ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее лицо изменилось, непонятно, как это почти детское лицо стало необъяснимо взрослым, перекошенным яростью и ненавистью. Дарий напрягся, а Ревекка, допив залпом вино, резко отчеканила:

— Я зла на Дария не за то, что он убил Селима, а за то, что он не позволил мне сделать этого самой!

— Ты считаешь, что мне стоило подождать, пока ты восстановишься и выберешься из ущелья, в которое он тебя скинул? — с недоброй улыбкой уточнил Дарий.

— Ты оставил меня один на один с моей яростью и жаждой мести! Мне пришлось гасить ее реками крови тупых упырей и глупых вампиров, порочащих наш род одним своим существованием, которых Селим плодил, как последняя шлюха! — яростно прошипела она, а потом внезапно замерла, закрыв глаза, шумно продышалась и добавила — Забыли… Маркус, можно мне еще вина, а то я с пылу с жару выпила этот нектар, как обычное столовое, даже не ощутив вкуса.

Дарий усмехнулся, Маркус налил вина, а я вместе с Моникой ошарашено смотрела на это прекрасное существо, яростное и очень опасное. Несмотря на все это, Ревекка мне нравилась, я всегда восхищалась ее красотой, умом и независимым сильным характером. Она шла сквозь века в одиночестве, один на один со своими незаживающими ранами, боль которых, так хорошо сохраняла совершенная память вампиров, и при этом ей удавалось не быть мрачной занудой.

— Жаль, что ты покинула вампирский совет. — наконец произнесла я, нарушив повисшее молчание.

— Жаль? — она изогнула свою тонкую бровь, — Почему?

— Ты добавляла перцу этим занудам, считающим себя богами. — с печальной улыбкой сказала я.

— Что ж ты раньше не сказала, что я тебе симпатична? — рассмеялась Ревека серебряным переливом колокольчиков, — Я бы в гости заглядывала, что ли… Дарий, я не знаю, почему она пахнет человеком, но это точно Дезирэ!

— Возможно. — уклонился он от прямого ответа.

— Возможно, — передразнила она его, — да этот характер ни с чьим другим не спутаешь!

Дарий недовольно нахмурился, а Маркус с Моникой присоединились к веселью Ревекки, я лишь улыбалась, слушая их дружный смех.

— Довольно Дарий, — вмешался Маркус, — расскажи ей, я уверен, что наши «заклятые друзья», не из числа ее любимчиков, а у нас ощущается острая нехватка сподвижников.

Он разлил вино по нашим стаканчикам и пошел за следующей флягой, а Дарий начал по возможности коротко рассказывать Ревеке суть происходящего. Было интересно наблюдать за ее реакцией, тем более что сейчас она не утруждала себя контролем своего лица. Она, то хмурилась, то улыбалась загадочной ангельской улыбкой, иногда ее глаза искрились молниями, но чаще ее ноздри широко раздувались, словно перед боем. Разговор постепенно перешел в более мирное русло, все обсуждали предстоящую дорогу, вино и скучные подробности, постепенно сделали свое дело, меня клонило в сон, но я отказалась спать в палатке. Поэтому я заснула завернутая в спальник на коленях Дария в качестве подушки, под тихий звук его прекрасного голоса.

Мне снились темные времена, когда я сама участвовала в зачистках. Запах битвы, сжигаемой плоти будоражил меня, а крики жертв и звук их раздираемой плоти, казалось, всегда будет звучать в моих ушах. Я помнила эти противоречивые чувства, ощущение отвращения к себе — убийце, палачу и четкая уверенность необходимости столь жестоких мер, это всегда боролось во мне. Однако я не позволяла проявиться на своем лице даже тени этой внутренней борьбы! Мои люди, мои спутники, разделявшие со мной ответственность за эти зверства, не должны были ни на секунду усомниться в том, что они совершают законное правосудие, которое неминуемо следует за теми, кто переступил черту. Я помнила их всех до единого, раньше они частенько тревожили мой сон, и я просыпалась в холодном поту, стирая несуществующую кровь с лица и рук.

Вампиры, азарии, хранители! Я до сих пор не берусь утверждать, от кого из этих кланов было больше проблем. Было принято считать, что от вампиров. Это стойкое заблуждение сохранилось до сих пор. Я никогда и никого не пыталась в чем-либо разубеждать. Лица «остановленных», снова чередой проходили пред моим взором. Одни смеялись, открыто издеваясь и бросая вызов своим презрением к нам, другие были печальны, многие были испуганы, затихая в момент осознания своего варварства и нагрянувшей внезапно расплаты.

Ужасней всего были воспоминания о новообращенных, которых обратили и бросили! Их искреннее не понимание, «за что?», приводило меня в бешенство! Хотелось убивать не их, а тех, кто их создал! Позже, под разными предлогами я добиралась до «создателей» и это была моя месть!

Однако, лица «приговоренных», не оставляли меня, и продолжали преследовать в моих кошмарах. Это было тяжелое сновидение-воспоминание о том, что я всегда старалась забыть, навеянное появлением Ревекки.

13 глава Батистен

Утро меня встретило ослепительной улыбкой Дария, пением птиц и восхитительным запахом кофе. Тени моих кошмаров еще были живы, они отражались в моих глазах, и это не прошло незамеченным.

— Кошмары? — спросил он озабоченно.

— Кошмары… — согласилась я.

— От кошмаров лучшее лекарство это хороший кофе. — бодро провозгласила Ревекка, протягивая мне чашку, с ангельской улыбкой.

Дарий помог мне устроиться, облокотив меня на себя, словно в кресле. Я взяла кофе и посмотрела по сторонам. Рядом со мной лежал цветок орхидеи.

— Дарий, — прошептала я с улыбкой взяв цветок и вдохнув его аромат, а затем нахмурилась, — ты уходил?

— Нет, — прошептал он мне на ухо, — это не я, но по моей просьбе.

— Как это? — удивилась я.

— Это я, — заявила Ревекка, устроившись рядом, тоже с кофе в руках, — Дарий разрывался в своих желаниях, и я решила помочь.

— Спасибо.

— Это тебе спасибо. — сказала она быстро.

— За что? — удивилась я.

— Моника сказала, что это ты остановила охоту на меня, когда у меня были не лучшие времена.

— Это было давно. — запротестовала я.

— Все равно, спасибо, — она улыбалась и выглядела искренней, — я даже не знала, что у меня есть такие друзья.

— Ну, я бы не спешила с выводами. — с улыбочкой съязвила я, все же довольная таким поворотом.

— А я и не спешу, дорога предстоит долгая, ваши планы я поддерживаю, так что мы всегда можем успеть разругаться. — так же с улыбочкой, вернула она мне «шпильку».

— Ясно, — ухмыльнулся Дарий, — скучно нам не будет.

— Меня беспокоит, что мы по всему своему пути будем оставлять кровавый след. — сказала я, выразительно глядя Ревекке в глаза.

— Если тебя это сильно смущает, — она в улыбке обнажила свои хищные зубы, — я могу воспользоваться диетой Дария, глядишь привыкну.

— Хорошо, значить смущаться я не буду. — заключила я.

— Я злобное, но благодарное существо. — сморщив хитрую рожицу, заявила маленькая вампирша.

Теперь расхохотался Дарий, из-за деревьев показались Маркус с Моникой, и Ревекка прошептала, подмигнув мне:

— Отличная у вас компания, странная конечно, но я вот подумала, может в этом пути, и я обрету свою половинку?

— Под этим солнцем все возможно… — снова процитировала я, понравившуюся фразу.

— Узнали что-то? — оживился Дарий, едва парочка приблизилась к лагерю.

— Думаю, что ты прав, Батистена надо искать не здесь. — ответил ему Маркус.

— На ловца и зверь бежит, так что мы обязательно найдем его, или он нас. — ничуть не расстроившись сказал Дарий.

— Батистен? — переспросила я, — Ты что, хочешь всех собрать?

— Всех незачем, а вот тех, кому мы доверяем, пожалуй, да. — неожиданно заявил Дарий.

Я не стала спорить, во всяком случае, сейчас. Что я могла возразить ему? У Дария, в отличие от меня был хотя бы приблизительный план дальнейших действий, чем я, в данный момент похвастаться не могла. Я просто не представляла, что делать дальше, а если это представление и оформилось, смутно, на задворках моего сознания, то я старательно продолжала прятать это знание, даже от самой себя. Сейчас я плыла по течению, доверившись своим близким, которые, словно договорившись между собой, давали мне ту передышку, в которой я остро нуждалась. Все происходящее было похоже на затишье перед бурей, с легкими всполохами и рябью, над темным омутом, в котором уже зарождаются события, способные перевернуть все с ног на голову, а может и наоборот. Мое представление о нормальности происходящего, сквозь призму восприятия Кати, не способно было охватить весь объем этой странной реальности, а вот стать полностью Дезирэ, у меня пока не получалось. Я сильно подозревала, что причиной этому является не что иное, как мое отчаянное желание продлить свое нахождение рядом с любимым в своей человеческой ипостаси. Как только придет полное осознание и ощущение себя, вновь облеченной силой и знанием, наступит конец, даже для видимости моей беззаботности. Беззаботность, за прозрачной завесой которой я прятала в данный момент всю меру ответственности, которая всегда была самым тяжким бременем и не только моим.

47
{"b":"552996","o":1}