ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Игорь Викторович Барсентьев? — обратился к прибывшему седоватый.

— Да, — тот перебросил чемодан из одной руки в другую и протянул освободившуюся для рукопожатия.

— С приездом. — Седоватый пожал ему руку и представился: — Севидов Михаил Матвеевич, прокурор города.

— А это мои коллеги из сопредельного ведомства, — он показал рукой в сторону коренастого, — Крастонов Александр Олегович, начальник криминальной милиции, а сейчас и вовсе он у нас в городе самый главный милиционер. И Легин Андрей Зосимович, начальник управления по борьбе с организованной преступностью УВД города, — рука указала на здоровяка.

Приезжий по очереди пожал руки всем встречающим.

— Номер вас ждет, устроим в лучшей нашей гостинице. Если возражений нет, сразу туда и отправимся.

— Возражений нет, — широко улыбнулся Барсентьев.

Легин подхватил чемодан приезжего, который в его огромной ручище показался детским, и все четверо направились к привокзальной площади.

Там их уже ждал черный джип, водитель которого, выскочив из машины, взял чемодан из рук Легина и открыл гостю заднюю правую дверцу. Он был одет тоже в гражданское — брюки и светлую футболку с короткими рукавами. Легин сел на переднее сидение, а Крастонов и Севидов — сзади и слева.

Стоящий впереди джипа милицейский «Опель» включил все свои мигалки и, крякнув сиреной, тронулся с места. Джип резво дернулся за ним, и оба автомобиля быстро понеслись среди застывшего на время потока автомашин.

Барсентьев с любопытством рассматривал город через боковое стекло.

За окном проносились высокие современные здания и широкие просторные улицы.

— Да, у вас довольно большой город, — поглядывая на многочисленные высотные здания с обилием рекламы, удивился приезжий.

— Шестьсот тридцать тысяч жителей, — с гордостью сообщил Севидов, — а также крупные промышленные предприятия, железнодорожный узел, речной порт и даже есть небольшой аэропорт.

Автомобили свернули на боковую, более узкую улицу, застроенную старинными добротными домами.

— Город не может похвастать седой стариной, но возраст его достаточно солиден. Он был основан в 1467 году при Великом князе Иване III, — продолжал Севидов. — Вначале на берегу реки был построен острог, то есть небольшая крепость, для защиты от казанских татар. Назывался он Белый Камень, оттого что берега реки выстланы песчаником белого цвета. А когда уже первый русский царь Иван Грозный взял Казань и присоединил эти земли к Руси, наш Белокаменск, такое название дали ему после революции, стал центром торговли в среднем Поволжье.

Машины вновь свернули и помчались по набережной, вдоль реки, на которой виднелись остатки нескольких древних строений.

— Это старинная пристань, — пояснил Севидов, — здесь когда-то разгружались суда с хлебом, рыбой, пенькой, медом, воском и кожей. Позже порт перенесли в южную часть города, там больше места. Город был также знаменит производством печных изразцов, сейчас это комбинат керамических изделий, самый крупнейший в России.

— И промышленные предприятия не заглохли, как это у нас было почти повсеместно в постперестроечное время? — удивился Барсентьев.

— Нет. Они попали в хорошие руки. Производство у нас довольно современное — несколько машиностроительных предприятий, заводы радиооборудования, электротехнический, моторостроительный, химико-фармацевтический…

— Крупнейший и очень современный турбинный завод, — добавил Крастонов, — а, кроме того, два вуза и два действующих театра.

За окном промелькнула старинная церковь.

— Из памятников старины, — оживился Севидов, — у нас остались руины крепости и детинца. Есть также пятиглавая церковь Воскресения XVI века и Свято-Никольский монастырь — тоже действующие. В разные времена здесь бывали Державин, Пушкин, Жуковский, Гоголь, Аксаков…

Пока Барсентьев слушал про городские достопримечательности, автомобили подкатили к гостинице, имевшей, одновременно, вид и современный, и основательный, солидный. Вывеска гласила «Белокаменский приют».

В холле Легин, вновь взявшись нести чемодан, забрал ключ от номера у администратора, остальные пошли к лифту, который поднял их на четвертый этаж. Когда все подошли к номеру, Легин был уже около двери и открывал ее ключом.

— Ну вот, — сказал Севидов, когда все вошли, — по-моему, вам здесь будет неплохо.

Люксовский номер состоял из гостиной, спальни и ванной комнаты с ванной, туалетом и душем. Гостиная могла послужить и кабинетом, так как здесь находился стол, а также сейф, скрытый в стенном шкафу, который Крастонов сразу же продемонстрировал.

— Уголовные дела уже лежат здесь, — уточнил он, — а также есть мобильный телефон и всякие канцелярские принадлежности, которые могут вам пригодиться.

— Спасибо большое, но мобильник у меня с собой.

— Ну, будет два, на всякий случай. Что еще в первую очередь вам понадобится? — спросил предупредительный, но отнюдь не лакействующий перед приезжим, Крастонов.

— Ноутбук, пожалуй, — после некоторого раздумья произнес Барсентьев, — с выходом в Интернет.

— Мы это предусмотрели. Ноутбук будет доставлен завтра, а подключиться к Интернету можете прямо с выхода на гостиничный телефон.

— Еще нужен доступ к Вашим базам данных, в том числе, секретной: мне понадобится определенная оперативная информация, а может и базы данных городской администрации, и коды к ним, естественно.

Крастонов ненадолго задумался, на лице его отразилось мимолетное сомнение, затем он улыбнулся:

— Будет сделано, никаких секретов от вас у нас нет.

В дверь номера осторожно постучали. Легин открыл дверь и, забрав у водителя три небольших картонных коробки, поставил их на стол, выжидающе глядя на Севидова.

— Перекусим с дороги, — полуутвердительно спросил тот у Барсентьева и, не дожидаясь ответа, махнул рукой, — накрывай на стол.

— Не возражаю, — запоздало ответил Барсентьев.

Все, впрочем, было уже приготовлено и нарезано. Легин удивительно расторопно для его комплекции расставил пластмассовые баночки, тарелочки и прочую кухонную утварь на столе. Из последней коробки были извлечены три семисотпятидесятиграммовых бутылки. Одна с виски, другая с коньяком, третья с финской водкой — на любой вкус.

— Что предпочитаете? — Севидов кивнул на бутылки, обращаясь к приезжему.

Гость предпочел виски.

Легин проворно разлил напитки: Барсентьеву и Крастонову виски, Севидову — коньяку, а себе плеснул немного водки. Он, вероятно, хорошо знал вкусы присутствующих.

— С приездом, — Севидов первым поднял руку и четыре пластиковых стаканчика с характерным шорохом столкнулись в центре стола.

Молча закусили, затем Легин налил по второй.

— За здоровье столичного гостя, — коротко сказал Крастонов.

Немудреный застольный обряд повторился.

— Что все-таки случилось в вашем городе? — спросил, наконец, Барсентьев, закуривая сигарету.

Севидов и Крастонов также закурили. Легин был некурящим, он потянулся к стаканчику и выпил минеральной воды.

Все трое переглянулись.

— Вы, что, вообще ничего не знаете? — озадаченно спросил Севидов.

— Ничего. То есть, почти ничего, — поправился Барсентьев, — я отдыхал на Кипре, вдруг меня отзывают из отпуска, вручают билет на поезд, и вот я уже здесь — как говорится, с корабля на бал. Зам Генерального прокурора сказал, — на месте, мол, все узнаешь. Знаю, конечно, что произошло несколько загадочных убийств, и что недавно бесследно пропал мой коллега, следователь Генпрокуратуры Логинов, прибывший в Белокаменск для расследования этих убийств. Вот, пожалуй, и все.

— Да, здесь нам похвастать нечем, — удрученно заметил Севидов, — несколько лет уже не случалось у нас ничего серьезного, типа заказных убийств и бандитских нападений, и вот тебе…

Он налил себе минеральной воды и выпил.

— Наш город вообще весьма, — он подчеркнул это слово, — специфичен, в отношении преступности… Ну да не все сразу. Позже я вам расскажу подробнее о наших делах, — и он кивнул в сторону начальника криминальной милиции. — Давай, Крастонов, изложи по существу произошедшие события.

3
{"b":"553570","o":1}