ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Что — то я отвлекся.

Василиск понял, что взгляд на меня не действует и это его, кажется, напугало. Он применил новую тактику и теперь плевался ядом, я и не знал, что он такое может. Вот тварь! Вновь уклонился.

Но тут он совершил бросок. Жутко быстрый, я просто не успевал уйти, а Теккай не защитит от зубов.

— Кама-э… — И меня как листок отдувает от противника. Получилось! Даже не думал, что получится. Чары облегчения веса на максимум и в момент удара усиленное восприятие. Получилось. Это очень хорошо. Приземлившись тварь повторила бросок, но я опять же ушел, пуская в него новое заклинание. Решил сам сделать рубящее заклинание. Помощнее Секо и Сектрумсемпты, более концентрированная и мощная версия. — Аския! — Заклинание топора попадает в лоб твари. Она взревела от боли и кровь брызнула из раны.

Воспользовавшись моментом, я посмотрел, как там дела у Геры. Дела были неплохими. Она добралась до палочки и сражалась с Шестым. Пусть Том и сильнее и опытнее, но тело Шестого не предназначено для долгого боя. Ловкости никакой, руки владеют палочкой безобразно, гибкости кистей нет. На его фоне Гера просто мастер дуэлинга, а он просто тупица с опытом и силой, но без возможности их реализовать. За нее можно не волноваться.

Я вернулся к своему бою. Василиск прыгнул вновь и тут же плюнул ядом.

— Тролл Вестигиум! — Татуировка на моей левой руке вспыхнула, и мою руку окутал прозрачный кокон принявший форму огромной лапы. Вот она истинная мощь Мистической татуировки. Вписанное заклинание и проводник. Яд попал на лапу и не причинил ей вреда. А затем, уклонившись, ударил этой лапой в бок твари. Прямо лапа тролля. Неплохо дело идет. Осталось немного.

Но тут нам помешали. В Комнату влетел Феникс и разрушил все наши дела. Отвлек Геру, скинув на нее Распределяющую Шляпу, и она потеряла инициативу в бою и теперь была вынуждена обороняться. А затем курица напала на василиска и начала выклевывать ему глаза. Тварь взревела и начала мотаться, чуть не раздавила Геру.

— Авада Кедавра! — Пустил я в эту тупую курицу. Но тот уклонился и улетел. Урод!

Тварь начала биться головой о стены, своды начали трястись и с потолка падали камни.

— Геппо! — Я рванул к ней, и вовремя успел, Геру чуть не раздавило. Том начал посылать в нас Авады и другие малоприятные заклинания, а мои руки были заняты.

И тут мне в спину пришелся удар головой твари. По спине прошелся заряд боли и яд попал на кожу. Токсичность яда василиска ужасает и, кажется, я уже отравился. Я упал на пол и только чудом ничего не повредил ни себе, ни девушке. Счет идет на минуты. Гера потеряла сознание.

Из положения лежа ухожу с ней от зубов василиска и пускаю в Тома Аваду. Она попадает ему в грудь и выбивает из тела Шестого. В качестве бесплотного духа он нам ничего не сделает. Но Джинни уже передает ему свою жизненную силу, что может сделать его материальным. Нужно спешить. Спина болела и горела огнем. Я с трудом сдерживал боль. Опустив девушку, я рванул на тварь. Она тоже почувствовала меня и совершила свой самый мощный бросок.

Я не стал уклоняться, а атаковал в ответ самой мощной у меня техникой. С помощью Геппо я раскрутился как колеса. Начал рангяку и вложил все что было.

— Рангяку Аманедачи! — И колесо режущей энергии ударило вертикально. Дальше был удар, и я падаю в воду. Когда я пришел в себя, стояла тишина. Я с трудом заставил себя подняться и увидел, что стало с монстром. Его разрезало вдоль туловища. Не ровно конечно, но с расщепленной головой не живут.

Я справился. Я смог. Вот и все. Осталось немного. Тварь мертва. Нужно лишь уничтожить крестраж и все хорошо.

Еле переставляя ногами, я пошел к Тому. Достал кинжал с Лакримой. Нужно только воткнуть его в дневник. Том стоял, пораженный увиденным. И пока он призрак, он не может мне помешать. Хотя какой он призрак. Это лишь астральная проекция воспоминания пятидесятилетней давности. Он не видел Темнейшую и не понимает истиной силы Смерти. Он испугался и попятился от меня.

Еще немного и я…

***

Гера с трудом поднялась. Голова жутко болела. Она никак не могла понять, что происходит. Найдя свои очки, она осмотрела картину происходящего. Все развалено, обвалено, всюду камни и разруха, туша разрубленного василиска и медленно протекающая вода. Она думала, как долго она проспала и что пропустила.

Память напомнила ей что случилось.

Фоукс все испортил. Он отвлек ее и помешал бою Лукси. Она до сих пор не могла поверить, что он и есть Синяя маска. Он постоянно ее спасал и был рядом. Столько раз, что она никогда не сможет отдать ему такой долг.

И тут она увидела его. Он лежал на полу и не шевелился.

— Лукси! — Она подбежала к нему. Он был без сознания и дышал все слабее. Она сняла его маску. Он был бледнее, чем обычно. Он умирал.

— Уже поздно Поттер. — Сказал Том. — Яд василиска уже в его крови и он умрет в любом случает. А я становлюсь сильнее от силы малышки Джинни. Скоро я стану материальным и вновь возрожусь в этом мире.

Она со злостью посмотрела на него. Он во всем виноват. Тут она увидела дневник. Вот оно что. Это его жизнь. В руке Лукси был кинжал. Она тут же взяла его и кинулась к дневнику. Взяла его и воткнула клинок в обложку. Острое лезвие вошло легко и гладко. А затем дневник вспыхнул белым пламенем. Оно начало поглощаться кинжалом. Гера отскочила от него и просто смотрела на весь процесс. Дух Тома начала втягиваться в кинжал. Это продлилось несколько секунд, а затем все затихло. Джинни начала дышать.

— Слипхейм. — Она бросила на нее заклинание сна, которое использовал Лукси. — Лукси! — Она вернулась к нему. Но он не реагировал на нее. Он умирал. — Нет, не умирай! Не оставляй меня тут одну! Прошу! Я сделаю все, что угодно! Только живи! Лукси! Не оставляй меня. Аахххххаааааааа! — Она заплакала, когда поняла, что ничего не может сделать. — Прошу…

И тут она увидела Фоукса. Гада, который все испортил по приказу директора. Но сейчас важнее другое.

— Фоукс! Пожалуйста! Помоги ему! Прошу! — Взмолилась она. Феникс подошел поближе, а затем посмотрел на умирающего парня, отвернулся и пошел в сторону. — Нет! Стой! Помоги! — Молила она его. — Пожалуйста! — Но птица осталась глуха к ее мольбам. В этот момент она почувствовала такой прилив ненависти и зла, что не выдержала. — АВАДА КЕДАВРА! — Заклинание сорвалось с ее палочки зеленым пламенем и ударило в пол рядом с фениксом. Тот испугался и отлетел. — А теперь слушай, мерзкая курица. — Она навела палочку на свою голову. — Тебе ведь нужно, чтобы я выжила! Так знай! Если умрет он, я пойду за ним! Директор не похвалит тебя, если я погибну, а без него мне нет смысла жить! Вылечи его! Или я убью себя! — Выдала она на одном дыхании. Она сама от себя не ожидала такой решительности, но спасти его важнее. Феникс растерялся и видно никак не мог решить, что делать. А она уже теряла терпение. — Авада! — Начала она и Фоукс тут же подлетел к ней и опустился над умирающим другом. С его глаз упало несколько слезинок, прямо в рот Лукси. Поначалу ничего не происходило, но тут он начал дышать ровнее. Она улыбнулась. С ним все хорошо. Он теперь выживет. — Спасибо Фоукс. — Она добро улыбнулась. — Авада Кедавра! — С такого расстояния птица не смогла увернуться. Ее отбросило в сторону, где она сгорела и переродилась. Но временно птичка не опасна. Расти будет быстро, но не настолько.

Лукси шел на поправку и даже открыл глаза. Она посмотрела на него и улыбнулась.

— Ты помнил меня? — Улыбнулась она.

— Не забывал. — Ответил он. — На меня не подействовало его внушение. Но я боялся, что могут сделать с нами, если это всплывет.

— Поэтому ты тайно следил за мной да?

— Да.

— Почему? Пусть мы и друзья, но неужели ты готов умереть ради этого? — Спросила она. — Почему?

Он опустил взгляд. Тяжело вздохнул и рассказал ей.

— Я помню часть своей прошлой жизни… — Начал он. — Я был одинок и брошен. Никому не нужен, и всеми забыт. Тогда меня нашел один человек и дал мне все, что я хотел. Работу, цель и семью. Я защищал и служил его сыну… — Он тепло улыбнулся. — Этот мальчик стал мне, словно младший брат, самый дорогой человек. Смотря на меня своими зелеными глазами, молодой господин всегда мог уговорить меня… Я любил эту семью, они были для меня всем… Но их отняли у меня… всех… — Из его глаз потекли слезы. — Прости меня, Ирвинг… я не смог тебя защитить… Прости. — Он поднял на нее взгляд. — Я просто не мог оставить тебя на произвол судьбы… Может, я просто ищу замену в тебе… Но ты, как — то стала мне самым дорогим человеком…

22
{"b":"551835","o":1}