ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Хорошая штука, еще пригодится.

На внутренней поверхности петли удавки, которую он крутил в руках, были прикреплены четыре тонких стальных шипа, с которых стекали капельки крови.

Водитель сделал музыку потише.

— Слушай, — он слегка обернулся назад, — а чего это он так сразу… Не особо-то и дергался, а?.. Я как-то в документальном кино видел, как вешают. Так минуту, точно, ногами дрыгают, хрипят.

— Секрет фирмы, — тихо и зловеще засмеялся мужчина сзади, — но тебе, так и быть, скажу. Шипы смазаны специальным парализатором, это вытяжка из змеиного яда лафити. Иранская гадюка так называется… И сразу наступает паралич мышц, а потом — обычная асфиксия…

— И силы много не надо… — продолжал рассуждать водитель.

— Удавка затягивается практически сама, и растянуть ее невозможно, — довольным тоном произнес мужчина сзади, — в ней есть такая специальная стопорная дорожка, которая убирается нажатием кнопочки.

— Я видал как-то такие гонконгские наручники, — сообщил водитель, — разовые, из каких-то прочных полимеров… Без всяких ключей. И — никаких кнопочек, специальными щипчиками их только можно перекусить.

Убийца молча, аккуратно сложил кольцо удавки в темную плоскую шкатулку.

Машина мчалась уже через ночной мрак за городом.

Водитель покосился на прислоненного к дверце мертвеца и сделал музыку еще громче.

— Здесь какой-то пакет, — заметил он.

— Давай-ка его сюда, — произнес второй мужчина, — посмотрю, что там.

Он взял пакет, вытащил оттуда бумаги и при свете маленького фонарика стал их изучать.

— Любопытно, очень любопытно, — вполголоса пробормотал он, а затем громко, водителю — интересные документики, надо срочно показать шефу…

— Вот закончим с ним, — водитель кивнул на мертвеца, — тогда и покажешь.

Машина свернула на боковую дорогу и через некоторое время в лучах фар блеснула широкая лента реки…

* * *

В просторной комнате, с обстановкой, носящей некоторый налет деревенского быта, за крепким дубовым столом сидели двое пожилых мужчин — обоим было лет под шестьдесят.

Первый, среднего роста, с крупной лысой головой, на которой лишь возле ушей пушились кустики седых волос, был обладателем упрямо торчащего подбородка, а холодные немигающие глаза его говорили о своенравии и властности.

Второй мужчина был высок и сутул, с мощным торсом и лицом, побывавшим в изрядных переделках. Несколько кривых шрамов, надорванное ухо и сломанный искривленный нос заявляли о буйном нраве их владельца. Глаза застыли в вечном недоверчивом прищуре.

Руки обоих были покрыты синими блатными татуировками.

— Беспредел какой-то, — хриплым голосом с возмущением произнес высокий, — что Анвару скажем? Кто бойцов замочил?

— А он спросил нас, когда их посылал? — сипло возразил лысый, — ответь, Боцман, спросил? Или, может, тебе лично маляву задвинул?

— А чего ему… — неуверенно произнес сутулый верзила, — на своей-то территории… Ты осьминогом-то на меня не при…

— Была его! — отрезал лысый, — была, да…

Внезапно открылась дверь, и зашел высокий, средних лет мужчина с атлетической фигурой и несколько узким лицом. Он молча посмотрел на лысого.

— Говори, Авдей, — просипел тот, — что там сорока на хвосте принесла?

— Пусто, — атлет пожал плечами, — непонятка для всех… Кто завалил? Несознанка какая-то…

— Может, меж собой заварились… — предположил верзила.

— Нет, — уверенно возразил атлет, — в ментовке говорят, что стволы чистые — никто из них не стрелял.

— Рой землю, Авдей, — повелительно приказал лысый, — обшмонай все курятники, все хазы, кто-то ж должен знать. А где Тиша?

— В область уехал, — буркнул атлет.

— Чего-чего? — с подозрением спрашивает лысый, — это к Анвару, что ль?

— Нет. Говорят, девка у него сбежала, — усмехнулся атлет, — так искать поехал.

— Ну-ну, — недоверчиво процедил лысый сквозь зубы.

— Слушай, Косарь! — предложил верзила, — может, маляву Анвару зарядим?

— Еще чего… — презрительно скривился лысый, — сам пусть спросит…

Две глубоких длинных морщины, избороздившие его лицо от основания носа до уголков губ, придавали ему весьма зловещий вид.

— Иди, Авдей, — повторил он с нажимом, — шелупонь потряси, по низам…

* * *

В современной, хорошо обставленной квартире, на кухне стояли друг против друга и оживленно разговаривали двое усатых мужчин среднего возраста и, как сейчас принято говорить, «кавказской национальности».

Один из них, с большим горбатым носом и черными, подернутыми сединой, волосами, весьма походил на грузина. В руке он держал стакан с виноградным соком, из которого изредка прихлебывал во время разговора.

Второй, с точеными кавказскими чертами лица, больше напоминал чеченца.

— Предъяву надо, — горячился второй, — вазму сваих, паеду: разбираться нада…

— Каму предиаву? — спокойно спросил «грузин», — нэ спэши, Муса. Куда паедышь… Чи-то скажешь? Кто лудэй убил, да?

— Косару! — гневно воскликнул второй, — его зона, да? Пуст и атветыт!

— Нэт. Мусара сначала отвэтят: кто? — первый резко ткнул пальцем в пространство, — а патом мы прыдем и скажем: ты лудэй убил! И будэм рэзать, как барана, да…

Он, распалившись, дугообразным движением провел ладонью возле своего горла…

* * *

В бухгалтерии царила обычная рабочая атмосфера. Миловидная молодая женщина, заглянув в ведомость, достала из сейфа пачку денег и начала отсчитывать необходимую сумму, сопровождая счет купюр вслух.

— Семнадцать, восемнадцать, девятнадцать… — она добавила к пачке еще несколько мелких купюр, — ну, вот и все. На целый месяц вам хватит, Игорь Викторович. Если, конечно, не увлекаться…

Женщина кокетливо улыбнулась загорелому мужчине средних лет, одетому в подчеркнуто элегантный светлый костюм.

Тот улыбнулся в ответ, аккуратно складывая деньги в дорогой кожаный бумажник.

— Вы же знаете, я не из таких, Амалия Кирсановна, — мужчина поднял на нее взгляд, — а вам эта кофточка, ну просто… Словом, вы, как всегда, очаровательны.

Щеки женщины слегка зарделись, она засмущалась.

— Спасибо за комплимент. А куда это вы едете, если не секрет?

— В Белокаменск, обычная служебная командировка.

— Белокаменск? Где это? — женщина слегка наморщила лоб, словно что-то припоминая.

— В Поволжье, в Прикамской области, — уточнил мужчина, вновь улыбнувшись, — и я там буду по вас скучать.

— Ой, ну что вы, — протянула женщина кокетливо.

Она подала мужчине листок бумаги.

— Вот здесь распишитесь, пожалуйста. А тут — всю сумму прописью… Нет, дату не ставьте, я сама потом…

— До свидания, Амалия Кирсановна, — мужчина слегка приподнял руку и взмахнул, прощаясь, — До свидания, — немного повысил он голос, чтобы услышали остальные женщины в комнате.

— До свидания, Игорь Викторович.

Мужчина вышел, а женщина, выдававшая ему деньги, мечтательно посмотрела вслед.

— Белокаменск? Это ж там недавно Логинов пропал, — встрепенулась молодая блондинка, сидящая за соседним столом.

Первая женщина испуганно округлила глаза.

* * *

Пассажирский поезд пришел в Белокаменск ранним вечером. Из вагона на перрон, в числе других пассажиров, легко спрыгнул со ступеньки темноволосый мужчина лет сорока пяти, с легкими залысинами и правильными чертами волевого лица, слегка тронутого южным загаром. Его загорелую кожу выгодно оттенял светло-серый костюм с серым, в полоску, галстуком. В правой руке вновь прибывший держал дорогой кожаный чемодан.

К нему тотчас направились трое встречающих. Первым шел солидный и седоватый, немного располневший, мужчина. На вид ему было слегка за пятьдесят. За ним чуть поодаль шагали еще двое мужчин. Один из них — невысокий, но плотно сбитый и коренастый, с пронзительными синими глазами, другой — высокий здоровяк, атлетическая фигура которого отчетливо вырисовывалась под одеждой. Все трое были одеты в современные костюмы с галстуками, но, если на седоватом и коренастом костюмы сидели, как влитые, то здоровяк явно не соответствовал своему одеянию. Да и по осанке его сразу можно было заметить, что выбранная им профессия явно связана со службой, на которой приходится носить погоны.

2
{"b":"553570","o":1}