ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— И на кого же ты собрался охотиться, а? — Прищурился дядька Мирон.

— Не охотиться, а защищаться. — Улыбнулся я в ответ. — Мой кораблик будет способен дать отпор любому противнику, но главное, он всегда сможет от такового сбежать.

— Такой быстрый? — Удивился опекун.

— Скорее, незаметный. — Покачав головой, ответил я. — Но пока это только проект. Посмотрим, как он покажет себя во время финальных испытаний.

— Когда? — Тут же загорелась Хельга, но я вынужден был её разочаровать.

— После доработки в нашей мастерской. Пока закончен лишь первый этап. Нет, мы разумеется, испытаем и нынешний вариант, но… реально, только для того, чтобы убедиться, что «Мурена» способна добраться до эллинга под Новгородом, своим ходом.

— А штурманский стол?

— Вот его мы можем испытать в деле, в первом же вылете. — Кивнул я и Хельга довольно улыбнулась. Ветров, как и обещал, не распространялся об установке на «Резвом» модернизированного штурманского прибора, и сестрица ещё не имела возможности увидеть его в деле. Впрочем, учитывая, что сам Святослав Георгиевич уже полтора месяца находится в рейсе, у неё и шансов на это не было. Вне «кита» младший штурман и второй помощник капитана особо не общались. Ветров, по — прежнему, довольно холодно относится к «китоводам» — белоручкам вообще и чужим протеже в частности, а сестрица это чувствует и не горит желанием сокращать дистанцию. Но… это их проблемы, и лезть в них я не желаю. Сами разберутся, чай не маленькие.

— Знаешь, Кирилл… если с «демонстрационным» испытанием я проблем не вижу, то перевод «Мурены» в мастерскую под вопросом. — Медленно проговорил Завидич. Я нахмурился.

— Что, Несдинич будет против?

— Ты правильно понял. — Кивнул дядька Мирон. — Учитывая, что кроме тебя никто не знает, что именно нужно доделывать в дирижабле, твое присутствие в мастерской необходимо. Но из‑за ситуации с Гроссом, мы не можем так рисковать.

— Кирилл, а почему бы тебе не закончить работу здесь? — Спросила Хельга.

— Чтобы через день после окончания работ, все материалы оказались в распоряжении арт — инженеров седьмого департамента или военно — воздушного флота? — Вздохнул я. — Мне достаточно того, что наш куратор каждую неделю отсылает папки с отчётами своему начальству. И сколько там всего подсмотренного в моих чертежах и разработках, одному богу известно. О добровольно переданных схемах, я и вовсе молчу. Но там хоть финансовая отдача была! А если они увидят, что именно я сотворил с обычной яхтой… запрут здесь на веки вечные без всяких Гроссов!

— Можно подумать, всё так страшно. — Фыркнула сестрица. Я окинул её долгим взглядом.

— Ну хорошо… Представь себе двигатель, которые не весит ни грамма, потребляет энергии столько же, сколько обычный паровой агрегат, но не требует воды, а значит, не нужно резервировать несколько тонн грузоподъёмности для тендера с жидкостью или можно выкинуть полторы тонны железа в виде трубы конденсатора, высвободив таким образом, как минимум, полсотни единиц энергии, благодаря которым, кстати, можно чуть усложнить «облегчающий» рунный круг, добавив ему добрых десять процентов мощности? При этом, заметь, такой двигатель способен развивать совершенно сумасшедшую скорость, ограниченную лишь прочностью конструкции самого дирижабля и… некоторыми законами физики.

— За такие знания и убить могут. — Медленно проговорил дядька Мирон.

— И убьют. — Кивнул я, отводя взгляд от Хельги, ошарашенной результатами только что проведённого короткого подсчёта, если я не ошибся, читая по губам её тихий шепот. — Если узнают. Именно поэтому я так легко отдал куратору лишь некоторые наброски своих ранних идей и схемы штурманского стола. Последний требовал достаточно сложных расчётов, чтобы у Брина не осталось сомнений в том, что здесь я плотно занимался только столом и ничем больше.

— Вот, кстати, куратор абсолютно уверен, что в рунных расчётах ты натуральный гений. — Оправившись от удивления, медленно проговорила Хельга. — Он прав?

— Нет, конечно. — Фыркнул я. — Просто в Высокой Фиоренце мне повезло, и я получил в подарок от одного местного артефактора очень интересный прибор, серьёзно облегчающий муторную работу с обсчётом рун.

— Это та железная трещотка неимоверного веса, которую ты постоянно прячешь от чужих глаз? — Осведомилась Хельга.

— Именно. — Кивнул я. — И когда я закончу с «Муреной», обязательно передарю её Брину.

— Зачем? — Изумилась сестрица.

— Чтобы его не считали гением и не пытались «законопатить» в Китеже навечно. — Неожиданно рассмеялся дядька Мирон. Ну да, догадаться нетрудно.

— Верно. А себе я соберу другую. Это не так уж сложно, если знаешь принцип. — Кивнул я. Хельга вздохнула и, покачав головой, неожиданно широко и заразительно зевнула.

Точно, уже первый час ночи! Засиделись мы сегодня. Или правильнее сказать «вчера»? Да ну, какая разница, один чёрт, спать пора!

Несмотря на тёплый майский вечер за окном, по полутёмной комнате плясали отблески пляшущего в камине пламени, а сидящий в кресле человек, щурился глядя в танцующие над прогорающими дровами жёлто — красные языки.

— Предлагаю провести операцию прямо на верфи. — Голос стоящего за спинкой кресла человека, вырвал хозяина дома из размышлений.

— Ну да, разумеется. — Насмешливо фыркнул он. — На государственной верфи в Китежграде, да ещё и находящейся в военном секторе, охраняемом гарнизоном, комендатурой и ещё бог знает кем. Мудро! Нет. На территории завода выстроен эллинг, значит, дирижабль будет переведён туда, а следом и хозяева подтянутся. Вот тогда, выберем время и, без спешки и ненужных жертв проведём… «операцию». — Мужчина оглянулся на подчинённого. — Я ясно выразился?

— Разумеется. — Торопливо кивнул тот, одновременно чуть отступая назад.

— Свободен. — Хозяин дома откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза.

Глава 9. Ищущий да напорется

Я был взбешён. Нет, не так я был в абсолютной ярости! Ветрова с его «Резвым» нет, Светлана с Ириной укатили на воды в «дважды Баден», по их собственному выражению, а моя последняя надежда — почтовый бот ушёл вне расписания полчаса назад. Видел его, пролетающим над куполом. А я торчу в Китеже и не могу выбраться на день рождения Алёны! Хоть бери и угоняй дирижабль… собственный!

Но и тут облом. «Мурену», как выяснилось, без разрешения портовых властей, в воздух не поднять, а охраняют её не хуже, чем весь военный сектор, где располагается маленькая государственная верфь, на которой обычно ремонтируются малые боевые корабли охранения парящего города, и небольшой док для них же, куда и перевели с той самой верфи мой дирижабль, сразу после окончания работ и ходовых испытаний. Успешных, надо сказать. Хотя, конечно, до высотности «китов», в нынешнем виде «Мурене» грести и грести. Зато, арт — приборы, показали себя на высоте, хотя энергии они, конечно, жрут… море. Ну ничего, на эллинге при мастерских доведу «рыбку» до ума, никому мало не покажется! Но это дело будущего, а вот как мне быть сейчас? Алёна ждёт… нет, она не обидится, если я не смогу выбраться к ней на праздник, всё же, Китеж, это не соседний городок, и сейчас от него до Новгорода добрых четыреста вёрст, но я же обещал!

Отбить телеграмму? Так, её доставят лишь к вечеру, даже если это будет молния первого класса! Не пойдёт. И вообще, отставить пораженческие настроения. Нужно решать, как добраться до Новгорода, а не придумывать способы извиниться за отсутствие. Эх, мне бы кры…

Стоп. Крылья? Хм… кажется, у меня есть идея. Где тут мои наброски? Костюм — «летяга»… нет, это не то. Времени слишком мало. Парашют — крыло? Нет, это тоже долго. Да где же? А… вот оно, мечта моя с прошлой жизни. Так и не выбрал время, чтобы её воплотить. Кстати! Что у нас на часах? Семь ровно… можно успеть. Парашютная мастерская на втором уровне «гостевого», пока закрыта. Столярная? Нет, не пойдёт, долго и ненадёжно. Значит, к «железячникам» на верфь, там работа кипит и днём и ночью. Эх, жаль нет дюралюминия, каркас выйдет тяжёлым… ну ничего, облегчим конструкцию рунным кругом. Правда, батарейкой придётся поработать самому, но это мелочи, честное слово. Ну что, понеслась? Чёрт, чуть деньги не забыл… и рюкзак!

44
{"b":"551866","o":1}