ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Туве Янссон: Работай и люби
Разведенная жена или, Жили долго и счастливо! vol.2
Вердикт
Моё собачье дело
Четырнадцатая золотая рыбка
Принц и Виски
Перевертыш
Потерянные девушки Рима
Не время умирать
Содержание  
A
A

Часть вторая

МАРСИАНИН НА ПЛАНЕТЕ ЗЕМЛЯ

Глава первая

Зеленое море тайги

Они поднимались и поднимались, брели сначала в тумане, молочно-сизой пеленой залившем, казалось, весь мир, брели, и под ногами хрустела крупная скатанная галька, косматые еловые лапы, неожиданно выныривая из мглы, стегали по лицу словно бы осмысленно и зло. Туман понемногу редел, истаивал. И было очень тихо, первобытно тихо – никаких звуков погони, ничего, свидетельствовавшего бы, что в тайге вообще есть жизнь.

Только однажды слева, не столь уж далеко, что-то шумно выдохнуло и метнулось в сторону. Ника замерла, и Вадим по инерции наткнулся на нее. Она моментально отшатнулась, будто не хотела к нему прикасаться. Прямо-таки сквозь него, как сквозь воздух, спросила у Эмиля:

– Медведь?

– Может, и медведь. А может, олень. Не бойся, медведи нынче сытые…

– Интересно, а он знает, что он сытый? – осведомилась она с нотками прежней капризности, той самой, изначально свойственной светским красавицам. Судя по этому тону, начинала понемногу ощущать себя по-настоящему свободной.

– Да глупости, – сказал Эмиль насколько мог беззаботнее. – У него сейчас столько жратвы вокруг… Не до тебя.

– Да, а вдруг шатун? Я про них читала…

– Будь он шатун, давно бы кинулся, – успокоил ее Эмиль. – Ну, пошли дальше…

Они двинулись по извилистой тропке, поднимавшейся вверх, проложенной кем-то в зарослях неизвестного Вадиму кустарника с крепкими, высокими, беловатыми ветвями. Листьев на них не было совсем.

– Похоже, места населенные, – сказал Вадим чуточку громче, чем следовало. – Кто-то тропу протоптал…

Ему, в сущности, хотелось этой репликой как бы закрепить себя в качестве полноправного члена махонького отряда, поскольку давно уже подметил, что к нему с момента с в о б о д ы стали относиться так, словно его и вовсе нет на свете. Ника вообще в упор не видела, а Эмиль если к нему и обращался, то исключительно ради того, чтобы с матом и оскорблениями гнать вперед.

Ну вот, снова… Эмиль бросил, даже не обернувшись в его сторону:

– Тропа-то звериная…

Туман растаял окончательно. Теперь было видно, что они достигли высшей точки – теперь, куда ни направляйся, будешь только спускаться.

– Привал, – объявил Эмиль.

Медленно опустился на землю, достал сигарету. Ника тут же устроилась рядом, прильнула к нему, положила голову на плечо, Эмиль приобнял ее одной рукой столь непринужденно и естественно, по-хозяйски, будто и был законным супругом, зато Вадим – не поймешь и кем, приблудышем…

Внутри все кипело, но он сдержался, сел неподалеку, зажег сигарету. Впереди, вокруг, куда ни глянь, вздымались пологие, заросшие сосняком вершины сопок, ближние – темно-зеленые, те, что подальше – туманно-синие, казавшиеся великанскими, плоскими декорациями, вырезанными из исполинской фанеры и поставленными рядком до горизонта. Ни малейшего следа присутствия земной цивилизации – ни дымка, ни самолета в небе, все, как десятки тысяч лет назад. Вокруг понемногу начинался разноголосый птичий щебет, небо совсем посветлело, но восходящее солнце заслоняли сопки.

– Концлагерь где-то там… – показал Эмиль Нике.

Она невольно передернулась:

– Куда ж теперь?

– Будем прикидывать, – раздумчиво сказал Эмиль. – Восток у нас примерно там, запад, соответственно, там… На север идти не стоит, там сплошное безлюдье, н а с т о я щ а я тайга начинается. Эрго: нужно держаться юга, юго-востока… Куда-нибудь да выйдем. Вообще-то, за этой сопочкой вполне может оказаться и город, типа Кедрогорска, и приличных размеров деревня – поди определи с этого места. Возле Шантарска тоже такие сопки есть, пока не перевалишь хребет, ни за что не догадаешься, что за ней – миллионный город…

– А они за нами не погонятся?

– Вот это вряд ли. – Эмиль мимолетно погладил ее по голове. – Тайга, малыш. Чтобы найти человека, дивизию нужно поднимать. А у них – ни собак, чтобы шли по следу, ни людей, ни времени. Проще свернуть лагерь и смыться.

– Мы выберемся?

– Ох, малыш… – Он рассмеялся, кажется, вполне искренне. – Мы ж не в Антарктиде. Еда есть, воду найдем, тут ручьи часто попадаются. Денек-другой придется идти, вот и все. Выдюжишь? Конечно, выдюжишь, ничего архисложного…

– Я же в походы ходила, – похвасталась она. – И в школе, и в институте. Даже значок есть.

– Молодец ты у меня… – Эмиль надолго приник лицом к ее щеке.

В общем, законного мужа и основного держателя акций фирмы здесь будто бы и не было. Непринужденные телячьи нежности происходили так, словно Вадим бесповоротно стал пустым местом. И он вновь подумал: что, если встать и шагнуть в тайгу? Уйти одному? Ведь бежать-то в одиночку собирался, и никакая тайга не пугала… В нагане еще патрона три, как минимум, медведи сытые, ноги не сбиты…

И вновь не мог себя заставить. Все изменилось. Раньше он был бы беглецом-одиночкой п о н е в о л е. Поскольку лучше было бежать в одиночку, нежели оставаться на нарах. А теперь он боялся остаться один. Боялся, и ничего тут не попишешь.

Он ощущал себя марсианином, вдруг оказавшимся на чужой планете. Все вокруг было ч у ж о е. До сих пор тайга, чащоба, дебри были лишь декорацией для приятных пикничков хозяев жизни. Связь с привычной цивилизацией оставалась всегда и везде – либо машины, либо арендованный кораблик, либо снегоходы. Рядом всегда имелась обслуга: егеря, шофера, прочие мотористы и рулевые. В любой момент можно было в е р н ут ь с я. По большому счету, словно бы и не покидал города. Шантарск всего лишь раздвигался до немереных пределов, и не более того.

Теперь все иначе. Он остался бы один-одинешенек. Один на один с этим необозримым зеленым морем – Ален Бомбар, бля… У Бомбара хоть компас был. А тут и компаса нет. И есть ли за сопкой человеческое жилье, еще неизвестно. Вряд ли.

Так что эти двое, без стеснения обнимавшиеся в метре от него, казались единственным шансом на спасение. В глубине души он чуточку презирал себя за то, что остался сидеть, не ушел в тайгу, но ничего не мог с собой поделать… В вовсе уж бездонных глубинах подсознания истошно вопил крохотный городской человечек, жесткий и уверенный в себе лишь на шумных улицах сибирского мегаполиса.

– Ох, Эмиль…

– Слушайте, – сказал Вадим сквозь зубы, не сдержавшись. – Вы бы уж так нагло не обжимались… Я и обидеться могу.

Черт дернул за язык… Увидев бешеные глаза Эмиля, он поневоле вскочил, потянулся к карману. По-своему истолковав его движение, Эмиль рявкнул:

– За ножом, сука?!

Секунду они стояли друг против друга – потом словно вихрь налетел, Вадим оказался на земле, ничего не успев сообразить. Зато в следующий миг не осталось неясностей, когда грубый ботинок пару раз влепил ему под ребра так, что Вадим взвыл, вертясь ужом.

– Еще хочешь? – рявкнул Эмиль, стоя над ним с отведенной для удара ногой.

Рядом вдруг оказалась Ника, казавшаяся распластанному на земле Вадиму невероятно высокой, с надрывом вскрикнула:

– Дай ему, как следует! Пинком по зубам! Палач выискался, вешатель! Дай ему, выблядку, чтобы зубы брызнули!

И сама неумело попыталась пнуть от всей души. Вадим зажал лицо ладонями, защищаясь от удара. Правда, новых ударов не последовало. Прошло какое-то время, он осмелился отнять руки от лица, а там и слегка приподняться.

Эмиль оттащил Нику, бросил вполголоса:

– Да не пачкайся, малыш, об это дерьмо…

– Я, стало быть, дерьмо? – покривил губы Вадим, осторожно пытаясь встать на ноги. В боку кольнуло. – А вы тогда кто? За моей спиной трахались, как хомяки…

Отшатнулся – Эмиль одним прыжком оказался рядом, рывком поднял на ноги, зажав воротник бушлата так, что едва не придушил. Прошипел в лицо:

– Отдай нож, гандон! Ну?! Вот так… – Небрежно сунул кухонный тесак в боковой карман лезвием вверх. Тряхнул Вадима, взяв за грудки: – И запомни накрепко, козел: здесь ты не босс, а дерьмо дизентерийное. Усек? Каюсь, спали вместе, и неоднократно. Вот только вешать тебя не собирались.

47
{"b":"5519","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Меня зовут Шейлок
Прощение без границ
Женская камасутра на каждый день
Принц инкогнито
Почему Беларусь не Прибалтика
Дневник автоледи. Советы женщинам за рулем
Она всегда с тобой