ЛитМир - Электронная Библиотека

- Вот сука, - сказал после паузы Зубр. - Ну и что дальше?

- Сумма возросла до ста пятидесяти тысяч.

- Какая еще сумма?

- Которую ты мне передашь в обмен на номера счетов, куда Валеев перевел деньги фирмы. Или я передам копии файлов...

- B полицию? ФСБ?, - перебил он, - в них ничего нет. Ты ничего не докажешь.

- Кому как, - заметил Шальнев.

- Что ты имеешь в виду?

- Я имею в виду, что передам информацию из компьютера Пака не в прокуратуру или ФСБ, а одному человеку.

Андрей мстительно замолчал.

- Кому еще? - нервно отозвались на том конце.

- Старшему брату Искандера. Которого вы после пыток заставили отдать вам общак. И тогда даже я не поменяюсь с тобой местами.

Теперь замолчал Зубр. Когда он вновь заговорил, голос у него был севший, как спущенное колесо.

- Я согласен. Где встречаемся?

- Встретимся в концертном зале.

- Каком еще зале!?

- Фестивальном, знаешь такой? На Орджоникидзе, пять. Перед началом концерта. Скажем, на сцене. Только без глупостей, понял? Если ты устроишь засаду, все записи Пака попадут к Туаеву-старшему. И тогда тебе точно несдобровать. Ты должен быть один, понял, один!

Андрей отключил телефон и посмотрел вокруг. С афишной тумбы на него смотрел улыбающийся Валерий Мелкадзе.

В половине шестого он позвонил в ГУВД города Сочи.

- Майора Светлякова, пожалуйста.

- Светляков у телефона. Слушаю вас. Говорите! Але!

- Это Шальнев, - проговорил Андрей после некоторой паузы. - Я хочу сдаться. Я концертном зале, на Орджоникидзе, пять. Чтобы ваши люди не открыли стрельбу, я буду на сцене.

- На сцене... на сцене? - безмерно удивился Светляков. - почему на сцене? Почему на сцене! - уже возмущенно закричал он, но ответом ему были гудки.

Майор засуетился. Ему на голову рухнула оперативная информация, которой пренебрегать было нельзя.

В одном из кабинетов того же здания раздался зуммер.

- Соедините меня с начальником оперативно-розыскного отдела, - приказал медленный властный голос.

- Сию минуту.

- Осянин, господин полковник.

- Только что стало известно, что Шальнев готовится захватить заложников в концертном зале 'Фестивальный'. Дайте приказ применять оружие без предупреждения. Все.

- Слушаюсь, господин полковник!

Человек в мундире набрал еще один номер.

- Коля, он будет в концертном зале на Орджоникидзе. В шесть. Постарайся, чтобы при задержании его не стало.

И дал отбой.

Андрей подъехал к центральным проходным концертного зала за час до начала концерта. Публика уже начала собираться, в основном элитарная - на 'БМВ', 'дэу', 'фордах', 'тойотах' и 'мерседесах'. Вечер был теплый, безветренный, температура к шести часам держалась на отметке двадцать пять градусов.

Через центральный вход Андрей все же не пошел. Понаблюдав за толчеей у турникета через стекла автомобиля, он обошел здание концертного зала и предъявил дежурному служебного входа удостоверение офицера ФСБ, также выуженное им из бардачка машины покойного Пака. Охранник, молодой мужик в кепи, с широким замасленным лицом, постарался вытянуться 'во фрунт', но ему помешал живот. Сконфуженный, он открыл дверь во двор комплекса, и Андрей спокойно проследовал дальше. Одет он был в серые легкие брюки и синюю однотонную майку с длинными рукавами, а темный парик и накладные брови сделали его практически неотличимым от Пака.

Хорошо заранее изучив расположение сцены, служебных и подсобных помещений, Андрей знал, куда идти, и вскоре проник наверх, откуда открывалась великолепная панорама сцены и многоярусного амфитеатра для зрителей.

Он оборудовал себе место для засады. Теперь оставалось только ждать.

Вот уже появился сам Мелкадзе: в ослепительно белом костюме, в лакированных туфлях, без галстука, с прилизанными волосами, успевший получить несколько букетов от фанаток, улыбающийся ослепительной улыбкой кинозвезды, довольный жизнью. Администратор, менеджер, музыканты шли в кильватере главного 'действующего лица'. Спину Мелкадзе, как и полагается, прикрывали два широких шкафа, оставшиеся у дверей гримерной, как только Валерий Мелкадзе скрылся наводить 'марафет' перед выступлением.

Поэтому как гром среди ясного неба для всех и многочисленных зрителей и администрации 'Фестивального', не говоря уже о самом певце и его свите стало прибытие бригады сотрудников ФСБ России, поддержанной батальоном местного ОМОНа и спецназом МВД.

- Внимание, вперед! - раздавались отрывистые команды. - Действовать по плану! Второй взвод, блокировать здание!

Из микроавтобуса вылезли Малетин, Селезнев, Пашков и Светляков. Руководил бригадой было поручено полковнику Малетину. Охрана здания не препятствовала 'захвату', статус бригады был исключительно высок, а на руках руководителя были все необходимые документы для проведения необходимых следственных действий, подписанные в том числе и генералом Леоновым.

ОМОН рассредоточился по вестибюлю, перекрыл все выходы из концертного зала, успокаивая работников, что рейд закончится скоро и прерывать работу не нужно, а спецназ МВД стал прочесывать этажи.

- Семен, мне он нужен живым! - крикнул Малетин Пашкову.

- Хорошо!

'Преступник в зале, предположительно на сцене'. Каждый из спецназовцев имел рацию и слышал указания начальства. 'Блокировать служебные и подсобные помещения, проверить все' доносился голос Пашкова.

Официальная причина была - задержание вооруженного преступника, планирующего захватить заложников из числа зрителей. Но основной состав бригады формировался именно ФСБ и этих следователей интересовали совсем другие вещи. Всего в операции было задействовано сто с лишним человек.

Спецназ проверял помещения один за другим - вот Мелкадзе со своей свитой был временно оставлен в гримерной под присмотром пары бойцов.

'Штурм! Первый взвод! Приступить к задержанию!' спецназ быстро распространился по залу, под шум и возгласы ошарашенных зрителей. 'Только аккуратно, в заде люди' - команды следовали одна за другой.

- Мужики, без стрельбы, - Пашков буквально 'ел' глазами обстановку полутемного зала, пытаясь выискать среди людей, нагромождения всевозможной аппаратуры и декораций Андрея.

Старшой, тот самый, под чьим руководством ОМОН вязал Андрея и остальных в офисе фирмы 'Магистр', подбежал к Малетину.

- С первого поста доложили, - выпалил он, - Кристина Гиря на грузовике прорвала оцепление и выехала с другой стороны к черному ходу в зал.

- Ну так стреляйте на поражение, черт побери! - вскинулся полковник. - что, я учить вас должен!?

- Побежали туда, посмотрим, что там происходит, - предложил Светляков. - думаю, Шальнев никуда от нас не уйдет. Но вот как, зараза, все продумал!

Малетин с Светляковым метнулись на задний двор здания, где стоял грузовик 'Ниссан-кэбстар', с кузовом с высокими стенками; передние колеса у него были спущены - видимо их прошила автоматная очередь.

- Огонь по кабине! Я приказываю! - крикнул полковник.

Один из спецназовцев выстрелил от живота, очередью, опустошая магазин.

- Прекратить огонь! За мной! - скомандовал Малетин.

Вытащив табельное оружие, он бросился к машине, за ним майор и еще двое бойцов.

'Надо полагать, труп' подумал полковник, открывая дверь кабины. Но вместо изрешеченной пулями Кристины он увидел труп Анатолия Пака - со следами запекшейся крови на рубашке.

- Это что такое... - недоуменно пробормотал он, застыв как вкопанный.

Подскочивший Светляков резко врезал ему прикладом по почкам, а затем провел молниеносный захват вооруженной руки и удар коленом.

Резво выскочивший из кузова полковник Смирнов вцепился в другую руку согнувшегося от боли Малетина и приковал ее наручниками к ручке двери. Затем он подобрал выроненный муровцем пистолет.

43
{"b":"551911","o":1}