ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты ничего общего не имеешь с нашей Вселенной, поэтому этот день и этот час будут для тебя последними. О тебе никто никогда не узнает. Твоё существование, и правда, бессмысленно и не нужно. Ты отправишься в Хаос, о котором так мечтаешь…

Орион кинулся в бой с чистым сердцем. Он двигался быстрее ветра, его перемещения были тише безмолвия водных глубин.

…Он жёг огнём, морозил льдом,

Всё это было нипочём.

На помощь молнии призвав

и электричеством стегав,

в великой битве проиграв.

Вся планета содрогалась от усилий молодого светлого воина. Совсем обессиленный, он стоял на одном колене, с совершенно разбросанными мыслями, смутно понимая, что происходит, но отчётливо слыша только громкий, пронизывавший до пят, смех «безликого».

– Орион, как ты не можешь понять: ни ты и никто другой не сможет уничтожить то, что не было сотворено вашим любимым Инродвергом. Даже сейчас он не может ничего сделать, хотя знает, что скоро я доберусь и до него. Хотел бы я видеть этого умельца–творца…

Апокалипсис приблизился к Ориону на расстояние своего внетворённого дыхания, желая поглотить избранного и осознать все грани «белого мира». Но в это время с правой стороны от обессиленного избранного в ярком свечении появился Хронос, который сильными всплесками чистой первородной энергии вступил в бой. Держа одной рукой энергетический щит, он отогнал вирус и уберег Ориона от сотни неистовых попыток Апокалипсиса прорваться к всепоглощению. Одним из древнейших заклинаний Хронос создал огромных и яростных псов войны, которые бросились на всепоглощающего агрессора. Тем временем он и Лели успешно подбежали к Ориону.

– Ты слышишь меня? – спросил учитель своего названного сына.

Молодой воин «белого мира» был словно оглушён, но утвердительно покачал головой.

– Уходите, я открою портал в Артакрил. Там собрался военный совет! Ламира уже там, бегите! – приказал Хронос.

Учитель ловким движением открыл портал в святая–святых «белого мира». Девушка, поспешая и поддерживая Ориона, ввалилась в проход, после чего Хронос быстро закрыл его.

1998

Часть 2. Вселенский Дракон

Холодный ветер одной большой ошибки, словно сквозняк из открывшейся двери, протянулся по всей Вселенной. Этот «ветер» нёс в себе запах больших перемен. Чтобы избежать этих судьбоносных изменений, всем живущим во Вселенной существам нужно было просто закрыть дверь, из которой дул этот стремительный «ветер» изменений. Но его порывы были уже настолько велики, что к этой двери можно было подобраться лишь совершив невероятный подвиг всех без исключения существ Вселенной Инродверга.

Как только проявился Апокалипсис, он сразу принялся поглощать всё сущее. Простое пожирание миров не давало ему той сути Инродверга этого мира, которая была ему нужна для развития своего вирусного организма. Постоянное пожирание пресных, пустых, тоскливых пространств могло быть бесконечным из–за вечного и великого расширения необъятной Вселенной, что привело бы к его естественной гибели. Апокалипсис мог заблудиться в этой пустоте, которая неконтролируемым образом могла стать его сутью. Он это прекрасно осознавал. Его бесцельная паразитирующая сущность могла столкнуться с шуткой абстракции, насмешкой вселенского «Я». Чтобы запустить свою неотвратимую сущность в фазу невозврата во все стороны объёма и анти–объёма грандиозной Вселенной, предстояло осуществить точечное заражение. Этому поглощению должны были подвергнуться самые могущественные и сильные существа вместе с мирами, наделёнными первородной праэнергией самого «сиг–сотворяющего» и «миг–ведающего».

Обессиленный Орион с Лели ввалились в один из углов зала собраний, который был наполнен напуганными существами всех пяти белых этносов. Шло бурное, оживлённое обсуждение происходящего. В зале стоял галдёж. Царствующие Отцы были растеряны не меньше остальных. Они также не понимали природу событий, стремительно произошедших за одни земные сутки.

– Лели! Орион! Вы живы! Слава Инродвергу! Что произошло? – громкий крик Ламиры поверг в тишину большой зал и акцентировал внимание всех на полуживом избранном.

Встревоженная мать быстро подбежала к ним с группой охранников, которые подхватили Ориона под руки. Вид полуживого молодого избранного война, который никак не мог прийти в себя, проник холодным ужасом в сердце каждого, кто присутствовал в зале, в том числе и первородных Праотцов. Великого Ориона подвели к Праотцам, которые поспешили ему навстречу.

– Что произошло? Что ты видел? – первым задал вопрос Стролин. Все ждали ответа.

– Апокалипсис!.. Там остался Хронос. Мне нужно вернуться, – смутно понимая, что происходит вокруг, теряя сознание, вымолвил разбитый отрок.

– Что? Что ты сказал? Какой Апокалипсис?!

Градвирг не мог понять, о чём сказал лучший воитель «светлого мира».

– Тише, всем тихо, ему нужна реанимационная помощь. Сейчас не тот момент, когда нужно задавать вопросы. Исцелить его организм незамедлительно. Всех, кроме членов совета, прошу покинуть зал. Мы созываем экстренный военный «Зов»!

Генрорду хотелось больше расспросить Ориона, но он понимал, что сейчас юноше нужен покой и отдых. В данный момент сложившаяся ситуация с исчезновением за одни артакрильские сутки нескольких «белых миров», энергия и первородная суть которых принадлежали этносу Генрорда, а также потеря десятка связующих планет, к которым относилась и Ксео, не давала ему права поддаваться эмоциям и терять время. Его мысли искали решение: «И слава Инродвергу, что они остались живы! Но куда подевался Хронос? Как я понял из неразборчивых слов парня, что в момент происшествия событий он находился на Ксео».

Сводя воедино все имеющиеся факты, старейшие думали о том, что же делать? Совет был созван в считанные у–минуты. Все полководцы с разных концов Вселенной, даже те, которые находились в передовых ударных армиях, пренебрегая всеми правилами перемещения, прибыли в Артакрил. Участники совета были возмущены, напуганы и не понимали, что происходит. Они ждали разъяснений от Царствующих Отцов, которые, в свою очередь, тоже не владели ни ситуацией, ни информацией.

Вдруг в зале засияла такая же вспышка света, как и при появлении спасающейся влюблённой пары. Через это свечение, весь дымясь, с полыхающими белым светом глазами, появился Хронос. Все снова замолчали.

– Отче! Отче! – промолвил великий воспитатель, проходя быстрым шагом ближе к правящим старцам. Упав на одно колено и опустив глаза и голову в пол, он продолжил:

– Беда пришла в «явный мир»! Наш мир!..

– Какая беда? Откуда пришла?! Хронос, прошу, объяснись! – грозно нахмурив светлые густые брови, требуя ответа, произнёс коричневокожый Руевит.

– Трагедия немыслимая! Имя ей – Апокалипсис!..

Хронос постарался поведать всем окружающим об этом бесцеремонном вирусе, которым движет лишь одно – поглотить всё вокруг в «яви» и вне её.

Бурное обсуждение Совета по вопросу о том, что же делать дальше, прервалось ещё одним ураганным известием: «Армия третьего сына Генрорда, находившаяся вблизи с Ксео, полностью уничтожена вместе с Грагоном». Царствующий Отец был подавлен. Зал опять погрузился в тишину, все скорбно молчали. Трагические события мощной лавиной поглотили всех присутствующих. Это были сильнейшие удары по «миру белой правды». Новости долетали быстрее, чем свет звёзд распространялся по космосу.

Вбежавший посланник разведки сообщил об исчезновении огромной армии «чёрного мира». Это говорило о том, что первичный соперник смутно понимал суть происходящего. Дальнейшее обсуждение ситуации и постоянное ухудшение обстановки на всех направлениях привело Совет к неожиданному решению: встретиться со своими извечными врагами – главными первородными богами «чёрного мира».

Вселенную сотрясало от хаотичного ужаса. Ответ не заставил себя ждать. Встречу договорились провести подальше от событий, связанных с Апокалипсисом, – в безжизненной туманности Проксо, на одной из комлексных звезд. Такого события просто априори не могло произойти. Эти существа были полностью противоположны друг другу, их могущество и величие тревожило всё окружающее пространство. На пустынный плоский астероид, медленно плывущий в космическом безгласии, прибывали достославные породные существа. Разговор начал Генрорд.

30
{"b":"551813","o":1}