ЛитМир - Электронная Библиотека

— А как там у Люка с его бывшей? — мимоходом поинтересовался он. — У него все в порядке на этом фронте? — Я подумала о Магде, и у меня свело желудок. — Ничего, что я спрашиваю? Просто мне до смерти… любопытно.

— О! Ну… С Магдой… все хорошо. Она… — Меня так и подмывало рассказать ему всю правду, но я не хотела унижать Люка. — Она… в порядке.

— Это хорошо. — Повисла неуютная тишина. — Потому что такие ситуации могут быть просто адом.

— Гм… — произнесла я. — Точно. — Том бросил взгляд на меня. — Иногда, — быстро добавила я. — А у тебя как?

— Да так же, в общем-то. Ты… понимаешь… — Он пожал плечами. — Ее муж иногда бывает там, но это… ничего.

— Досле-д-у-ю-щейнеделидо-с-в-и-д-ания… Д-о-с-в-и-д-а-н-и-я… Досвиданиядосвиданиядосвидания. До свидания.

Том нажал кнопку жесткого переноса.

— Ну вот, готово. — Он внимательно посмотрел на меня, и на секунду мне показалось, что он вот-вот задаст мне один из своих «очень серьезных» вопросов. Но он только вытащил диск из привода и наклеил на него ярлык. — Что ж… хорошей Пасхи тебе, Лора.

Я взяла свою сумку.

— Тебе тоже. Всего доброго…

— Будешь развлекаться?

— Ну… Да… Наверное… Я еще не знаю — надо посоветоваться с Люком, но, наверное… — Я поднялась. — Тогда до вторника, Том.

Он улыбнулся:

— До вторника.

Итак, Том встречается с женщиной, у которой есть ребенок и бывший муж. Этот факт почему-то приободрил меня — грела мысль о том, что мы с ним в одинаковой ситуации. А вот когда я шла по Уэстбурн-парк-роуд в галерею Люка, то снова подумала о том, как странно, что он так откровенно говорит о своей привязанности к этому мальчику, хотя, должно быть, подозревает, что мне известно о его неблаговидном поступке. Что он поддался этой coup de foudre, как выразилась его сестра, которая разлучила его с ребенком. Когда я пересекала Повис-сквер, мне в голову пришло, что он встречается с Джиной из чувства вины перед своим ребенком. Внезапно зазвонил мой мобильный.

— Лора? — Звонила Хоуп. Ее голос звучал горестно.

— Где ты?

— Дома. Собираемся в Севилью. Я ужасно нервничаю.

— Но вы же завтра уезжаете.

— Да не поэтому! А потому, — она всхлипнула, — что я нашла кое-что. Вещественную улику.

— Господи… Какую?

— Чек. Из «Тиффани». Он лежал в кармане пиджака, который Майк надевал вчера.

У меня екнуло сердце. Он на удивлением неосторожен.

— И что он покупал?

Она снова всхлипнула.

— Серебряный браслет с золотым фермуаром в виде сердечка. Это для Нее. Я знаю, потому что вариант один…

— А откуда ты знаешь, что не для тебя? Может, он купил его на твой… день рождения.

— До моего дня рождения еще много месяцев.

— Тогда, может, просто… в подарок. Он и раньше покупал тебе украшения в «Тиффани». Может, он подарит его тебе на этот уик-энд.

— Нет.

— Может, это для его матери или сестры.

— Не для них. Я знаю точно, он для этой… женщины, потому что, — ее голос оборвался, — в чеке указана отдельная цена за «гравировку», и там стоит имя. Ее зовут, — она снова всхлипнула, — Клэр.

— Клэр? — Я проштудировала свою память. Никаких совпадений. Я перешла на другую сторону Тэлбот-роуд.

— Но я не знаю никого по имени Клэр, и он никогда не упоминал никого с таким именем. Подумать только — он с ней там прямо сейчас! — Да. Сегодня был четверг. Он «задерживался». — Наверное, дарит его прямо сейчас, — с горечью добавила она. — Должно быть, кто-то с работы. Именно там и начинается большинство романов, так ведь, у проклятого кулера, а в «Кляйнворт Перелла» женщин сногсшибательной внешности хоть отбавляй, как и весьма привлекательных и успешных мужчин.

— Да, но он любит тебя, Хоуп…

— Я больше не уверена в этом. О Боже, Лора!.. — Она разразилась рыданиями. — Завтра я должна уехать с ним в Севилью и делать вид, будто ничего не происходит, когда, честно говоря, дела у нас хуже некуда…

— Не плачь, Хоуп. Умоляю тебя.

— Не могу остановиться. А ты бы не плакала, если б оказалась на моем месте? — Плакала бы. — Я не могу ни есть, ни спать…

— Если ты считаешь, что найденное тобой — доказательство его измены, тебе надо прямо с ним обо всем поговорить. Когда он вернется, просто спокойно скажи ему, что ты нашла чек, и попроси все объяснить.

— Нет! — крикнула она.

— Тебе придется, Хоуп.

— Я не могу ругаться с ним сегодня.

— Почему?

— Потому что тогда он может бросить ее.

— А… ты разве не этого хочешь?

— Нет! Во всяком случае, пока. Потому что я хочу, чтобы во вторник он, как всегда, отправился к ней.

— Зачем? — спросила я, сворачивая на Ледбери-роуд.

— Чтобы ты проследила за ним.

Я простонала.

— Прошу тебя, не отказывай мне на сей раз, Лора, — проговорила Хоуп. — Раньше ты не хотела приносить мне дурные новости, но теперь-то я и так все знаю. — Резонно. — Теперь я знаю, что у Майка роман, но не знаю, где он встречается с ней и как она выглядит.

— Но зачем тебе это надо? — В моей памяти всплыли воспоминания, как я застала Люка с Дженнифер. Эти образы до сих пор причиняли мне почти физическую боль.

— Мне не надо — я хочу убедиться. Чтобы после этого начать бракоразводный процесс.

— Послушай, ты опережаешь события. Даже если Майк и делает что-то, чего не должен, то это не значит, что нужно все перечеркивать. Многие люди проходят через это, Хоуп. Они ходят к психоаналитику, стараются…

— Лора, я очень хорошо себя знаю. И я знаю, что если Майк мне изменяет, то я никогда не смогу с этим смириться.

— Ну откуда ты знаешь?

— Знаю. Поэтому во вторник, когда он уйдет с работы, пожалуйста, проследи за ним, — сказала она.

— О… Боже!

— Прошу тебя. Пожалуйста, сделай это ради меня, Лора. Я в отчаянии. Я должна знать, куда он ходит. Прошу.

— Ну… Ну… Ну ладно. Я не хочу, но пойду…

— Чего ты не хочешь? — спросил Люк, когда я подошла к галерее. Он поцеловал меня. — Я случайно подслушал.

— Ничего. Мы болтали с Хоуп.

— А я тут просматривал список приглашенных на вечер Крейга Дэви во вторник вечером. Толпа соберется огромная. Надеюсь, ты придешь?

Только тут я поняла, что теперь благодаря Хоуп, естественно, никуда не попаду. Я уже было подумала, чтобы перезвонить ей и попросить отсрочить нашу слежку до четверга, но мне это показалось бессердечным. И с того момента я волновалась вдвое больше. Мне не хотелось шпионить за Майком, а с другой стороны, и пропустить мероприятие Люка — тоже.

— Ты ведь придешь? — повторил Люк, беря в руки свою куртку.

Я не смогла придумать уважительной причины.

— Конечно, приду, — пообещала я.

Люк включил сигнализацию и запер дверь на два замка, а потом мы прогулялись до его дома в лучах солнца ранней весны, засобиравшегося на боковую, мимо садов с шапками золотых форсатий, группками кивающих колокольчиков и кустистыми глянцевыми камелиями, готовыми продемонстрировать окружающим свое обильное цветение. Мы сидели и наслаждались напитками на его уютной маленькой террасе, под цветущей вишней, инкрустированной розовыми лепестками, которые сдувал легкий ветерок и разбрасывал вокруг нас, словно конфетти, и я была счастлива, но тут затрезвонил его телефон.

— О-о… ну кто это еще? — недовольно пробубнила я.

Это, естественно, была Магда. И могла быть только Магда. Люк говорил с ней терпеливо и, как мне показалось, непомерно долго, а я сидела и сплетала пальцы в нервном ожидании. В кои-то веки она позвонила не чтобы наорать на него, а чтобы получить сочувствие. Видимо, ее благотворительный бал не удался. Стив отбился от рук. Она места себе не находила. Что думает Люк? Считает ли он, что Стив охладел? Мне показалось довольно забавным наблюдать Люка в образе ходячего кладезя советов, а не вопящего мальчика для битья.

— Я уверена, что я не винофата, — громко пыла она в трубку. — ФНИС, ЙОГИ! ФОН с дифана! ФОН, ФОН, ФОН!!!

Люк скорчил гримасу:

— Нет, Магда, я уверен, что дело не в тебе… Ты очень хороший человек, Магда. Да… Конечно, хороший. Просто чудесный… Понятно. Значит, у вас с одним из его клиентов разные взгляды на вещи?.. — Люк посмотрел на меня и скорчил гримасу. — Конечно, у тебя есть свое мнение… И Стив должен был проявить понимание… Гм… По-моему, он тоже нетерпеливый. Да, Магда, ему очень повезло, что у него есть ты…

41
{"b":"551832","o":1}