ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Поэтому не надо подставлять уязвимые места под удар. — Язвительно сказала Рут, убирая лезвие от его промежности.

— Это было нечестно! — Возмутился Герк, украдкой потирая бедро.

Вместо ответа Рут молча показала ему меч, и Герк поспешил убраться. Зато Хмель подсел рядом, считая, что раз он стоял в дозоре, завтраком пусть занимаются другие. Рут подала ему клинок, но Хмель только покачал головой.

— Я не могу до него дотронуться. Это неразлучник. Он может принадлежать только тому, кому его подарили. Я недостоин.

— Брось, Хмель. Я же не дарю тебе его. Ты можешь посмотреть, если хочешь.

— Нет-нет. — Хмель отодвинулся. — Он твой и только твой.

— Я думала, он называется так, потому что неразлучен с ножнами, а не с хозяином.

— И это тоже. — Гаррет подул на ложку, пробуя на вкус похлебку. — Сам по себе неразлучник превосходит все остальные мечи, но с ножнами он гораздо сильнее. Я раньше вообще не видел неразлучников с ножнами.

— Сильнее с ножнами. — Усмехнулась Рут, подумав, что Хольту бы это понравилось.

— Потому что настоящей силе не требуется даже обнажать меч. — Согласился с ее мыслями Гаррет.

— Потому что сила не в ярости, а в покое. — Вспомнила Рут уроки старого Хольта.

— А если это женщина, — вдруг спросил Хмель, тыкая в сторону клинка, — то ножны его, выходит, мужчина?

— Не будь таким буквальным. — Рус со стуком заправила меч в ножны. — Пойдем, погоняю тебя им, пока готовится похлебка.

— Неразлучник обнажают только для настоящего боя. — Наставительно заметил Хмель. — Так сказала Дева озера.

Рут досадливо цыкнула, но не стала спорить с наемником и не хуже отделала его простой палкой. Для этого пришлось приложить больше усилий, чем обычно, парень успел кое-чему научиться. К ним также присоединился Герк, и Рут смогла воочию убедиться в его мастерстве. Хмель, еле терпевший унижение от побоев женщины, Герку его спустить не мог, и поэтому едва ли не впервые включил в драке голову. Выявить победителя помешал Гаррет, объявивший, что похлебка готова.

— Рут! — Позвал Хмель, глядя в спину варварке, с упоением топающей по мерзлой земле подошвами новообретенных сапог.

— Чего? — Не оборачиваясь, спросила она.

— А кто сильнее, я или Герк?

— Ты.

— А кто искуснее, я или Хмель? — Парировал Герк.

— Ты.

— А если бы мы всерьез дрались, — не сдался наемник, — то кто бы победил?

— Трудно сказать. У каждого свои слабости.

— Сила ничто по сравнению с мастерством. — Высокомерно бросил Герк. — А я учился с самого детства. Я бы победил.

— Это если бы я был таким дураком, что дрался бы с тобой честно! — Не менее высокомерно ответил Хмель. — Но для победы мне не понадобилось бы даже доставать оружие! Я бы отравил тебя, и мастерство бы тебе не помогло.

— Даже умирая от яда, я бы добрался до тебя, и пронзил бы мечом твое подлое сердце!

— А давайте прямо сейчас! — Не выдержала Рут.

— А мы потом сожрем ваши трупы! — Радостно заметил успевший проголодаться демон.

— Я же отравлен! — Возмутился Герк. — И вы тоже отравитесь мной.

— Тогда тебя съем только я. — Гаррет покровительственно похлопал его по плечу. — Человеческий яд мне нипочем. А Хмелем мы поделимся, Рут все равно одна с тобой не справится.

— Не сравнивай Рут с собой, богомерзкое существо! — Возмутился Герк, скидывая его руку.

— Рут не стала бы меня есть! — Поддержал его Хмель. — Правда, Рут?

— Тебя — нет. — Усмехнулась варварка.

— Вот видишь… что значит «тебя — нет»?! А кого бы стала?

— Не бери в голову. — Посоветовала дикарка. — Никто не будет тебя есть. Гаррет шутит.

— Ну, «никто» это сильно сказано, но мы точно не будем. — Степенно кивнул демон.

— Нет, подожди! Рут, ты что, не отказалась бы от человечины, как какое-то отродье Сатаны? А может, ты уже даже пробовала?

— Отстань. — Рут досадливо мотнула плечом. — Что ты заладил?

— Скажи, что не ела живых людей! — Потребовал Хмель, хватаясь за сердце.

— Я не ела живых людей. — Послушно повторила Рут, но Хмеля это не успокоило.

— А мертвых?!

— Нет.

— Я тебе не верю!

— Как хочешь.

— Рут, побойся Троеликой, так ела или нет?! Гаррет, хватит ржать, богомерзкое ты отродье! Наверное, она была очень голодна…

— Хмель! Еще немного, и я передумаю! — Вспылила Рут. — Что тебе за дело, что я ела? Вон, Хольт мне рассказывал, иные лорды вообще жрут одну траву, даже не варят и не жарят.

— Старый Хольт, твой учитель? — Поинтересовался Гаррет.

— Нет, молодой, его сын.

— Хольт-душегуб? — Не поверил Герк. — Ты была у него в плену?

— Что? — Не поняла Рут. — Нет, конечно, он мой… друг.

— И что означает эта заминка? — С сарказмом спросил Гаррет. — Не просто друг?

— Не просто. — Со вздохом согласилась Рут. — Но я не хочу о нем говорить.

— Он тебя обесчестил? — Допытывался Герк.

Рут остановилась, подняла глаза к небу и взмолилась Утешающей дать ей терпения.

— Расскажи лучше про Деву озера. — Обратилась она к Хмелю. — Которая дарит неразлучники достойным.

— Да собственно это все, что я знаю. — Хмель немного покраснел. — И еще то, что их обнажают только ради боя.

— Я расскажу. — Перебил его Герк. — Это древнее сказание, насчитывающее несколько вариантов. Самая первая запись о Деве появилась еще до изгнания Сатаны из Рая…

— Ближе к делу. — Нетерпеливо перебил его Гаррет. — Что за Дева?

— Однажды раненый в бою рыцарь забрел в неведомый лес. — Послушно начал Герк. — Он не помнил, как там очутился, потому что потерял сознание, и конь его шел без направления, туда, куда тянула его жажда. Рыцарь очнулся только тогда, когда упал в воду. Тогда он, шатаясь, поднялся, все вокруг виделось ему словно в тумане, и он понял, что это место заколдовано.

— А может, потому что он ранен был, и у него в голове мутилось? — Хмыкнула Рут.

— Он понял, что это место заколдовано. — С напором повторил Герк. — Из тумана появилась обнаженная дева, прекрасная, как первый поцелуй…

— Вообще, первый поцелуй больше бывает взаимно неловким и вообще не очень удачным… — вставил Гаррет.

— Хорошо, прекрасная, как первая брачная ночь…

— Это только если для невесты она не первая. — Не сдалась Рут. — Слыхал, как женятся варвары в роду Хольтов?

— Замолчите, вы! — Сердито потребовал покрасневший Хмель. — Дайте ему сказать!

Рут и Гаррет переглянулись и пожали плечами, Герк взглядом поблагодарил Хмеля и продолжил.

— Она наклонилась над рыцарем, и спросила, не хочет ли он лишить ее невинности. И несмотря на то, что дева была прекраснейшей из всех, кого он видел, он отказался, потому что не мог обесчестить девушку, не бывшую ему женой, ладно, говорите, а то вас сейчас разорвет.

— Можно подумать, твой рыцарь крестьянок не валял!

— У меня варварки были, им вообще все равно, кто ты и как тебя зовут, если нравишься…

— А то, что он был ранен, ты уже забыл? В такие моменты не до лишения невинности прекрасных дев!

— А может, он ее побоялся просто? Ходит в лесу голая в заколдованном месте, я бы тоже не стал…

— В общем, он отказался. — Подытожил Герк, сам начавший невольно улыбаться. — Тогда дева улыбнулась и сказала, что он истинный рыцарь, раз не захотел ее позорить, и значит, он достойнее достойных. Она коснулась его ран, и они зажили. И протянула ему волшебный меч, и сказала, что он будет служить ему, но он не должен разлучать его с ножнами, иначе меч потеряет половину своей волшебной силы или хуже, будет постоянно требовать крови.

— Да, все верно. — Не удержался Хмель. — Я знаю иных, у кого мечи, если давно в ножны не входили, изрядно портят им характер…

— Я тебе сейчас нос разобью. — Пригрозил Гаррет.

— Вот, что я говорил! — Хмель торжествующе показал ему язык, Гаррет досадливо дернул плечом. — А дальше что было?

— Дальше рыцарь, вооруженный волшебным мечом, сел на коня, разыскал свое войско и помог им одолеть врага. Он был так храбр и доблестен, что дочь побежденного лорда не устояла перед ним и отдала ему свое сердце…

44
{"b":"551903","o":1}