ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Поэтому ты и Юра утверждали, что ни авария, ни камни вам вреда причинить бы не смогли?

— Именно, быстро схватываешь.

Вошел Юра.

— Девочки, ваши вещи уже упаковали, машины готовы, пора отправляться в аэропорт.

— Сейчас, мы переоденемся и выйдем. — сказала Моника, беря меня за руку.

Мы снова вернулись в ее комнату, на спинках кресел висела приготовленная одежда.

— Переодевайся, в брюках будет удобнее.

Мне показалось, что Ника не хотела оставаться одна ни на минуту. Ее что-то беспокоило, но что, она пока не говорила.

6 глава  Фантасмагория

Дорога до аэропорта заняла много времени. Наша кавалькада несколько раз останавливалась перекусить, да и просто размять ноги. Виктор тоже ехал с нами в одной из машин, однако он держался как-то особняком и ни с кем, кроме Юры не разговаривал. Иногда я ловила на себе задумчивые взгляды то одного, то другого. Несколько раз я пыталась заговорить с Никой, но она кажется, опять использовала на мне один из своих даров. Я стала рассеянной и невнимательной, ни на чем конкретно сосредоточить свои мысли у меня не получалось и я забросила это гиблое дело. Теперь я просто развлекалась сменой картинок, как в калейдоскопе. Аэропорт, самолет, пересадка, таможня, встретившие нас машины, новые незнакомые люди с голосами, словно фанфары, гостиница и номер в котором я осталась одна. Единственным моим желанием было скорее уснуть, хотя все происходящее и так было больше похоже на сон, чем на реальность.

Одна фантасмагория сменилась другой. Я шла рядом с Дарием, держась за его холодную руку по странным узким улочкам, мимо людей застывших, словно статуи. Никто не шевелился, казалось, что мы были в музее под открытым небом. Я пыталась заговорить, но мой кавалер сделал многозначительный жест, призывая меня к молчанию, и я больше не заговаривала с ним. Так мы достигли небольшой набережной, и Дарий помог мне забраться в одну из привязанных лодок. Даже не лодок, я вдруг поймала себя на полной уверенности, что это гондолы, а город Венеция, хотя никогда там не была. Вода слегка плескалась, ветерок обдувал и мне стало холодно, я вдруг поняла, что я в своей ночной рубашке, в которой легла спать. Мой проводник в мире теней беззвучно рассмеялся, обнажив белые зубы, и закутал меня в свой плащ, затем взялся за весло и мы отчалили. Я согрелась и стала озираться по сторонам. Странные домики, нависающие над водой, красивые мосты, все было в серебряно-золотом отливе лунного света. Полная луна ярко освещала все вокруг, отражаясь в окнах и окрашивая все своими бликами, смягчая резкие краски на полутона. Кроме нас, казалось, никого не было, т. е. люди были, но они все застыли статуями, словно их движение остановил волшебник взмахом своей палочки. Я получала неизъяснимое удовольствие от этой странной прогулки, убаюканная и успокоенная мерным покачиванием нашей гондолы и размеренными взмахами весла. Дарий смотрелся просто великолепно. На нем была одежда, словно из маскарада, или глубокой древности. Белая рубаха странного кроя, темные штаны, вокруг талии несколько раз обернутая, на особый манер, шаль, какого-то красного оттенка. Этот костюм добавлял ему не только статности и мощи, но и какой-то необъяснимой грации, смешанной с силой. Наблюдая за его движениями, я невольно залюбовалась, как мы любуемся движениями вальяжного огромного хищника. Его длинные до плеч, волнистые волосы, слегка развевал ветер, тонкие, красиво прорисованные черты лица выгодно подчеркивали усы и аккуратная бородка, четкой линией обрисовывая контур подбородка и оттеняя яркие полные губы. Черные, как уголья, горящие глаза смотрели на меня с явным восхищением и в них дразнились бесята. Луна сделала его кожу кричаще-белой. Он сам был похож на ожившую статую, или божество, устроившее всю эту фантасмагорию ради забавы.

Спустя какое-то время, Дарий направил гондолу к причалу, закрепил ее и помог мне выбраться на пристань. Я узнала это место, отсюда мы начали свою прогулку. На набережной стояли те же статуи в тех же позах. Ничего не изменилось, и по-прежнему двигались только мы. Узкие улочки привели нас к дверям гостиницы, теперь я в этом была уверенна. Все еще молча, мы поднялись наверх и, вскоре оказались в моем номере. Я посмотрела на Дария вопросительно, он только улыбнулся в ответ, а затем с силой притянув меня к себе, зарылся лицом в мои растрепанные волосы. Потом вздохнул и потянул меня к кровати. Я удивленно раскрыла рот, собираясь протестовать, но он, схватил меня на руки и уложил в постель, быстро укутывая тонким одеялом, словно мать, укладывающая свое дитя. Сел рядом на краешек кровати и взял мою руку в свои ледяные ладони. Я вздрогнула, он выпустил мою руку, явно смутившись, но остался сидеть радом. Я сама потянулась за его рукой и, взяв ее в свои ладони, пыталась отогреть своим теплом. Согревалась она как мрамор, резкий холод постепенно исчезал. Мне было спокойно и уютно, начало клонить в сон во сне. Я закрыла глаза, все еще не выпуская руки Дария, и заснула.

Утро началось резко внезапно и громко. Моника ворвалась, словно ураган ко мне в номер с завтраком на подносе.

— Давай, соня, завтракаем и вперед, дел сегодня, просто уйма.

Ее привычно-хорошее настроение снова вернулось и я, не желая выбираться из кровати, стала «гнездиться» поудобнее, чтобы составить моей компаньонке достойное партнерство в поглощении странно пахнущей еды. Вдруг Моника порывисто поднялась, обошла кровать, и вернулась ко мне, протягивая цветок орхидеи. Я взяла цветок и улыбнулась, вспомнился сон и ощущение сказки, которое явно отразилось на моем лице. Моя подруга нахмурилась и тихонько ругнулась.

— Дарий, мог бы не так картинно подчеркивать свое присутствие в твоей жизни. — поморщившись, изрекла она.

Я рассмеялась, задорно и счастливо, мне действительно льстили эти знаки внимания, они хотя бы реальны и вполне ощутимы в отличие от моих сумасшедших снов.

— Ну, мне дарят цветы, тебе подарки, что плохого?

— Не язви, ты не знаешь, о чем говоришь.

— Конечно, ты же увиливаешь каждый раз, когда я начинаю задавать тебе вопросы.

— Успеется, ситуация пока терпима.

— Как хочешь, ты все равно сделаешь так, как посчитаешь нужным.

— С чего такое понимание? — спросила она, глядя на меня с явным подозрением.

— Я уже на собственном опыте поняла, что сопротивляться тебе почти бесполезно.

Ей явно понравилось мое «почти», и мы рассмеялись. С завтраком мы разделались быстро.

— Ты уже разбужена, одевайся, буду ждать тебя в холле внизу.

С этими словами, это кудрявое голубоглазое торнадо унеслось из моей комнаты. Я вывернулась из одеяла и застыла, глядя на свою кровать, судорожно хватая ртом воздух. Под тонким одеялом был плащ Дария, которым он меня укутывал в моем фантасмагорическом сне. «Что ж это такое? Где сон, а где реальность? Где может существовать место с неподвижными, как статуи людьми?» быстро, словно пульс, в моей голове бился рой вопросов. Я схватила плащ и на чистом автомате повесила его в платяной шкаф. И только когда я захлопнула его дверцу, мне стало легче. Затем, быстро нацепив джинсы, футболку и удобные, напоминающие теннисные туфли, я выбежала из номера, наскоро его закрыв. Холл был такой же, как и в моем сне, там стояла сияющая Моника, ожидая меня. Все еще перепугано озираясь по сторонам, я подошла к ней.

— Что случилось? — забеспокоилась она.

— Вспомнила свой сон. — я поежилась и передернула плечами.

— Да, от кошмаров Дарий тебя все-таки не уберег. — съязвила она.

— Я вообще не уверена где реальность, а где нет.

— Идем, Венеция ждет нас.

Я вздрогнула, а Ника потащила меня к выходу.

Мы плыли по узеньким улочкам-каналам, которые были оживлены и светлы, представляя яркий контраст с моим ночным видением. Мы вышли возле какого-то здания, с множеством ярких вывесок и я поспешила за своей подругой, которая явно здесь хорошо ориентировалась. Краем глаза, я заметила мелькнувшую сзади фигуру Юры, который следовал за нами. Полегчало.

20
{"b":"552996","o":1}