ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зачем ты все ж

Исчезла вдруг,

А, Лизби Браун?

VII

Вмиг, Лизби Браун,

Ты расцвела,

А я не знал.

Ты мимо шла

Не подозвал,

Зря, Лизби Браун!

VIII

Я, Лизби Браун,

Сам прозевал

Тебя: был глуп,

Не целовал

Прекрасных губ,

Да, Лизби Браун!

IX

Речь, Лизби Браун,

Обо мне

Начнут с тобой,

Ответишь: "Не

Знаком такой"

Так, Лизби Браун!

Перевод В. Корнилова

ЕДИНСТВЕННАЯ ЛЮБОВЬ

В заветный путь пустился я

При звездах и луне,

Чтоб утром милая моя

Женою стала мне.

Я миновал долину; там

Столетия назад

Языческий чудесный храм

Стоял, как говорят.

Вдали поблескивал поток,

И я под шум ветвей

Запел о той, кого нарек

Царицею своей:

"О безупречности венец!

О сердца глубина!

Как совершенства образец

Ты Богом создана!"

Вокруг клубился лунный свет,

Вдруг предо мной возник

Воздушный женский силуэт

Возлюбленной двойник.

И понял я, что он проплыл

Как раз по тем лугам,

Где жертвенник когда-то был

Языческим богам.

"Ты дева иль игра лучей?

За что такая честь

Быть двойником любви моей,

Иль ты она и есть?"

"Твоя невеста никуда

Из дома своего

Не отлучалась". - "Но тогда

Что ты за божество?"

"Далеко милая теперь,

Тень возгласила вновь,

Но только не она, поверь,

А я твоя любовь".

"Скажи мне, дома или нет

Избранница моя?"

И снова раздалось в ответ:

"Твой выбор - это я".

"О боже, нет!" Но тень опять

Взялась шептать свое...

Ах, невозможно передать

Смятение мое!

А тень не отступала: "Ты,

Мечтая, перенес

На смертную мои черты,

Мой нрав и цвет волос.

О, вовсе не простушку ту!

Сердечный жар храня,

Ты возлюбил свою мечту,

А стало быть, меня!"

"Раз так - я был как бы во сне

Я покорюсь судьбе!

Возлюбленная, нужно мне

Жениться на тебе!"

Тень стала таять... "Я ничья!

И не мечтай о том!

Ни разу не стояла я

Со смертным под венцом!"

И вот смешалась с темнотой...

Я вспомнил - что за страх!

Венере жертвенник святой

Вот в этих был местах!

Когда ж прибрел, едва дыша,

К невесте (тени, прочь!),

Я понял, что ее душа

Погибла в эту ночь!

Перевод Д. Веденяпина

ДРОЗД В СУМЕРКАХ

Томился за калиткой лес

От холода и тьмы,

Был отуманен взор небес

Опивками зимы.

Как порванные струны лир,

Дрожали прутья крон.

В дома забился целый мир,

Ушел в тепло и сон.

Я видел Века мертвый лик

В чертах земли нагой,

Я слышал ветра скорбный крик

И плач за упокой.

Казалось, мир устал, как я,

И пыл его потух,

И выдохся из бытия

Животворящий дух.

Но вдруг безлиственный провал

Шальную песнь исторг,

Стон ликованья в ней звучал,

Немыслимый восторг:

То дряхлый дрозд, напыжив грудь,

Взъерошившись, как в бой,

Решился вызов свой швырнуть

Растущей мгле ночной.

Так мало было в этот час,

Когда земля мертва,

Резонов, чтоб впадать в экстаз,

Причин для торжества,

Что я подумал: все же есть

В той песне о весне

Какая-то Надежды весть,

Неведомая мне.

Перевод Г. Кружкова

В СУМЕРКАХ

I

Сердце мое поражено и иссохло, как трава.

Псалом 101

Я не томлюсь, не стражду.

Хотя зима близка,

Ведь из людей пока

Никто не умер дважды.

Роз лепестки опали...

Но все давно прошло.

Еще такое зло

Переживу едва ли.

Зимы боятся птицы.

А мне не страшно впредь

На мерзлоту смотреть:

Замерзший не боится.

Сереет лист зеленый...

Но холодность друзей

Не станет холодней

Зимой студеной.

Пусть буря беды сеет.

Едва ли пропадет

От бурной страсти тот,

Кто сердца не имеет.

Мрак застилает вежды,

Но гибель не страшна,

Когда погребена

Последняя надежда.

Перевод А. Шараповой

В СУМЕРКАХ

II

Смотрю на правую сторону и вижу,

что никто не признает меня. Никто

не заботится о душе моей.

Псалом 141

Слышу: многих и сильных о грудь облаков разбивается крик:

"Только малость осталось исправить, чтоб мир совершенства

достиг"

Но какую же бедную малость мечтают они извести?

Да ведь это же я им заноза в глазу, я преграда у них на пути!

"Все прекрасно, - они говорят, - пусть печальный забудет

печаль".

Трудно в том усомниться, что схожий с другими тебе прокричал.

Так он горд, что и пыль образует, взлетая, над ним ореол.

Я ж родился не в срок, и ни дел, ни призванья в свой век не обрел.

"И могучий рассвет, и сладчайшая ночь на земле нам дана,

Восклицают они, - в совершенные мы рождены времена..."

Там, где сотней улыбок прикрыта любая из пролитых слез,

Что же я в этом мире такое? - вот главный, пожалуй, вопрос.

Кто находит, что поступью Первых затоптан был Лучшего путь,

Кто считает, что Лучшее в том, чтоб на Худшее трезво взглянуть,

И кто видит, как цвет наслаждения губят бесчестье и страха

репей,

Пусть безропотно прочь отойдет - он изгой, он нарушил

порядок вещей.

1895-1896

Перевод А. Шараповой

В СУМЕРКАХ

III

Горе мне, что я живу у шатров Ки

дарских. Долго жила душа моя с

ненавидящими мир.

Псалом 119

Ведь были же дни, когда я мог умереть легко,

Так низко смертная тьма тогда надо мною висла...

Я мог бы так и не знать, что жизнь не имеет смысла.

Были же дни, когда я мог умереть легко.

Тот солнечный полдень был, когда все дышало весною.

Я вскапывал грядки и с крокусов снег подталый снимал,

Сад приспосабливал к лету, красил, плотничал, подновлял

И верил тщеславно, что год воскрешен моею рукою.

Был день, когда в Эгдоне с нею, так далеки и все же близки,

Гуляли мы, вереск мешал нам друг друга видеть,

И мощь в ней была, которой нельзя обидеть,

Была защита в касании сильной ее руки.

И ночь была, когда, приткнувшись к камину, лежал я,

Порой засыпая, жалчайший из всех рожденных на свет,

Слабый от веры моей печальной и слыша сквозь бред

Вращение мира, к которому мало принадлежал я.

Даже тогда! Пока опыт не мучил, пока я не знал,

3
{"b":"55223","o":1}