ЛитМир - Электронная Библиотека

Андрей вытащил из барсетки кассету.

- Здесь важная информация. - Он положил кассету на стол. - кстати, на всякий случай копию стоит сделать.

Геннадий сосредоточился.

- Твоя задача сложная: надо поехать в Москву, найти одного человека и передать кассету. - Андрей протянул бумажку с адресом. - человека зовут Виктор Смирнов, он полковник ФСБ, во избежание утечки информации передать материал ему нужно напрямую. Поэтому надо встретиться с ним на его даче в Щелково, когда он вернется в Москву.

- Для командировки нужны будут основания, - повертел кассету в руке Федорчук. - но я постараюсь быстро оформить необходимые бумаги.

- Неправильно, - донесся тихий голос со стороны дверей, - во-первых, неизвестно, когда он вернется в Москву, во-вторых может быть он и есть Зубр.

Андрей и Геннадий повернули головы к Кристине. Гиря в дополнение к шортам и майке уже успела раздобыть шлепанцы и камуфляжную куртку.

- Что я о нем знаю? - сухо продолжала Кристина. - Я должна была собрать максимально полную информацию на Искандера и передать ее людям Зубра, фактически стравить две банды. Получается, Зубру только это и надо было. А теперь, когда я позвонила Вениамину, приехали эти головорезы.

- Вениамин не Зубр, почти уверен. Но что же ты предлагаешь? - задумался Андрей.

- Кассету надо передать человеку, никак не связанному с операцией 'Луна'. Он в свою очередь свяжется со своими знакомыми в столице. Таким образом Зубр еще некоторое время ничего не будет знать о наших планах.

- И у тебя есть такая кандидатура?

- Да. - Кристина кивнула головой. - Геннадий, вы можете обеспечить мне шифрованную спецсвязь?

- Официально - нет, - усмехнулся Федорчук. - вы кто такая? Капитан ФСБ? A где ваше удостоверение?

- Интересный вопрос! Наверное в штабе операции, в Сочи, - задумалась Кристина. - но тогда хотя бы выход в интернет сможете обеспечить?

Геннадий поднялся и неслышно исчез. Андрей в некотором сомнении смотрел ему вслед. Он не знал, какой уровень знакомств у Кристины и сомнения имели под собой почву.

Глава 18

В кабинете начальника сочинской полиции генерала Леонова состоялось совещание, на котором присутствовали его зам, полковник Селезнев, московский гость полковник Малетин и начальник оперативно-розыскной бригады подполковник Пашков, фигура одиозная, известная в узком кругу под прозвищем Череп. Это был двухметрового роста человек с широкими плечами и абсолютно лысой головой, покатой как колено. С виду простой, крутой и прямой, как ствол ружья, подполковник Пашков был на самом деле отменно умен, ироничен, хваток, профессионально цепок и начитан, за что его и уважали сотрудники сочинского ГУВД, от сержанта до офицера. А на шутки коллег в свой адрес типа: "Голова - бильярдный шар" Пашков не только не обижался, но даже поощрял остроумие подчиненных, зная, как оно разряжает атмосферу и способствует психологической и умственной зарядке.

- Свои дела разберем после, - начал совещание генерал Леонов. - Давайте подумаем, как будем завершать работу по операции "Луна". Обычные методы тут не годятся, у противника тоже работают профессионалы.

- Из оперативных источников поступила информация, что Туаев, возможно, убит, - развалился в кресле Селезнев, чем-то напоминавший студень из холодильника. - стрельбу слышали отдыхающие из ближайшей турбазы. Спустя час на место перестрелки в скалах прибыл автобус с ОМОНом. Под утро на месте происшествия уже работали три следственные группы и бригада экспертов из ФСБ. Обнаружено две сгоревшие машины. Шесть трупов - результат внутренней разборки между бандитами, уголовное дело прекращено по формулировке 'в связи со смертью подозреваемых'.

Он переглянулся с Малетиным. Было видно, что искать неизвестных, устроивших побоище в скалах, никому не хотелось.

- Интересный факт, - поморщился Пашков. - все убитые принадлежали к одной преступной группировке - бригаде Туаева. Надо полагать, произошла разборка между конкурирующими бригадами.

- Не суть важно.

- Это не из-за наших ли героев - они до сих пор не пойманы? - меланхолически спросил Пашков.

Малетин посмотрел на нахмурившегося генерала, однако промолчал. Потом через некоторое время сказал угрюмо:

- Вчера днем в частном гараже на окраине города найдено два трупа. В одном из них был опознан ранее неоднократно судимый Виталий Киселев, кличка 'Зона'. Выясняем все обстоятельства, Алексей Тихонович.

- Кто второй? - буркнул генерал.

- Некто Киласония, кличка 'Художник', нигде не работающий, дважды судим. На данный момент устанавливаются все обстоятельства происшествия.

- Какие будут соображения?

Пашков пожал круглыми плечами, вытер потное лунообразное лицо с набрякшими веками.

- У меня пока нет никаких версий. Будут результаты экспертиз - там посмотрим.

- Что говорят очевидцы?

- Свидетелей нет, очевидцев тоже. Камер видеонаблюдения тоже поблизости не было.

- Что ж, отсутствие свидетелей - тоже результат, хотя мне больше нравится их присутствие. - Леонов повернулся к Малетину. - Сергей Георгиевич, у вас есть соображения по двум нашим фигурантам?

Малетин набычил круглую голову с ежиком волос, потер затылок, сказал глуховато:

- Вчера поступила оперативная информация, что Шальнев и Гиря скрываются в частном доме в Хостинском районе. С помощью спецназа МВД была предпринята попытка их задержать. Несмотря на применение табельного оружия, оба фигуранта прорвали кольцо окружения и скрылись. В настоящее время ведутся их активные поиски. Выяснилась любопытная деталь: недвижимость принадлежит Рустаму Туаеву. Какие будут указания?

В кабинете наступило молчание. Тишина прервалась лишь стуком карандаша о столешницу, который по привычке вертел в пальцах генерал.

- Аэропорт и вокзалы взяты под контроль, - заметил Селезнев. - Но в целом площадь поисков довольно большая.

Муровец кивнул.

- К розыску подключаем военных. Заодно распространили ориентировку всем райотделам, может, отыщется какой-нибудь след.

- Что у вас еще, Сергей Георгиевич? - заметил жест Малетина генерал.

- На мой взгляд, операцию 'Луна' следует завершить. Работу по группировкам Искандера и Зубра передать местному УФСБ.

- Хорошая мысль, - меланхолически заметил Пашков. - Мы тоже займемся этим вопросом, если позволите.

- Не возражаю, - кивнул генерал. - За работу, коллеги. Что с полковником Смирновым?

- Сегодня вечером полковник собирается в Москву. Конечно, будут еще многочисленыые разбирательства на разных уровнях...

- В общем, дело, конечно, дрянь, - согласился Леонов. Малетин криво усмехнулся, осторожно откинувшись на заскрипевшую спинку стула.

- Вы пессимист, генерал.

- Как же мне быть оптимистом, Сергей Георгиевич! Поработали бы в органах с мое...

- Да где уж мне! Здоровья столько не хватит. Кстати, в чем разница между пессимистом и оптимистом? Пессимист говорит, что будет хуже, а оптимист что хуже быть не может.

Генерал Леонов улыбнулся, но моментально стер улыбку с лица и стукнул карандашом по столу:

- Предлагаю совещание считать закрытым.

Порывшись в завалах своей памяти, а затем сверившись с найденной в интернете информацией, Андрей связался с одним своим знакомым по Интерполу. Ответила ему секретарша.

- Хэлоу! - прощебетала она. - Майкл Разникофф инвестигейшн эйдженси.

Андрея бесила эта дамочка. Его сильно раздражало, с каким чувством превосходства она поглядывала на всех посетителей детективного агентства. Но особенно русскоязычных. Майкл Разникофф и вправду был подлинным иностранцем, родился в Вене, закончил колледж... Но папа с мамой у Майкла были, чистокровные одесситы. Разникофф говорил по-русски словно это был его родной язык, а, например, ивритом вообще владел бесподобно. Шальнев звал мистера Майкла просто Мишей. Разникофф собственно говоря в штате Интерпола не числился, он был консультантом, по финансовым делам, особенно связанным с отмыванием денег. Время от времени Интерпол привлекал его для какой-либо шумной компании. Вместе они наваливались на каких-нибудь особо наглых мафиози, затем шел показательный процесс к которому въедливый Миша, конечно, прикладывал руку. Особо наглые на какой-то срок садились, а Разникофф пополнял свой послужной список для служебного резюме.

29
{"b":"551911","o":1}