ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Голова страшно заболела, Мерида схватилась за виски, увидев чужими глазами, как она согнулась. Все тут же прошло, Гувер выпрямилась и нашла глазами Татьяну. У русской шла носом кровь, она извинилась перед спутником и быстро вышла. Мерида медленно, как во сне, провела глазами по залу. Ощущение было такое, что она находится в маленькой комнате, где все кричат разом. Чужие мысли нахлынули на нее. Стоило выхватить взглядом чье-то лицо, хотя бы случайно, как мозг взрывался водопадом образов, чувств и звуков. Гувер сделала шаг к балкону, прочь из зала, от людей и их мыслей. Ее подхватили сильные руки, не дали упасть.

— Рыжик, с тобой все в порядке?

— Нет! Стив, уведи меня отсюда!

Но было поздно, она уже смотрела глазами Солджера на свое бледное лицо с широко распахнутыми сиреневыми глазами, в которых плескался испуг. Стив что-то почувствовал и вздрогнул, связь прервалась, Гувер опять видела его. Из носа у Солджера капнула кровь.

— Стив, пожалуйста! Со мной что-то происходит!

Солджер, не говоря ни слова, подхватил ее на руки и понес прочь. Хлестнула удушающая несправедливая ярость к маленькой кривляке от Татьяны Михайлофф. Гувер с изумлением различила в ней нотки ревности. Стихло все не сразу, Гувер отчетливо продолжала слышать тревожные мысли Стиви, чувствовать всех проходящих мимо людей, как чеховская мировая душа, о которой говорила Нина Заречная. Ощущение не из приятных, Гувер как будто раздирали на несколько частей, каждая из которых болела и кровоточила.

Солджер аккуратно опустил ее на шезлонг возле бассейна.

— Я позову врача.

— Не надо. — Гувер, все еще опасаясь открыть глаза, приподнялась и села. — Мне уже лучше.

— Рыжик, не дури. Ты бледная, как смерть.

— Это грим.

— Рыжик…

— Стив… я должна тебе кое-что рассказать. Что-то очень важное. Сядь.

Гувер, наконец, открыла глаза. Возле бассейна было темно, только мягко светилась подсветка воды. И от этого было легче говорить, не видя его лица.

— Я бы никогда тебе этого не рассказала. — С трудом начала Гувер, подбирая слова. — Но это касается не только меня, но и тебя тоже. И если вдруг что-то с тобой… будет происходить, ты должен хотя бы знать, что это.

— Я слушаю тебя. — Стивен присел рядом и обнял ее.

Гувер, которая в этот момент очень нуждалась в поддержке, пусть даже поддержке предателя, благодарно прижалась к нему, чувствуя исходящее от Солджера тепло.

— Стив… какое твое самое раннее воспоминание?

Рассказывать пришлось долго. Подробно, стараясь не пропустить детали, о Мак-Гинти, о Куколке, Моритце и его экспериментах, о Линде Крейвен, о Дантоне и Алексе Мастерсе, об Адели. Стив слушал, не перебивая, только обнимая ее все крепче, защищая от всего этого ужаса, пережитого в одиночестве. Он не испугался, он просто слушал, и все это, разделенное на двоих, не казалось уже таким безнадежным.

— Ты должен был стать его носителем. — Всхлипывала Мерида, дрожа, как осиновый лист. — Ты, а не я. Вас же даже зовут похоже: Стивен-Стефан. Так что ты тоже суперсолдат. И фамилия твоя — Солджер. Солджер, понимаешь? А он почему-то закрепился во мне.

— И ты боишься, что ты это не ты, а он? — Догадался чуткий друг. — Нет, это не так.

— Я не знаю, что мне делать. — Тихо и с ужасом призналась Гувер. — Я его даже не чувствую. Мне кажется все время, что это я принимаю какие-то решения, и только потом понимаю, что это он.

— Милка ударил тоже он?

— Нет, это я сама. — Мерида прерывисто вздохнула. — Я его дочь, мы очень похожи. И я ужасный человек.

— Брось. — Стив легонько встряхнул ее. — Мы найдем способ его вытащить из тебя.

Гувер рассмеялась.

— Это невозможно.

— Почему? Вряд ли он там держится крепко, ведь это чужеродный элемент. Доктор Коннор талантливый ученый, ему просто надо помочь. Взаимодействие разумов — процесс двухсторонний. Ты можешь попробовать вспомнить разработки Моритца. И это будет уже половина победы.

Его уверенность, наконец, заразила и Мериду.

— Ну вот, ты и повеселела. — Улыбнулся братишка. — Хватит тебе на сегодня. Я пойду, договорюсь насчет машины. Отвезут тебя на базу, отоспишься там. А после поговорим с Коннором.

Он ушел, оставив Гувер в одиночестве слушать плеск воды о край бортика бассейна. Рядовой подняла глаза и увидела над собой бесконечное небо с мерцающими звездами. Они затягивали, были спокойными и холодными, как лицо Татьяны Михайлофф. Интересно, за этим мнимым спокойствием бушуют такие же бури?

Из темноты вынырнула четверка уже знакомых агентов. Все они были почему-то мокрыми, но крайне довольными собой. Увидев скучающую в одиночестве девушку, «черные братья» остановились. В синем свете подсветки они казались утопленниками. Гувер, ожидающая новой волны чужих мыслей и эмоций, сжалась на шезлонге, но ее не последовало.

— Ты чего здесь сидишь? — Поинтересовался один агент, отжимая майку методом скручивания ее на животе.

— Друга жду. — Огрызнулась Гувер.

— Спасибо, кстати, за выпивку. — Сказал второй агент, выливая воду из форменного ботинка. — Не знаю, кто как, а я теперь у тебя в долгу.

— Это приятно слышать.

— Зря ты сбежала. — Подсел к ней Дантон.

— Я не могу не слушаться приказов моего короля. — Фыркнула Мерида. — И я все-таки здесь работаю.

— Кстати, Игритт, мне кажется, или ты на что-то намекала, когда назвала меня Джоном Сноу, а?

Гувер выразительно посмотрела на остальных агентов, потом повернулась к Дантону.

— Разве только на то, что вы ни хрена не знаете.

— Нет, мне показалось, что ты намекаешь на что-то другое.

— Сэр, мы уже разобрались, что вы не понимаете даже самых очевидных намеков, а теперь ищете их там, где их быть не должно?

Гувер еще раз выразительно посмотрела на агентов, жадно прислушивающихся к разговору.

— Ладно, тогда я прямым текстом приглашаю тебя на свидание. Это такое дело, когда люди сначала идут куда-нибудь вместе, а потом занимаются сексом.

Мерида вздохнула так устало, что у агента Миллера появилось желание зевнуть. Потом голосом, которым учителя разговаривают с безнадежно тупыми учениками, сказала, что даже если агент Дантон будет последним мужчиной на земле, а она последней женщиной, то даже тогда она предпочтет возрождать человеческий род с парочкой человекоподобных приматов, а не с ним.

К концу тирады подоспел курсант Стивен Солджер, с которым принципиальная девица и ушла, оставив ржущих агентов и недовольного Дантона обмениваться взаимными подколами.

Некоторое время спустя агент Миллер поднялся в пустой рабочий кабинет хозяина вечеринки, снял трубку с телефона и набрал длинный номер. На том конце ответили почти сразу.

— Ну как?

— Успешно. У нее даже кровь не пошла. Но вот у связных…

— К черту связных. Хотя… никто не умер?

— Даже особенно не пострадал. Небольшое носовое кровотечение и все. Проект Гувер чувствует себя нормально, не считая некоторого стресса.

— Отлично. — На том конце провода улыбнулись. — Все идет по плану. Скоро она будет совсем готова. А пока… пока что организуем еще одно сражение.

— Вас понял. — Отчеканил Миллер и положил трубку.

Глава 36. Обрыв

— Ты скучаешь по своей девушке?

Бестактный вопрос, но почему-то показалось, что Гувер спрашивает не из праздного любопытства.

— Да. — Ответил доктор Дункан Коннор.

— Думаешь, она тоже?

В этот раз доктор не ответил.

— Не присмотрел себе здесь никого? — Гнула свое Гувер. — А то все со мной только общаешься. Может, у тебя и девушки никакой нет? А ты не гей, случаем? Хотя нет, лучше не признавайся. Я такая нетолерантная.

— Благодаря наблюдательности курсанта Солджера мы выяснили, что ты и Моритц все-таки два разных человека. И мне надо понять, где начинается один и заканчивается другой. А также выяснить природу перемещения твоего сознания. Возможно, это удастся повторить. Сейчас я введу активное вещество, буду проверять твою реакцию на раздражители.

56
{"b":"551889","o":1}