ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Их, мужиков, не поймешь, — с досадой произнесла женщина-капитан, — иногда на таких лахудр бросаются… Однако Крастонов все равно молодец! Кто у нас, кроме него, в управлении так посмел бы? Жаль, уволят ведь…

— Как пить дать уволят, — с сожалением вздохнула Лида.

Долго еще этот вопрос обсуждался везде и всеми.

Утром возле крыльца стояла группа милицейских офицеров. Они тихо разговаривали между собой, некоторые курили. Мимо них прошел Легин и стал подниматься на крыльцо.

— …до того, что бабу не поделили, — донесся до него чей-то голос, — Крастонов-то каков, как юнец — за пистолет хвататься… Тоже мне офицер… Позорник…

Легин в два прыжка скатился с крыльца. Растолкав группу офицеров, он схватил за отвороты кителя старшего лейтенанта, произнесшего эти слова, и без труда приподнял его вверх над землей. Послышался треск рвущейся материи. Лицо старшего лейтенанта побагровело, глаза заметались в испуге. Он даже не пытался сопротивляться.

— Ты, сосунок! — свирепо произнес Легин, — не тебе, желторотому, судить о полковнике. Если бы все такими были…

Он не закончил фразу, отшвырнув от себя старшего лейтенанта. Тот пролетел в воздухе около метра и свалился на спину. Его поддержали другие офицеры, не давая упасть на землю.

— Если еще раз услышу… — с угрозой произнес Легин, — и это касается всех… Порванной шкурой не обойдется…

Он взбежал на крыльцо и скрылся в здании управления…

Но со временем все затихло. Жизнь пошла своим чередом.

История эта, однако, получила свое дальнейшее продолжение. Кроме рапорта Крастонова, в МВД написал сообщение и кое-кто другой.

В любом большом коллективе почти всегда найдется такой вот человечишка, который готов вынести сор из избы из чистого любопытства — а что из этого получится?

К нему все нормально относятся, никто его не обидел, он даже на хорошем счету. Нет, он не мстит. И не из зависти.

Спроси его, для чего он нацарапал донос — пожалуй, внятно и не ответит. Ему интересно, чем же все это может закончиться. Наверное, в детстве такие люди отрывают головы и конечности куклам. Не из садизма и не из природной жестокости, а чтобы узнать, что там у них внутри. С годами это чувство не проходит, как свидетельствуют психиатры.

В УВД из министерства приехала целая комиссия — два кадровика и один из вновь созданной службы собственной безопасности, которую возглавил генерал со старинной боярской фамилией.

Вообще, в МВД шла очередная кампания по чистке кадров. Время от времени по велению очередного, вновь назначенного, министра поднимался девятый вал — очищение милицейских рядов от запятнавших себя сотрудников. Офицеров увольняли пачками.

Только подпадали под эту категорию, в основном, честные и добросовестные работники. Где-то, может, они и превысили свои служебные полномочия, но — полностью в интересах дела, без всякой личной заинтересованности или корысти. Проходимцы, подлецы и мздоимцы, как правило, оставались на своих местах. В полном соответствии с правилом Питера из законов Мерфи: «Приказ, который просто невозможно понять неправильно, все же наверняка будет выполнен неправильно».

В Прикамск прибыла комиссия из министерства внутренних дел. Вызывались для дачи объяснений сотрудники и сотрудницы управления. Кадровики охапками носили личные дела. Через некоторое время комиссия уехала из Прикамска ни с чем. Лишь Крастонов подтвердил факт конфликта, не объясняя истинной причины. Ни генерал, ни офицеры, свидетели стычки, конфликта, как такового, не подтвердили. Написавший анонимный донос, естественно, не объявился.

Крастонов после всего этого был переведен с понижением в должности в Белокаменск. Город, между прочим, хоть и подчиненный области, но по населению и промышленности крупнее областного центра.

Генерал в общем-то не был подлецом. Это он подтвердил и позднее: несмотря на то, что Крастонов продолжал оставаться в его власти, он никогда не пытался отомстить ему, даже скрыто. Скорее, в этом плане, он был обычным мужиком со здоровыми задатками кобеля. Однако они так и остались врагами. Пещерный инстинкт первобытных людей, не поделивших самку, оказался сильнее здравого рассудка и прочих нормальных человеческих чувств…

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ПЕРСОНА НОН ГРАТА

Проснувшись после легкого похмельного сна, Барсентьев принял контрастный освежающий душ и снова сел за ноутбук, с твердым намерением уточнить кое-какие предположения.

Вскоре на столе зазвонил телефон. Барсентьев поднял трубку:

— Слушаю вас. Здравствуйте, Сергей Дмитриевич… Так докладывать-то пока нечего… Никаких следов… За несколько дней я не продвинулся ни на шаг к раскрытию этих загадочных преступлений. Ни на шаг… Нет, содействие оказывается в полном объеме, как со стороны местной милиции, так и наших… Полученные мной первичные сведения свидетельствуют о том, что в городе вообще творится что-то непонятное… Конечно, сразу же… И вам — всего доброго.

Положив трубку на рычаг, он несколько секунд размышлял, нахмурив брови, затем зашел в Интернет, вызвал поисковик Rambler и быстро прошелся по клавишам, набрав. Экран выдал первую страницу с сайтами, и с информацией, что по данному запросу найдено 1037 сайтов и 9769 документов.

Он зашел в Интернет, вызвал поисковик Rambler и быстро прошелся по клавишам, набрав www.oboroten.ru. Экран выдал первую страницу с сайтами, попутно выдав информацию, что по данному запросу найдено 1037 сайтов и 9769 документов. Следователь присвистнул — Интернет забит мистикой, такой объем информации за месяц не перелопатишь. Ладно, посмотрим по основным.

Что говорит об оборотне Мифологическая энциклопедия?

«Оборотень — чудовище существующее во многих мифологических системах. Подразумевается человек умеющий превращаться в животных либо наоборот. Животное умеющее обращаться в людей. Так же, часто таким умением обладают демоны, божества и духи. Классическим же оборотнем считается волк. Именно с ним связывают все ассоциации рождаемые словом оборотень. Это изменение может произойти как пожеланию оборотня, так и непроизвольно, вызванное, например, определенными лунными циклами или звуками (вой). Оборотни не подвержены старению и физическим заболеваниям благодаря постоянной регенерации (обновлению) тканей. Поэтому они практически бессмертны. Однако их можно убить, смертельно ранив в сердце или мозг, или иными способами, которые повреждают сердце или мозг (например, через повешение или удушение). Считается что серебро также смертельно для оборотня.

Хотя по своей сущности оборотень является волком, находясь в волчьей форме, он тем не менее сохраняет человеческие способности и знания, которые помогают ему убивать. Такие вещи, как определенный выбор жертв, обход ловушек и человеческая хитрость становятся очевидными при расследовании дел, связанных с оборотнями….

Почему волк? На протяжении многих столетий он оставался существом вполне фантастическим — даром что охотники и крестьяне немало знали о его повадках (еще в XX веке волки изредка забегали на улицы, скажем, Парижа). Своеобразие средневековой психологии в том и состояло, что будничные наблюдения нисколько не подрубали крылья фантазии. Бестиарии верно подмечали прожорливость и силу волка, умение бесшумно подкрасться к овчарне — и тут же добавляли: от голода волк жрет землю, шея у него „негнучая“ — поворачивается он только всем телом; ежели человек завидит волка в лесу первым, тот его не тронет, потеряв всю свирепость от человеческого взгляда; но уж если первым заметит путника волк — пиши пропало, человек теряет дар речи. От древних римлян пришла поговорка о молчуне: „Ты что, волка увидел?“….

Коварный хищник искони был естественным символом ночи и зимы. Даже самой смерти (египетский бог с головой волка провожал умерших в царство мертвых). Но наши далекие предки замечали в волке и какое-то загадочное свойство, роднившее его с солнцем. Проворство? Неутомимость? То, как он „катится“ вслед за добычей? Мощь и свирепость — и этого вполне достаточно было, чтобы стать символом солнца?..

В незапамятные времена многие животные перебывали тотемами. Ни в какого хищника охотники и воины не перевоплощались столь самозабвенно и истово, как в волка: свирепость, выносливость, удачливость зверя восхищали первобытное сознание. Не могло это кончиться добром….

Геродот передавал рассказ о некоем североевропейском племени, члены которого ежегодно на несколько дней превращались в волков. Такой „манией величия“ страдали многие племена в разных концах Европы. Например, у балтов были воины — слуги бога-волка, которые шли в бой буквально белены объевшись (принятие наркотика было частью ритуала). Во время сражения такие воины в своей галлюцинации считали себя волками.

Германские воины-волки, по преданию, так свирепы, что не нуждались в оружии и убивали врагов своими щитами. Но саги повествуют и о кровожадных разбойниках, тоже мнивших себя волками. Это не мешало верить, что героические предки со смертью превращаются в волков, и боги скандинавов и германцев — Один, Вотан — сами были подобны воинам-оборотням. А конец мира представлялся как пришествие Фенрира — вселенского Волка, который откроет пасть от земли до неба и пожрет все и всех (даже Одина)….

Христианство яростно искореняло все волчьи культы как языческие, и, в конце концов „положительный образ“ волка остался только в фольклоре. Первые отцы церкви решительно отрицали и само вероятие превращения человека в животное, но вот в раннем средневековье теологи заколебались. Святой Бонифаций из Майнца еще не верил, что дьявол способен превратить человека в волка, но уже не сомневался, что человек своей злой волей может стать зверем. Самого сатану все чаще рисовали в облике волка. Люди — божьи овцы, их поглотитель — волк, враг божий… Папские буллы XV века против колдовства и ересей подогревали страсти вокруг перевоплощений дьявола в человеке, а человека — в волка.

Первая массовая истерия — выявление и преследование оборотней (в том числе оборотней собак и кошек!) — прокатилась по Европе в XIV веке. Два столетия спустя оборотнемания достигла нового пика. Следующая (последняя) массовая вспышка длилась во Франции с 1570 до 1610 года и сопровождалась небывалой „теоретической дискуссией“. Покуда крестьяне забивали кольями всех подозрительных прохожих, а суды приговаривали к сожжению одержимых ликантропией (а вкупе и невинно оболганных), ученые мужи писали трактаты, магистерские диссертации и памфлеты на тему оборотничества….

Самым нашумевшим случаем был процесс в XVI веке над неким Жилем Гарнье, наводившем ужас на жителей северных французских деревушек. По мнению современников, нищий бродяга Гарнье встретил в лесу дьявола, продал ему душу, а взамен получил снадобье, благодаря которому мог превращаться в волка. Так или иначе, Гарнье действительно загубил множество душ: насиловал женщин, занимался убийством детей, людоедством, отгрызал у трупов убитых им мужчин гениталии… Его поймали, допрашивали и пытали в Доле в 1574 году. Протоколы допросов и сейчас читаются как детективный роман…

Оборотню в „большой литературе“ не повезло. Сюжет использован доброй сотней писателей — начиная с эпохи романтизма в моду вошло демоническое и иррациональное, и оборотень стал перебегать из романа в роман. Но настоящих удач не было. Даже с конвейера Дюма-отца оборотень вышел какой-то анемичный и совершенно нестрашный…

Но зато отыгралось на оборотнях кино! Со своего первого экранного появления в 1913 году человековолк прочно утвердился в массовом кинематографе. В 1981 году приза „Оскар“ удостоился герой фильма „Американский оборотень в Лондоне“ — „за лучший грим“! Сюжет картины немудрящий, но техническое совершенство съемок сразило даже привычных ко всему зрителей: волчьи клыки, шерсть, морда вырастали прямо на глазах — крупным цветным планом, так сказать, без всякой подделки.

Находку поспешили тиражировать в новых фильмах об оборотнях. Как и в других случаях, коммерческий успех в массовом кинематографе одновременно свидетельствует о закате доброго, живучего и долговременного старого мифа…

Превращения в волка современный человек боится в последнюю очередь. В круговерти городских буден не превратиться бы в автомат! Или, как подсказывают те же фантастические кинозрелища, в инопланетянина. Те тоже „произрастают изнутри“ человека, узурпируют и тело его и сознание. Хоть волком вой от подобных фантазий!

Оборотень как фантастическое существо просуществует еще долго. Наверно, пока жив его основной компонент — человек, существо совершенно фантастическое и непредсказуемое. И только когда ненависть человека к человеку, наконец, окажется выдумкой, которую мы долгое время — веков сорок — принимали за правду, а недоверие превратится в смешной пережиток, вздорная фантазия о человеко-нечеловеке останется невостребованной».

90
{"b":"553570","o":1}