холодная и прекрасная... там мы станем богами, а богов не судят... ты ведь тоже бежал от суда...

-- Ну, да... бежал... и все еще бегу...

-- Куда ты теперь?..

-- Еще не знаю...

-- А я в город... примадонна прогнала меня... я жил в замке, который перешел к ней по наследству вместе с собачками... писал ее замогильные записки... теперь живу в руинах женского монастыря в келье монахини... ночью трясусь от холода... не знаю, осень пришла или смерть подкрадывается к ложу, шепчет что-то на ухо... открываю глаза... все тоже... и снова слышу шепот... смотрю, все, что казалось привычным, иней скрыл... ветер плачет в кельях как брошенное дитя... в общем, схожу с ума от тоски... что еще?..

-- Почему эта женщина набросилась на тебя?.. кто она?..

-- Это Кассандра... мстит мне... помню, я пришел к ней, пряча стыдливо лицо и глаза... а ушел, пьяный без вина... женщины меня любят... молва уверяет, что у меня шесть или семь жен... а ты так и не женился после смерти Киры?..

-- Нет...

Послышался подземный гул, похожий на рычание своры собак...

Птицы с криком взмыли в воздух...

-- Смотри, смотри... горы как будто поплыли... плывут... остановились... нет, опять поплыли... и так легко... или это сон?.. - пробормотал Аркадий, привстал и очнулся...

Вокруг царила ночь...

И снова сон играл и обольщал Аркадия, как это свойственно снам...

Во сне Аркадий плавал с Викой у рифов с дельфинами...

Устав он игр в воде, Аркадий выполз на берег, волоча за собой хвост и озираясь... он все еще не мог очнуться от сна, в котором был тритоном и выдувал из раковины какой-то мотив, или намек на мотив...

Послышался плеск... кто-то брел по колено в воде... по грудь... скрылся... нет, вынырнул у рифов...

"Это же Бенедикт... сел на камень... сидит, смотрит, созерцает...

Темно... небо без луны... мелькнула на миг, озарила и исчезла... не спросила, отчего я печален... и Бенедикт исчез... или нет?.. поет свой скорбный плач... продолжение... или это стоны ветра?..

От холода сердце стынет... слезы замерзают...

Помню, я принес на могилу Бенедикта пучок травы, цветы забвения... сел на камень... послышался шепот, шелест шелка... ближе, ближе... я встал, оглядываюсь... никого...

И снова слышу шепот, шелест шелка...

Могилу Бенедикта окружала сорная трава... до подбородка доставала...

Жил Бенедикт, не как все... и умереть толком не умер...

Бенедикт прошел мимо, оглянулся, взглянул то ли с сожалением, то ли с осуждением, оскалился и ушел...

И ночь ушла...

Я вышел на дорогу...

На дороге шествие беженцев от войны... они шли и днем, и ночью...

Дорога свернула в ущелье... помню, на скале, спускающейся ступенями в долину, когда-то стоял замок примадонны, теперь руины... сад заглох...

Стало грустно...

Над руинами висела туча в полнеба...

Пережидая слабость и головокружение, я прислонился спиной к ограде... стою, жду молнии, грома... глаза полны слез...

Лягушки умолкли в пруду, затянутом ряской...

Листва зашумела...

Дождь залил лицо...

Я один... нет, нас уже двое... появился Бенедикт и как всегда неожиданно... вымок до нитки, продрог, лицо почернело...

Дождь холодный...

Не знаю, наяву это было или во сне...

-- Не спишь?.. - спросил Бенедикт...

-- Нет... пытаюсь вспомнить хоть что-нибудь... ничего не помню... почти ничего...

-- Нигде тебя не видно...

-- Избегаю привлекать внимание...

-- Я тоже вынужден скрываться...

-- Расскажи о примадонне...

-- Я познакомился с примадонной, когда она была уже великой, а кем я был?.. мне не хватало такта, тонкости... я ждал, когда во мне проснется гений... я боготворил ее... в ней мне мерещилась некая трогательная невинность... для меня она оставалась девой... ее браки намечались, но не заключались... она ввела меня в свой круг... я произвел впечатление... от матери мне передалась ее грация, изящество, воображение... я смешил ее гостей манерами, стихами... мать тоже писала стихи... называла свое увлечение поэзией и рисованием милыми слабостями... мне нравились ее стихи... они напоминали мне модуляции некоей мелодии... бог, природа и любовь, вот источники, из которых поэты черпают вдохновение... небо для меня было пусто, увы... я обходился без бога... а вот и Пифагор...

1
{"b":"551792","o":1}