ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А вчера заявился. Бабка, оказывается, с ним договаривалась, пока мы кувыркались. Приятель вон того, – она показала на белую «хонду». – Ничего, нормальный мужик, веселый, оттянулись мы вчера по полной программе… Сейчас дрыхнет. Ну, я пошла, а то башка пополам раскалывается…

Вадим задумчиво посмотрел ей вслед. Что-то не нравились столь неожиданно возникшие в деревне новые люди. Приятель Витька, который отчего-то предпочел замаскироваться… нет, в крохотном Каранголе, конечно, не замаскируешься, просто странно, почему это он недвусмысленно притаился за кулисами… Что, подстраховка? Очень похоже. Учтем. Мухоморово ружьишко со вчера заряжено…

Голова была чертовски ясной, мысли не растекались по древу – выстраивали четкие логические цепочки. Как всегда случалось в предвкушении изрядного куша, он словно бы становился другим человеком, предельно холодным, собранным, целеустремленным, напоминавшим скорее робота. Совсем рядом, в полусотне метров, пребывали немаленькие сокровища, и следовало урвать приличную долю…

Оглянулся. Из трубы летней кухоньки уже поднимался черноватый полупрозрачный дымок – Ника приступила к работе. А ведь проголодался после вчерашних приключений…

– Чего стоишь? Пошли жрать…

Это появился Паша, выглядевший столь же свежо, начальничка словно бы распирала клокотавшая внутри неведомая энергия, и уж Вадим-то прекрасно понимал, где ее источник. Добавилась одна крайне многозначительная деталь: под расстегнутой фуфайкой на поясе у Паши висела черная кобура с пистолетом старого образца, на длинных ремешках, какую носили военные морячки в Отечественную. Впервые Вадим видел, чтобы шеф нацепил полагавшееся ему по должности оружие, – должно быть, тоже просчитывает неожиданности, стремится остаться и живым, и богатым…

Вадим открыл было рот для задуманного разговора, но тут откуда ни возьмись появился Вася, издали разводя руками:

– Паша, гадом буду, распределитель полетел… – затараторил он, жмурясь в предвкушении печальном неизбежного разноса. – Я по Бужуру носился, как дурак, пока паяльник нашел…

Гроза не грянула. Паша рассеянно почесал в затылке:

– И черт с ним, с паяльником… Шагайте быстренько жрать, и будем собираться. Участок можно закрывать, смысла нет дальше ковыряться…

На стене кухоньки висела связка крупных карасей, их там было с дюжину – ага, Иисус вернулся, тем лучше: все будут в сборе на предмет провала плана номер один… Вся троица наворачивала суп, Ника же держалась как-то странно, то и дело бросая на Вадима определенно растерянные взгляды. Неужели Пабло с утра начал хвастаться кладом? То-то у нее глазенки ошарашенные…

– Паш, – сказал он тихо. – Пошли, поговорим.

– О чем это?

– О тайнах земли, – добавил Вадим вовсе уж тихо, чтобы не слышали посторонние. – О наследстве отдельно взятых купцов…

Паша прямо-таки прожег его взглядом, но без единого слова пошел следом. Они вышли со двора, пересекли улочку, остановились возле непонятной кучи ржавого железа.

– Ну?

– Паша, я тебя умоляю, будь мужиком и держись спокойно, – сказал Вадим. – Чтобы не устраивать кино со скрежетом зубовным и дерганьями. А за пистолетик хвататься и вовсе глупо, мы же не в Техасе…

– Я и не хватаюсь.

– Мало ли что в голову взбредет…

– Короче!

– Если совсем коротко, – сказал Вадим тихо, – ты нашел, а я знаю.

– Что нашел? Что знаешь?

– Паша… – поморщился Вадим. – Ты же не дурак, а? – он наугад достал из кармана первую попавшуюся монету, повертел меж пальцами. Комментарии нужны?

Верзила был здоров, как бык, но на миг показалось, что его сейчас стукнет инфаркт. На несколько секунд он потерял дар речи и всякое соображение. Наблюдавший за ним с легкой улыбочкой Вадим сказал самым доброжелательным тоном:

– Я понимаю, тут остолбенеешь. Вы оба думали, что самые хитрые, а в жизни частенько бывает наоборот… Нет-нет, – он поднял ладонь. – Паша, это ведь совершенно неважно – как я узнал, откуда узнал… Главное, я знаю. И в лоб ты мне пулю засаживать прямо здесь не станешь – во-первых, не такой дурак, во-вторых, могу спорить, соответствующего опыта маловато…

Видно было, что Паша, наконец-то, оклемался и взял себя в руки. Вадим терпеливо ждал, благожелательно улыбаясь: первый закон бизнеса – будь ровен и вежлив с возможным партнером…

– Ты когда успел? – Паша кивнул на монету, которую Вадим все еще вертел в руках.

– Какая разница?

– Ника никак не успела бы проболтаться, времени не было у вас поговорить…

– Паша! – откровенно поморщился Вадим. – К черту частности, давай о деле…

– Что тебе надо?

– Смешной вопрос, – сказал Вадим. – Грубо говоря и мягко выражаясь, хочу войти в долю. Не спеши, лучше послушай… Паша, человек далеко не всегда бывает тем, кем кажется. Особенно в наше непонятное время… – На него вдруг нахлынуло неодолимое желание и пошутить, и привести собеседника в полный душевный раздрай. – Вообще, как ты можешь быть уверен, что я не опер из шантарской уголовки? Сейчас достану красные корочки и табельное оружие, произнесу сакраментальные фразы, и вся эпопея с кладом для тебя закончится довольно уныло…

– Мы законов не нарушали! – быстро сказал Паша.

Вадим внимательнее посмотрел на него и наконец-то получил полное моральное удовлетворение: столь открыто и цинично наставивший ему рога верзила откровенно трусил. Как любой, чья игра внезапно оказалась до предела осложненной посторонним вмешательством, совершенно непонятной угрозой. Глаза так и бегали – он и готов был поверить, что столкнулся с хитрым «тихарем», и отчаянно надеялся, что до этого все же не дошло. Оставил себе этой репликой запасной выход – в самом деле, верст на девяносто вокруг попросту не существует представителей власти или органов правопорядка, поди докажи, что клад хотели утаить…

– Хорошо, Паша, я пошутил, – успокоил Вадим, вдоволь насладившись страхом и растерянностью верзилы, совсем недавно по-хозяйски валявшего Нику. – Я, конечно, не оперативник. Но и не простой бичик. Думаю, не стоит тебя посвящать во все детали и подробности. Скажу попросту: бывают ситуации, когда и новый русский вдруг оказывается черт-те где, в самом неприглядном облике. Такова се ля ви. Ты ведь видел в Шантарске магазины с вывеской «Тимко»? Мои магазинчики, Паша. Как и многое другое.

– То ли у тебя «белка»… – задумчиво протянул Паша. – То ли черт знает что… Но заговорил ты совершенно по-другому, словно это и не ты вовсе… Чего ж тебе надо?

– Того же, чего и всем – презренного металла. – Вадим давно уже не чувствовал себя таким уверенным и сильным. Странствующий бич умер окончательно, вновь вернулся х о з я и н. – Я деловой человек, Паша. И просто физически не могу пройти мимо ситуации, способной принести прибыль. Согласен, это чрезвычайно напоминает шантаж и рэкет. Упоминания о кладе где-то отыскали вы, всю работу проделали вы, а я, стервец этакий, свалился на готовенькое… Можно и так охарактеризовать. Однако есть один нюанс… Паша, я таких, как этот твой Витек, повидал сотни. Тебе он, быть может, и представляется достойным партнером, но поверь авторитетному мнению не самого последнего в Шантарске бизнесмена: это мелкая шелупонь, живущая от авантюры до авантюры. Во-первых, ему совершенно нельзя доверять… ты, кстати, знаешь, что с ним, похоже, приехал еще один и сейчас притаился в отдалении? По лицу вижу, не знаешь… Во-вторых, такие сявки поразительно быстро сыплются на следствии. Ты ведь, насколько я понимаю, не собираешься все эти цацки наклеивать на стены вместо обоев? Продать рассчитываешь с максимальной выгодой? Вот тут я тебе и могу оказаться крайне полезен. Уж я-то смогу продать все без малейшей огласки и с неплохой прибылью. Есть каналы… Проценты можно обговорить спокойно. А Витька – безболезненно убрать из дела. Я тебе ручаюсь – мои мальчики из службы безопасности и не с такими справлялись… Ну? Соображай быстрее, у нас мало времени…

Паша покрутил головой:

– В мозгах не укладывается…

– Попытай Нику, – сказал Вадим бесстрастно. – Я сейчас тебе скажу, как называется моя фирма, где расположена, чем занимается… Иди и спроси у нее, мы же не успели бы сговориться за сегодня, сам понимаешь… Не бичи мы, Паша, ох, не бичи… Вовсе даже наоборот.

84
{"b":"5519","o":1}