ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

...

Теперь о хорошем. О приятном.

...

Ан, нет. Сначала июльский сон, который я, видимо, сюда ещё не переписала:

"24.07.2014г. 16:43 Вчера посетила мысль прекратить здесь писать. Но тут же я подумала, что сны надо куда-то записывать, если что, потому что за эти полтора месяца многое было, но в душе равнодушие. В общем, только я подумала о снах, сразу же приснилось что-то странное. Не буду уж всё описывать - половина сна совершенно несвязная, но в каой-то момент, который я (впервые в жизни) видела в ч/б там оказалась я, Брайан (Молко), ещё один парень, имени чьего я не знаю, и, видимо, кто-то ещё. Хотя, по-моему, нас было трое. Утром я ещё помнила причину, по которой нас было четверо... Мы стояли в кругу или даже просто полукругом - они были ко мне лицом, а я к ним. И мы все целовались. Я с Брайаном, Брайан с ним, он со мной. Просто стояли и с какими-то промежутками времени целовались. То, что я отлично помню - так это Брайан, который стоял ко мне боком, и я отчётливо видела блеск волос, блики на солнцезащитных очках и профиль (как на одном снимке 05.07.2014). Ещё помню второго парня, с которым целовалась: он был в тёмной футболке, чёрном пиджаке, у него короткие вьющиеся, почти кудрявые волосы и рассеяяный взгляд. А было нас всё-таки четверо: когда я с ним отошла и стала убеждать, что всё это ничего не значит, а нравится мне он (вероятно, навеяно "наивной" Элен Безуховой), Брайан на том же месте целовался с каким-то парнем. Причём все поцелуи, тогда и сейчас, были абсолютно равнодушными, с сухими взглядами. Очень странная сцена. | Запишу ещё один отрывок из всего этого. Я была уже серьёзно младше, и сон вновь стал цветным. Лагерь, отель, номер. Две-три постели шкаф, полускрывающий вид двери. На ближней к двери постели лежала я., на соседней (сдвоенной) - моя соседка. Потом я легла к ней. У меня на руке были две ранки - совсем свежая и более ранняя, она, заметив кровь на свежей ранке, наклонилась, взяв моё запястье, и провела языком от этой царапины до второй, оставив мокрый след. После этого я поняла, что у меня есть все шансы соблазнить эту "натуралку" и, расслабившись, я опустила голову ей на плечо, готовясь к наступлению. Такое чувство, словно я была одновремнно в них обеих. Но потом за окном мы увидели Бетт и Тину (из сериала The L Word), и это её спугнуло. | Этот рассказ навёл на мысль записать ещё два отрывка, но из другого сна. Он приснился мне, когда мы с Таней жили у неё на даче (с 15.07. по 18.07.): выходя из двора с мамой, я на Филлипа Филипса, с которым уже почему-то была знакома. Он узнал и обрадовался мне, и это было невероятно приятно, ведь тут же его ждало множество фанаток. Он был очень солнечным, улыбчивым, от него словно исходило тепло. Через некоторое время я уже была у него на неком вечере, мы общались я (во сне) решила, что раз у нас уже есть фундамент для отношений, то грех упустить такого человека. Помню только себя с ним в тёмной прихожей, где единственный свет шёл из открытой двери в комнату, где собрались все гости. И мы стояли, разговаривали. Было тепло. | Ещё один запомнившийся момент: лес, дорожка, тяжёлый деревянный забор, а за ним замок в лесу. Я пришла туда, но не могла пройти туда, куда мне было нужно. Я развернулась и встретила девушку, у которой не было одного сандаля и что-то было с ногой, а её лысый спутник на неё "забил". Я потащила длинноволосую брюнетику на себе обратно к забору".

...

Сны у меня интересные и запутанные. Посреди поездки в США приснился сон (кратенько): Что-то вроде наших кофепитий, много радужных, незнакомых, Таня и пухляшка, с которой я обнималась, ероша короткие волосы и придвигаясь всё ближе и ближе, типа что-то демонстрируя Тане.

Теперь к приятному. Закончим уж со снами. Поэтому напишу сон, приснившийся в Лас-Вегасе. В полудрёме раз десять полностью восстанавливала моменты из сна в своей памяти, чтобы уж не забыть. Итак: "03.12.2014 Сон: Продуктовый магазин, я брожу по нему. С потолка свисают новенькие яркие тёмно-синие плакаты The Runaways. Я ими любуюсь. Подхожу к кассе, выкладываю продукты. Я говорю по-английски, она (кассирша) - по русски. Потом я еду домой. То ли в машине, то ли в маршрутке. Едем по Репищева, уже проехали всё, что можно, накнец, опомнившись, собираю вещи и прошу Наташу остановить. Её лица в течение дороги я не видела ни разу. Выйдя, ещё раз говорю: "Спасибо, Наташа!". (Иду домой, заношу продукты). Опять в магазине - вернулась за мамой. Там те же плакаты. | Следующая сцена. Видимо, отель. Идём к столу с завтраком, оглядываюсь и вижу Кэтрин Мённинг (с Холи?). Смотрю на неё, она улыбается мне, я - ей. Типа что-то друг про друга поняли (а я с матерью к тому же). Я судорожно ищу листок, на котором она может расписаться. Листков - море, но все исписаны или искомканы или слишком малы. Перебираю книжки в поисках "ненужных" страниц. Наконец-то нахожу пустую страницу, вырываю. Мы почему-то в школе (словно левая часть этажа была отелем в моём сне, а правая - уже лицеем) - третий этаж у литературы под окнами. Они встают (сидели?). Прошу расписаться. Она отказывается, говорит, что вообще не даёт автографы. Взамен протягивает что-то вроде открытки, показывая там надпись, а потом демонстрирует такую же у себя на пальце (мизинце) правой руки. Но я хочу автограф! Забив на уроки, сбегаю. Сидели в каком-то ресторане. Не понимаю, зачем ей Холи. В какой-то момент говорю с блондинкой моего возраста, убеждая, что Кейт ей не нужна. Куда-то едем в авто. Как я, школьница, к ним привязалась?.... Попадаю к Кейт на День Рождения. Сидим на белом диване, перед нами - сёрный столик. На нём торт в виде Нью-Йорка - с неборскрёбами и достопримечательностями. Эван Рейчел Вуд (ныняшняя на тот момент, а сейчас уже бывашая девушка Кэтрин) отламывает статую Свободы. Кейт сидит на другом от неё конце дивана. Замечая меня, постоянно делает вид, что не понимает... В общем, приснились аж четыре любимых идеала девушки: Джоан Джетт (плакаты и разговор о гитаристке с мамой), финка (кассирша), Наташа и Кэт. О Наташе узнала, только назав её, лица не видела". Позитивное начало дня, когда тебе снятся аж четыре прекрасные девушки.

Я, кажется, влюбляюсь. В эту самую Наташу. Я уже писала про неё. Она удивительная, другая. Она невероятно спокойная, умная и образованная, много знает, но ум её заключён, разумеется, не просто в наборе разносторонних знаний. Она очень красивая, у неё чудесно-тёплая внешность: короткие тёмные волосы, выдающиеся скулы, улыбчивый широкий рот, карие лучистые глаза, нижняя губа по середине проколота. Вот только она меня пониже. И постраше. Её возраст я выяснила только пару дней назад. Ей двадцать четыре. С половиной. Она выглядит намного младше. Я не думала, что у нас разниуа более пяти лет вообще возможна. Но как же хочется её узнать, её внутренний мир, который приоткрывается на её странице оставил след в моей душе. Она совершенно другая, она вообще не похожа на основную массу народа. Сводит с ума. Нет, мы не познакомились, хотя вновь сидели друг напротив друга за игрой. Я на неё просто пялилась. Брала и пялилась. Красивая до невозможности. Мягкая, но не излишне. Тоже поглядывала на меня. Хотя я бы тоже пару раз да посмотрела бы на человека, который рассматривал бы меня так, как я её. С воскресения думаю только о ней. О ней. Да, и о Тане, конечно. Но Наташа... Как по вашему мнению: стоит ли позволить себе в неё влюбиться по-настоящему, ведь я знаю, что перед влюблённой или заинтересованной мною ещё никто не не давал мне хотя бы одного шанса. Стоит ли? Я знаю, что она чуть ли не влюбилась в кого-то. Скорее всего, начать решать этот вопрос следует, когда мы хотя бы познакомимся. Поскорее бы кончилась зима.

Только что наступил Новый, 2015, год. У меня плохое настроение. Мне грустно. Устала. Надо бы прийти в себя. В "нас" с Таней что-то сломалось. Мне не уютно с ней, а бесспокойно, грутно, тоскливо, скучно и обидно. Жаль...

44
{"b":"551960","o":1}