ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вив уперла руки в бока.

— Знаешь, Крис, иногда я смотрю на тебя и просто диву даюсь. Я горячо люблю своего мужа, но я не слепая и вижу, что Гарольд Фарбер — роскошный мужик, красавец, и к тому же — а это большая редкость — хороший человек. Да еще с деньгами. О чем еще можно мечтать? Но нет, ты до скончания века готова сохнуть по какому-то паршивому скульптору, который высосал из тебя все соки, и, в конце концов, превратишься в озлобленную старуху, потому, что рано или поздно поймешь, что совершила ошибку, отвергнув Гарольда. Я заеду за тобой в субботу в половине второго. И не спорь.

— Вив, я не желаю его видеть!

— Естественно, ты не желаешь. Тем более что в последний раз, когда вы виделись, он поставил тебе синяк под глазом. Но я согласна с Гарольдом. Ты должна еще раз посмотреть на него.

Когда Крис уже садилась в такси, Вив напомнила:

— В половине второго в субботу, Крис, не забудь.

Утром в субботу Вивьен позвонила Крис.

— Ты не поверишь, — простонала она. — Филиппа задержали в Сент-Джоне, и он вернется только вечером. И во всем городе не найти ни одной приходящей няньки — все бегают за подарками к Рождеству. Так что мне не удастся поехать с тобой днем… Но я тебя прошу, я умоляю тебя, поезжай сама.

— Вообще-то сегодня обещали снег.

— Он пойдет только к вечеру — самое время, чтобы Филипп застрял еще и в аэропорту — мрачно заявила Вивьен. — Пожалуйста, пойди, Крис.

Крис пробормотала что-то нечленораздельное и стала расспрашивать, прорезался ли новый зуб у Мэта. Повесив трубку, она отправилась в кухню. Итак, Вив ехать не может, синоптики обещают снегопад, а сама она сегодня проснулась с тупой болью в пояснице. Все говорило за то, чтобы зажечь камин и спокойно посидеть дома. Что толку встречаться с Дэном после стольких лет? Глупость какая-то.

До часу дня Крис бесцельно слонялась по дому в самом ужасном настроении. Без пяти час она поднялась в спальню, вынула свободного покроя зеленое платье и стала внимательно его рассматривать, словно это могло ей чем-то помочь. Платье было красивым и очень шло ей.

Они все считали, что ей надо встретиться с Дэном — и Гарольд, и Вивьен, и даже Филипп. Ей единственной вовсе не хотелось с ним встречаться. Но ведь Мелани поверила в нее, поверила, что она может что-то делать не только ради себя. Лора была кроткой и уступчивой, никогда не вылезала из своей раковины. И сейчас она, Крис, вела себя точно так же. Как последняя трусиха.

Что, если она никогда больше не увидит Гарольда? Никогда — это слишком долго!

Крис порылась в шкатулке с драгоценностями, отыскала нефритовые серьги под цвет платья и не без труда извлекла из шкафа новые кожаные сапоги. Затем поспешно оделась, стараясь ни о чем не думать, и даже наложила на лицо немного больше макияжа, чем обычно. Ей удалось уложить волосы так, как хотелось: короной вокруг головы, оставив несколько локонов вдоль лица. Наконец Крис посмотрела в зеркало и с удивлением увидела в нем отражение красивой цветущей женщины с огромными карими глазами и гордо посаженной головой.

Дерзай, Крис, велела она себе и вызвала такси.

Она приехала на вернисаж, когда официальная часть была уже позади. Народу собралось довольно много. Знакомых не было, только в толпе мелькнула рыжая голова Вилли Тардиффа, журналиста, приятеля Гарольда, но он ее не заметил. Когда Крис увидела Дэна, она невольно сжалась от страха. Ей захотелось повернуться и бежать, куда глаза глядят. Зачем она вообще сюда притащилась?!

Дэн стоял в дальнем конце зала, беседуя с ректором местного университета. Крис сделала глубокий вдох и двинулась вглубь зала вдоль экспозиции, на ходу, приличия ради, бросая взгляды на скульптуры. Произведения бывшего мужа не произвели на нее никакого впечатления — большей частью они ей не понравились или были непонятны.

Через двадцать минут Крис все же решилась подойти к Дэну.

— Хелло, Дэн! — спокойно поприветствовала она его.

Дэн вздрогнул. Увидев Крис, да еще в «интересном» положении, он растерянно заморгал.

— Крис, — прошептал он. — Боже мой, Крис!

Затем, словно по мановению волшебной палочки, на его лице зажглась знакомая улыбка, когда-то казавшаяся Крис такой неотразимой. А Крис разглядывала бывшего мужа как самый беспристрастный наблюдатель и регистрировала каждую мелочь. Дэн оказался вовсе не таким высоким, каким она его помнила. И как это она раньше не разглядела, какой у него капризный, пошлый рот? А глаза как осколки стекла — холодные, бесцветные, ничего не выражающие. И, кроме того, Дэн начал лысеть. Надо думать, его это очень смущало — он улыбался как-то суетливо, ничтожно.

— Поздравляю, — спокойно произнесла Крис.

— Ты что, живешь здесь? — спросил Дэн. — Ты снова вышла замуж?

— Нет, до сих пор не знаю, стоит ли идти на этот шаг, — с милой улыбкой, которая заслужила бы похвалу даже у Вив, ответила Крис. — Ты внушил мне отвращение к браку!

— Ты стала очень красивой женщиной. — Он словно не слышал ее. — И кто же этот счастливчик?

— Ты все равно его не знаешь. А ты по-прежнему женат?

— Да, но не на Корали. Ты не можешь себе представить, какой она оказалась собственницей — я просто задыхался. С месяц назад я снова женился. Моя жена теперь Нина, она известная манекенщица. Ты разве не слышала — все газеты о нас писали!

— Я не читаю светскую хронику, — небрежным тоном сообщила Крис. — Меня сейчас занимает совсем другое. — И с неожиданно звонким смехом, поразившим ее саму, Крис добавила: — Желаю тебе всего хорошего, Дэн. Я, пожалуй, пойду, чтобы не мешать тебе общаться с нужными людьми.

И она царственно удалилась, оставив Дэна стоять с разинутым ртом.

Вот теперь она наконец распрощалась с ним навсегда, поняла Крис, надевая пальто. Как получилось, что она дала ему такую власть над собой? Он ведь совсем не страшный. Ей действительно надо было увидеть Дэна. Гарольд был совершенно прав. Тут Крис заметила, что рыжий Вилли машет ей рукой, и поторопилась выйти на улицу.

Небо стало свинцовым, начинался снегопад. Однако Крис ничего не замечала. Она была свободна — от прошлого и от мужчины, который едва не разбил ее жизнь. Крис вспомнила, как Дэн всегда старался унизить ее, заставить чувствовать себя неполноценной. Так он мог легче ее контролировать. А вот с Гарольдом она всегда чувствовала себя умной и красивой, ибо он, наверное, и вправду любил ее такой, какая она есть. Может быть, их брак с Гарольдом стал бы счастливым для них обоих.

Направляясь по дорожке к дому, Крис почувствовала, как на лицо ей упали первые снежинки. Поясница по-прежнему ныла, но она все же чувствовала себя легкой, как бабочка, и, если бы смогла, пустилась бы сейчас вприпрыжку.

Дверь за ней бесшумно затворилась — Гарольд смазал петли. Крис подошла к окну и погладила замененную им защелку. Оглядела гостиную, вспоминая все, что он сделал в ее доме. И зачем она прогнала Гарольда? Господи, какая дура!

Крис разожгла камин. Задергивая шторы, она обнаружила, что на улице уже вовсю валит снег. Радостное чувство, рожденное сознанием свободы, покинуло ее. Крис поняла, что упустила свой единственный шанс стать по-настоящему счастливой. Упустила, сказав Гарольду, что не любит его.

Но ведь она любит его. Любит с той самой первой ночи, которую они провели вместе.

Крис подбросила полено в камин. Сбросила сапоги и стала расхаживать взад-вперед, держась за спину. Еще несколько часов назад она панически боялась встретиться с Дэном. Но это было ничто по сравнению со страхом, охватившим ее теперь, — страхом, что она никогда больше не увидит Гарольда, что навсегда оттолкнула его от себя.

Ветер раскачивал деревья в саду, кружил снежные вихри по пустой улице. Блеклый серый свет погас, и на город опустилась тьма. Зажглись уличные фонари, тускло мигая среди разыгравшейся вьюги. И тут Крис вдруг осенило: прошло всего две недели, как они расстались, а она уже считает, что Гарольд ее разлюбил. Нет, этого не может быть, он совсем не такой человек, его чувства не могут быть столь легковесны.

30
{"b":"551901","o":1}