ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь я думаю, стоит немного покопаться в себе. Кто я и что я? Теперь часть памяти ко мне вернулась. И стоит разложить свои воспоминания по полочкам.

Мое имя действительно Луксиния Гримхольд. Почему тут так же пока не понятно. Но Морриган точно что — то знает. Да что там говорить, она знает все. Темнейшая точно знала все с самого начала, но мне не сказала. Либо не захотела, либо имеет какие — то свои планы. Почему — то, кажется, что она как — то связана с Фиолетовым. Но то, что я тут попал практически в человека с таким же именем очень подозрительно. Может она с самого начала создала такого для меня? Если подумать то история ребенка очень необычна, я как — то внимание не обращал, а стоило. Во — первых, ребенок видевший Грань и понявший ее это странно. Потом годы в виде овоща и приют у доброй семьи. А уж имя очень все не понятно. Насколько я понимаю, это тело было для меня специально приготовлено. Как раз человек с предрасположенностями к некромантии, а именно магии Смерти и отличным контролем силы, позволяющий убирать губительную ауру. Все очень сложно. Нужно будет поговорить с Темнейшей в ближайшее время. Чувствую себя пешкой в игре ОЧЕНЬ крутого гроссмейстера.

Так вернемся к прошлому. Я Луксиния. Сирота, родителей не стало еще во время последней войны с Орками, до пяти лет воспитывался в приюте, из которого меня как ребенка с Даром забрал Орден Рассвета для обучения, будущего Паладина. Там я был белой вороной, потому как всегда мог видеть суть вещей. Они говорили о зле и мерзости, а я сочувствовал темным. Они призывали убивать и искоренять зло, а я только печалился. А там где видели чистоту, правдивость, меня обуревала ярость. Вот именно из — за своего характера я и был изгнан. В Ордене я и познакомился с Кевелем, он, как и я был сиротой, но забитый и слабый. Я защищал его от других, потому что был сильнее. Наша дружба чем — то напоминала Мародеров. Я сильный, а он слабый, но идет со мной.

В своем первом задании я провалился страшно. Мне было поручено с другими новичками зачистить ковенант темных магов. Мы и сделали, но погибло трое моих друзей, а наш командир начал оскорблять их и плевал на тела называя «слабым мусором, на который потратили столько сил». К тому же они погибли из — за его тупых приказов лезть в лоб на кучу магов крови. Короче я избил капитана до полусмерти. Может я и не был так дружен с ними, но так отзываться о давно знакомых и неплохих ребятах я не мог позволить.

Капитан оказался не Паладином, а просто сынком какого — то графа, которому купили этот титул. Орден уже давно без сильных врагов и идеологии превратился в продажный притон. Меня выгнали с позором, а я и не сопротивлялся. Вот только куда мне было податься? Кому нужен изгнанник? Никому. В стражу не брали, в телохранители тоже, нелюди ненавидели меня за силу Паладина и плевали они что изгнанного. Так эльфы меня пару раз чуть в ежика не превратили. Даже наемники не жаловали «фанатика света», хотя такого мне удалось избежать.

И вот когда я уже отчаялся, хоть где — то пристроится, мне посчастливилось наткнуться на разбойников, напавших на карету его величества короля Кларна 5‑го. Он правил одним небольшим но хорошим королевством, с которым все правители считались из — за хороших отношений с многими магическими народами, даже орков его величество к сотрудничеству склонил.

Королевство Романис место мирное, то самое для тех, кто хочет начать новую, спокойную жизнь. Я спас жизнь королю и его сыну, за что он дал мне работу, дом и семью. Я был счастлив. Его величество всегда безошибочно разбирался в людях и умел видеть их настоящими. Он сразу понял, что я буду ему верен и дал мне шанс проявить себя.

Через год службы я смог заслужить его доверие, и он доверил мне жизнь своего сына. Молодой господин был веселым и добрым мальчишкой семи лет, и я воспринимал его практически как младшего брата. А он меня как старшего. Этот мальчик и стал мне настоящей семьей, я был счастлив с ним возиться, это даже было весело.

Именно там я познакомился с остальными. Мотодеус был старым учителем еще его величества, и неплохо знал магию. Был умным, добрым и приятным дедушкой, практически дедом для всех.

Амира одна из внучек старика, милая, добрейшая девушка. Неплохо разбиралась в артефакторике, и даже хотела ехать учится в Норд — Андервайс. А я думал узнать ее получше, уж звание первой красавицы принадлежало именно ей.

Миккос тот еще пройдоха. Поймал его, когда он в мой карман залез. Отлупил, как следует, да отпустил придурка. Только потом он еще несколько раз нарывался. Но ничего, его потом наша кухарки приютила. Он как и я семьи лишился из — за войны, вот и решил я помочь ему. Забавный тип, не плохой, просто глупый. Пришлось потратить много сил, чтобы его хоть читать научить.

Это счастливое время продолжалось пять лет. Пять лет рая, а затем пришли темные времена. На ежегодном балу, который организовал наш король, прибыл Оракул. Я не знаю, подкупили его, орочьими наркотиками накачали или еще что, но он предсказал будущее. Обычно Оракулы предсказывают два пути, один к пропасти, другой к решению. Но он почему — то не назвал второго пути, а ведь он был очевиден, оставить нас в покое. Пророчество пронеслось по всем уголкам мира, и к нам пришел ультиматум. Отдать им молодого господина на «очищение».

Конечно же, его величество отказался. Кто отдаст своего ребенка на смерть. Орден Рассвета не упустил такой возможности, самоутвердится, ко мне приходил Кевель с предложением вернуться и исполнить долг. Я ужаснулся, как изменился тот милый парень, тот кто боялся ответить на удар и трясся перед группой хулиганов. Тот добрый парень умер, а появился ублюдок и тварь не лучше тех ублюдков.

Я послал его по всем известному маршруту. Сильнее от смены характера он не стал, так что я просто скинул его с лестницы.

Все светлые народы объединились против нас. Бывшие союзники, друзья, даже свой народ и те пошли на нас войной. Конечно, мы не смогли противостоять такой силе и проиграли. Только нам пятерым тогда удалось сбежать. Тогда — то юный господин и принял решение отомстить.

Двадцать лет мы странствовали по миру, постигали силу тьмы, смерти и демонов. У Ирвинга был настоящий талант в магии, так что он быстро поднялся на высокий уровень магии, а учился он как одержимый, порой теряя сознание, но эффект на лицо, двадцать лет учебы сделали его очень сильным и опасным. Ведь без него нам Норд — Андерверс было не взять. У нас не было таких талантов как у него, но мы нашли для себя способ. Мы смогли отбросить наши смертные тела, чтобы стать сильнее. Мотодеус принес себя в жертву и заключил свою душу в филактерию, он стал настоящим Архи — личем. Амира поступила так же и стала призраком Банши. Миккос увлекся демонологией и сам стал демоном.

Я отдал свою плоть и кровь Темнейшей став Рыцарем смерти. Жуткая тварь. Я заслуженно был в нашей четверке самым страшным, бесчувственным и жестоким. Мы потеряли наши сердца, милосердие и доброту. Недавно я испытал возвращение своей силы. До сих пор в озноб берет. Нет плоти, крови, души, мыслей, милосердия, я был готов убить Геру, я ее не узнал. Не хочу больше быть таким. Рыцари смерти в магии не так хороши, но вот голой магической мощью мы давить умеем, нам заклинания по большей части нужны для поднятия армий нежити и то качество хромает. Даже моих зомби — гоблинов мне сделал Мотодеус.

И мы отомстили, воплотив их страхи в жизни. Семнадцать лет мы воевали, искореняли и убивали. Мы прошлись войной по всем землям, вырезая предателей и все живое. Но с годами мы забыли нашу цель, мы стали настоящей армией тьмы и сражались уже не за месть, а за радость убивать. Мы стали монстрами. Мне даже страшно подумать, как было плохо Ирвингу, ведь он в отличие от нас ничего не забыл.

А все остальное мы уже знаем. Мы проиграли и вот я тут.

НЕТ! Не так. Я попал в другой мир, в тело русского парня и там старался стать сильнее. Да, вроде так. А потом… не помню…

Ладно, сейчас займемся другим.

Так, а где Беллатриса? Честно говоря, я не надеялся, что она выживет после всего случившегося, но раз она тогда была жива, а в кинжале не ее душа, то нужно подумать, как с ней быть. Все же жалко отдавать столь сильного мага дементорам. Да и персонаж она колоритный, такими кадрами не разбрасываются. Но вот помогать ей сбежать не разумно, не отстанут. Да и годы Азкабана, потом Одержимость явно очень плохо сказалось на ее здоровье. Но убивать нельзя, она же столько всего знает, и может научить. Думаю, я знаю, как ей помочь.

42
{"b":"551836","o":1}