ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я подняла глаза и столкнулась с глазами Дария, в них плескался такой огонь, что я невольно содрогнулась.

— В чем заключается война? — обреченно спросила я.

— За такие возможности иной раз и до смерти бьются.

— Сколько у нас времени?

— А сколько вам его дали? — ответила она мне вопросом на вопрос.

Я посмотрела на Нинон, она только покачала головой.

— Мы не знаем…

— Я тебе вот как скажу, если дар украден недавно, то время у вас есть, иные посвящения длятся годами, а коли кража была давно… — она обреченно вздохнула.

— То его нет. — закончила я за нее.

— Ну-у… — протянула тетя Женя, — здесь циклы важны, это три дня, пять дней, семь, а девять дней, это крайний срок, после этого возврата не будет, да только я не знаю какой из этих циклов правильный в вашем случае.

— Я успею! — сквозь зубы процедил Дарий.

Я вздрогнула, по моим подсчетам третий день подходил к концу. Маркус вцепился в подлокотники своего стула и тот жалобно заныл под его пальцами.

— Юре говорить, что ты звонила? — неожиданно поинтересовалась тетя Женя. — Он извелся весь…

— Да, я перед ним в долгу. — сказала я намного жестче, чем собиралась.

— Кать, не пропадай… — это прозвучало как мольба.

— Конечно! — засуетилась я. — Как только появится такая возможность.

— Ну да, на войне как на войне. — нервно хихикнула моя собеседница.

— Война? — удивилась я.

— Конечно, — рассмеялась тетя Женя, — уж не возня в песочнице, так это точно. Буду ждать от вас вестей.

— Спасибо. — только и ответила я, отключив телефон.

Дарий буквально отобрал у меня сотовый, после чего выдернув из него батарею, смял ни в чем не повинный мобильник в какую-то однородную массу и выкинул ее в хрустальную пепельницу.

Маркус порывисто поднялся и, схватив Дария за руку, заявил:

— Я иду с тобой!

— Нет! Один я быстрее доберусь до ее горла!

— Это не обсуждается! — лицо Маркуса меняло оттенки от белоснежного до пунцового, его желваки ходили ходуном.

Из его глаз ушла боль, на смену ей пришел гнев и безумие.

— Это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не обсуждается! — огрызнулся Дарий.

— Ты издеваешься?! — ярость Маркуса искала выход и готова была излиться на кого угодно.

— Нет, — Дарий положил руку на плечо азария и его голос внезапно стал мягче, — когда-то ты оставил для меня надежду, я тебе сегодня даю уверенность. Гертруда умрет!

Нинон нащупала на своем плече руку Мишеля и вцепилась в нее «мертвой» хваткой, словно ища поддержки и защиты, испугано скользя взглядом по всем присутствующим.

Ревекка, вытянувшись в струнку, была напряжена до предела, но молчала.

Меня начала бить мелкая противная дрожь, словно от холода.

— Есть уверенность в том, что вор — Гертруда? — пролепетала я.

Нинон оживилась:

— Твоя Марта требовала именно ее голову, она же вручила тебе шар, похоже, ей известно то, что для нас является тайной.

— А если мы ошибаемся? — прошипела Ревекка.

— Тогда смертей будет много! — Маркус буквально выплюнул угрозу.

Дарий смазанным движением оказался возле меня, взял мое лицо ледяными ладонями, поцеловал в лоб и, глядя мне в глаза, сказал:

— Маркус, береги мою жизнь, а я пошел спасать твою… — и… исчез.

23 глава Дорога к прошлому

— Подлец!!! — крик Маркуса разорвал тишину, и все одновременно сорвались на крик.

— Маркус, он прав! — Нинон встала и нетвердой походкой подошла к азарию, пытаясь поймать его взгляд.

— Не-е-ет! — кричала я пустоте, сомкнувшейся там, где только что стоял Дарий.

— Чертов вампир все подстроил! — завопил Мишель, раскурочив стул на котором только что сидела Нион.

Треск раздираемого дерева прекратил истерику и позволил Ревекке вмешаться:

— Довольно! — резко бросила она, и все замерли, как бывало и раньше, если она хотела прекратить бардак на совете саммитов. — Что, черт возьми, с вами случилось?! Неужели вас так легко натравить друг на друга?!

— Я должен был пойти с ним! — упрямо твердил Маркус.

— Да, — хмыкнула Ревекка, — и я тоже, в качестве группы поддержки, а с Моникой, Дезире и Нинон можно оставить одного Мишеля, правда?

Эта издевка произвела на Маркуса отрезвляющее действие, словно его окатили ледяной водой. Однако он сжал кулаки и процедил:

— Ненавижу, когда вампир оказывается прав!

— Это ты о любом вампире или только о Дарии? — рассмеялась Ревекка.

Он хмуро зыркнул на маленькую вампиршу, но промолчал.

Вмешалась Нинон:

— Маркус, боец из меня сейчас неважнецкий, Дезире — человек, а Моника… — ее голос дрогнул, — она сейчас не с нами…

— Ты права… — тихо проговорил Маркус, — но мне так хотелось… — он не договорил, хотя всем и так было ясно, чего бы ему хотелось.

— Сколько здесь слуг? — неожиданно поинтересовалась Ревекка.

— Девять… — Нинон покачала головой, словно отгоняла от себя навязчивые мысли.

— А охрана? — Ревекка не отводила от хранительницы удивленного взгляда.

— Четверо из них.

— Четверо?! — выдохнула обескураженная Ревекка.

— Этого и так более чем достаточно, чтобы сложно было сохранить любую тайну, а тем более то, что здесь происходит. — зло ответила Нинон.

— Я всего лишь хотела понять расстановку сил… — холодно, словно ничто не могло ее задеть, отозвалась Ревекка. — В любом случае, четверо, это лучше, чем ничего.

Из-за этих рассуждений, я переполошилась не на шутку.

— Ревекка, — маленькая вампирша уперлась в меня рубиновым взглядом, — ты ожидаешь нападения?

Мой вопрос ее явно раззадорил.

— Лучше перестраховаться. — был немедленный ответ.

— А ведь она права, — Мишель обрушил кулак на ни в чем не повинный стол, — ситуация очень похожа на запланированную акцию… Мы издерганы, разобщены и с трудом способны сдерживаться… Легкая добыча…

— Легкая добыча?! — зарычал Маркус, — Это мы еще посмотрим! — сжав руки в кулаки, он выскочил из гостиной неизвестно куда.

— Нинон? — пробормотала я, ожидая объяснений.

Она передернула плечами, отгоняя неприятное предчувствие:

— Ладно, — заявила Нинон, словно принимая условия навязанной кем-то игры, но собираясь взять все в свои руки — это наша территория! Жак!

Теперь вышла и Нинон, вслед за ней бросился Мишель и я осталась один на один с миниатюрной вампиршей.

— Вы это серьезно? — только и смогла выдавить я из себя.

— Дезире! Это ты, или Катя? Потому что если Катя, то мне вопрос понятен, а если Дезире, то я его не понимаю!

— А чего ты от меня ждешь? — внезапно разозлилась я.

— Поведения перворожденной и главы клана хранителей! — с вызовом провозгласила она.

Я вздрогнула, словно от пощечины. «Черт, она права», пронеслось в голове, «с какой стати я так раскисла?». Перед моим внутренним взором разлился поток кровавых батальных сцен прошлого. Напряжение росло, я не знала, способно ли мое новое физическое тело хотя бы на что-то из того, что раньше было так привычно, но я точно знала, что пришло время это узнать. Во мне словно что-то перещелкнуло, что-то изменилось. Я перестала ощущать себя зыбким подобием своего прошлого. Откуда-то извне пришла решимость перестать быть статистом. «Что бы ни надвигалось, я отсиживаться больше не буду! Хватит прятаться за спины друзей!», эта решимость сейчас струилась по моим венам, перемешанная с новой порцией адреналина, вытесняя человеческую кровь.

— Что от меня требуется? — очень тихо спросила я.

— Не подставляйся.

— Не поняла?! — решимость начала вскипать и я поняла, что это гнев.

— Любой из нас пожертвует своей жизнью, защищая тебя, поэтому не подставляйся… То что позволено молодой человеческой девушке, непростительно для прародительницы всех хранителей!

Это было жестоко! Сначала мне напомнили, кто я по своей сути и едва я успела это осознать, впервые за последнее время, не цепляясь за человеческие иллюзии, как тут же осадили, напомнив, что я обуза!

77
{"b":"552996","o":1}