ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Верно, – кивнул Уэстли, но видно было, что он чем-то недоволен.

– О’кей, – тихо сказал Рекс Бадер. – Пока понятно. Что дальше?

Уэстли пригубил виски.

– Транскоры не зависят от государств, в пределах территории которых расположены. Они разыскивают для себя капиталы, сырье и людей по всему свету. Они приносят прибыль странам, в которых находятся, но не подчиняются их законам. Они будут продолжать свою деятельность даже в том случае, если государственное устройство изменится коренным образом в результате революции, аннексии, поражения в войне и тому подобного.

Скажем, Международная корпорация средств связи будет существовать и через двадцать лет, какие бы изменения к тому времени ни произошли на политической карте мира – ибо она им неподвластна. Транскоры тоже суверенны – в своем роде, конечно. И национальные государства постепенно становятся зависимыми от них, особенно слаборазвитые. Зависимыми буквально во всем. Чтобы развивать промышленность, они берут кредиты в международных банках, обращаются к международным авиакомпаниям и корпорациям средств связи, продают интернациональным фирмам права на добычу нефти и минералов.

Увеличивается скорость передачи информации, развивается техника, растет число наук. Мы живем сегодня в индустриализованном мире, которым правят транскоры. Мы скоро достигнем того момента, когда все люди без исключения будут работать на тот или иной транскор, будут верно служить этим наднациональным компаниям, забыв о своей национальной принадлежности.

– О’кей, – снова сказал Рекс. – Но какое отношение это все имеет к идее всемирного правительства?

Задавая свой вопрос, он уже приблизительно знал ответ.

– Мы стремимся создать новый международный порядок, в основании его лежит не государство с его отжившей свое концепцией национальной безопасности, а транснациональные корпорации, объединяющие людей по всему свету. В этом новом мире можно будет забыть про безопасность; национальное государство станет заниматься лишь урегулированием внутренних конфликтов. Транскоры с каждым днем становятся все сильнее, мистер Бадер. Заметьте, они не угрожают, не воюют – они работают!

Рекс поставил на столик пустой стакан. Он перевел взгляд с Уэстли на его секретаря, потом обратно.

– Что ж, – сказал он, – мне так кажется, пришло время задать главный вопрос. Во что вы намереваетесь втянуть меня?

Уэстли кивнул.

– Я ждал, что вы спросите. Дело в том, мой дорогой Бадер, что есть люди, которые по тем или иным причинам стремятся не допустить обрисованного мной развития событий. Нам же, если мы хотим создать всемирное правительство на основе транскоров, необходимо собрать воедино все свои силы. Все!

Рекс поглядел на Темпла Нормана:

– Так вот почему вы спрашивали меня, не откажусь ли я работать в Советском комплексе!

Уэстли насмешливо посмотрел на своего подчиненного. Темпл Норман покраснел.

– Темпл немного опередил события, – сказал Уэстли. – А вообще, мистер Бадер, мы хотели, чтобы вы помогли нам связаться с нашими коллегами за, как его называли раньше, Железным Занавесом.

2

Рекс недоуменно уставился на него:

– Мне кажется, что правительство Советского комплекса вовсе не заинтересовано в создании наднациональной организации, опирающейся на международные корпорации.

– Вне всякого сомнения, в правительстве Советского комплекса найдутся люди, которым эта идея придется не по нраву, – отозвался Уэстли. – Еще виски, мистер Бадер?

– Нет, спасибо, – сказал Рекс угрюмо. – Скажите мне, а в американском правительстве такие люди есть?

– Да, конечно.

– Послушайте, – продолжал напирать Рекс, – а можете вы назвать хоть одно правительство хотя бы одной страны, которое поддерживало бы ваш проект?

– Пользующиеся известностью граждане малых государств, которые превратятся в пешек в случае ядерного конфликта, всеми средствами стараются изыскать способ изменить нынешнее положение дел на международной арене.

– В этом я не сомневаюсь, но вы не ответили на мой вопрос. – Рекс поднялся и глубоко вдохнул. – Спасибо за предложение, но… Я частный детектив, и мне иногда приходится рисковать своей шкурой. Но играть в кошки-мышки с Советами, правительством Штатов и всеми другими правительствами, сколько их ни есть на свете, я не собираюсь.

– Вы даже не спросили, какое вам причитается вознаграждение, – мягко упрекнул Уэстли. – Насколько мне известно, вы ведь сейчас живете на НПН?

– Я не хочу этого знать, – мрачно ответил Рекс, – потому что опасаюсь перерешить. Спасибо за виски. Объясните кто-нибудь, как мне выбраться отсюда.

– Струсили, да? – вдруг воскликнул Темпл Норман.

Рекс смерил его взглядом и фыркнул:

– А почему бы вам не попробовать самому?

Безупречный Темпл Норман замялся:

– Я… у меня нет достаточной квалификации.

– У меня тоже, – отрубил Рекс. – Не знаю, что вы там раскопали в моем досье, но только не уверяйте меня, будто в нем написано, что мне по силам в одиночку справиться со всеми правительствами на свете.

Уэстли вздохнул и тоже встал. Сохраняя все тот же добродушный вид, он сказал:

– Мистер Бадер, я прошу вас подумать над услышанным. Учитывая вашу нерешительность, я пока воздержусь от дальнейших разъяснений. Но должен вам сказать, что мы не собирались забросить вас, не приняв предварительно необходимых мер безопасности. Кстати, подтверждение тому, что я здесь сегодня говорил, вы найдете, проверив свой кредитный счет.

– У меня его нет, – сказал Рекс. – Вернее, есть, но это не счет, а не пойми что. Решение же свое я вряд ли изменю.

– Я вызову машину, которая отвезет вас… хм… домой, мистер Бадер, – сказал Темпл Норман.

Рекс кинул на него убийственный взгляд.

– Лучше уж иметь такой дом, чем валяться в канаве где-нибудь на Украине, – прорычал он.

Пару дней он не мог думать ни о чем другом. Это предложение было единственно приемлемым из всех, что Рекс получил за время работы частным детективом. Оно давало ему шанс выбиться в люди и даже стать должнократом. Ведь наверняка последуют и другие, не менее выгодные. Что там говорил этот Темпл Норман? «Вам выплатят такую, сумму, о которой вы даже и не мечтали». Откуда ему знать, о чем мечтает Рекс Бадер?!

Его слегка удивляло то, что с ним больше не пытаются связаться. Правда, он все равно дал бы тот же самый ответ. При одной только мысли об игре в кошки-мышки с советской контрразведкой его прошибал холодный пот. Черт побери, он ведь не знает ни единого слова по-русски! И почему только компьютеры выбрали именно его?

Рекс совершенно забросил испанский и другие занятия не помогали никакие таблетки.

На второй день, окончательно запутавшись, он поднялся на уличный уровень и направился на прогулку в парк, окружавший жилой небоскреб. Что ж за несчастный он человек! Насколько было бы приятнее, если бы вместо Уэстли и Нормана его осаждали какие-нибудь любящие родители со слезными просьбами найти сбежавшую из дома дочь!

Бадер хмыкнул. Теперь, когда в карманный видеофон встроена личная кредитная карточка владельца, всякие беглянки повывелись. Полиция с помощью компьютеров немедленно определяет местонахождение любого видеофона с точностью до нескольких квадратных ярдов. Можно, конечно, выбросить аппарат, но без него, без кредитной карточки и личного номера сейчас просто не проживешь. Не купишь даже леденца и не войдешь в подземку, не говоря уже о том, чтобы перекусить в кафе-автомате или снять номер в отеле.

Рекс медленно шагал по аллее. Народу в парке в этот час было немного – лишь на игровых площадках с воплями бесились ребятишки. И чего им не сидится дома, раздраженно подумал Бадер, сворачивая на другую дорожку.

Внезапно Рекс обнаружил, что он не один. Его сопровождали двое мужчин, причем он ничего не мог сказать относительно того, откуда они появились и давно, ли идут за ним.

Одеты они были не менее роскошно, чем Темпл Норман, но, пожалуй, не так изысканно. В манерах их проскальзывала этакая вульгарность. Обоим под тридцать. Коренастые, крепко сбитые. Каждый тяжелее Рекса килограммов на десять.

4
{"b":"553","o":1}