ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Слышишь, ты! Ты тут продавщица?

Девушка кивнула головой, а сама отвернулась в сторону и заулыбалась в ладошку. Было с чего!! Андрей стоял в расстегнутой рубашке, заправленной в штаны, и всем присутствующим демонстрировал свой жирный волосатый живот.

- Э! Ты! - снова обратился он к миловидной девушке. - Пять евро, - он показал пять растопыренных пальцев. - Это сколько ваших?

- Двадцать, - еле сдерживая смех, с акцентом произнесла девушка.

- А сдачу дашь?

Девушка кивнула головой и отвернулась к окну. Оттуда, где я стоял, я видел, что она прикрыла рот ладошкой и смеялась. Заметив, что я ее вижу, она попыталась прекратить смеяться, но увидела мою улыбку и продолжила.

Андрей и Дима набрали шоколадок, и пошли расплачиваться, а я направился к автобусу. Вскоре там появился и Могилев с охапкой шоколада. У водителей они попросили стаканчики, и им вручили целых пять одноразовых кусочков мягкой пластмассы.

В 13:47(+1) наш автобус догнал сизую тучу, и по стеклам, разбиваясь насмерть, жалобно застучали капли дождя.

Могилевские интеллигенты разлили по трем пластмассовым стаканчикам коньяк. Андрей повернулся ко мне:

- Будешь? - спросил он, держа один из них передо мной на вытянутой руке.

Я взял стаканчик из его руки. Он был полон наполовину. В это время к нам направлялся парень в темных очках, кепке и с рюкзаком в руках.

- Я к вам! - гордо объявил он.

- Зачем?! - Андрей произнес это с интонацией ничего не понимающего школьника.

В гостиницу, что находилась в километре от польско-немецкой границы, мы приехали около часа ночи.

Я нехотя вылез из автобуса. Нашел в багажнике свою сумку и медленно поплелся к стеклянным дверям здания, которому суждено было стать местом моего ночлега на ближайшую ночь. Поставив сумку возле кожаного дивана, стоявшего в холе, я пристроился в конец очереди, которая выстроилась перед рецепцией. Не помню, сколько я стоял в очереди, но когда я стал в ней первым, то сквозь сон услышал:

- А ваш ключ уже забрали.

- В каком я хоть номере?

Узнав, где я буду спать, я повернулся и окинул мутным взглядом холл. Уже почти никого не было. Только какой-то парень стоял с сумкой в руках, да несколько человек толпились у лифта. Взяв свою сумку, я направился к лифту, по пути спросив парня, не с ним ли я случайно в одном номере. Оказалось, что с ним.

У дверей номера выяснилось, что ни у него, ни у меня нет ключей. Я покрутил ручку и, как это было ни странно... дверь открылась.

На встречу нам вышел один из могилевских интеллигентов Дима. Кроме зеленых трусов, еле-еле прикрывавших его огромную задницу, на нем ничего не было. Второй же аристократ, видимо только что, помывшись, энергичным движением вытирал спину гостиничным полотенцем, рассматривая в зеркале то ли свой член, то ли жирный живот.

Номер оказался двух комнатным. Я открыл окно в той комнате, где мне предстояло спать и, предварительно попросив Митю (так звали моего соседа по комнате), разбудить меня, когда освободится душ, если я усну, лег на кровать. К слову сказать, я так и не уснул, пока не смыл с себя пот.

4.

Завтрак в гостинице оказался одним названием. Чая и того, что они называли яичницей - моему растущему организму, при всей моей экономности и того факта, что я действительно мало кушаю, ну никак не хватало.

До границы мы добрались очень быстро. Еще даже не все успели рассесться. Как-то вяло висел черно-красно-желтый флаг. Люди сонно гуляли вдоль своих машин. А я уснул.

Проснулся в 09:55(+1) почти пустом автобусе. Поглядел в окно. Автобус незначительно продвинулся вперед. Я вышел на воздух. Минуя женскую часть населения моего временного дома на колесах, подошел к мужской его части.

- Давно стоим? - спросил я сразу у всех.

- Да часа три уже, - я не видел, кто мне ответил.

- Спал? - обратился ко мне парень в кепке, который накануне шел к нам в конец автобуса.

- Да... Жарко...

Я попросил водителя открыть багажник, чтобы достать легкие вещи из сумки, но одна из девушек, которая ехала в Марсель и даже не значилась в списках, сказала, что лучше сейчас - на немецкой границе - этого не делать, потому что если немецкий пограничник увидит, то потом перетрясет все сумки. Я с пониманием, молча кивнул головой. Вернулся в автобус, снял байку и вынул из рюкзака темные очки и панаму.

Не прошло и пяти минут с моего второго выхода из автобуса, как всем сказали заходить обратно.

12:56(+1) - граница пройдена!

А вот паспорта нам решили не отдавать. Сказали, что они будут держать их у себя, чтобы мы не потеряли их, гуляя по Европе. Но причина была далеко не в этом. Просто они боялись, что русский человек, увидев европейскую жизнь, решит в ней остаться. И тогда уж никакие уговоры, никакое применение грубой физической силы с выкручиванием рук за спиной и пристегиванием наручниками к батарее - НИЧЕГО не сможет заставить русского человека вернуться на Родину. И только отсутствие на руках паспорта, синенькой книжечки с дурацкой фотографией и личным номером, не позволит туристу убежать.

Андрею не понравилась перспектива остаться в Европе без документов. Он позвал Юлю (нашу руководительницу группы). Они долго ругались. Их разговор меня очень веселил. Юля, как вежливая девушка из Минска разговаривала с могилевским пролетарием исключительно на "ВЫ". А вот Андрей...

- Ты, Юля, меня послушайте!!! - он очень старался быть вежливым и в то же время очень волновался, поэтому в его речи присутствовали и "ТЫ", и "ВЫ".

5.

В Берлин мы приехали в 15:05(+1). Тогда я еще не знал, как этот тихий, с вялотекущей жизнью город, влюбит меня в себя за какие-то восемь часов.

- Запомните это место! - кричала Юля. - Здесь мы все встречаемся в 23:00. Запомните название - Александр Плац! Сейчас мы ждем гида и идем на экскурсию. Просьба не расходиться. Потом у вас будет свободное время.

Гидом оказался русский еврей-эмигрант маленького роста с седой козлиной бородкой.

Думаю, нет смысла описывать все достопримечательности Берлина. Если они вас заинтересуют, вы и сами без труда отыщите их описания и фотографии. Но в Берлине, да и в любом немецком городе, стоит побывать даже не столько из-за красивых мест, сколько для того, чтобы пообщаться с немцами. Вот уж никогда бы не подумал, что немцы настолько доброжелательные люди. Культура общения на таком высоком уровне, что большинству признанных в нашей стране интеллигентов, даже и не снились такие идеально отточенные манеры. Переходя дорогу, вы не должны волноваться, что вас собьет машина. Даже если вы идете не по пешеходному переходу, любой водитель остановится, учтиво улыбнется и вежливо покажет вам рукой, что он вас пропускает. И это будет отнюдь не "стахановское движение". Забыв сумку, в которой будут лежать 250 E и фотоаппарат, через двадцать минут вы найдете ее на том же месте. Это первое.

Во-вторых, Берлин - город свободы. Ну, где вы видели, чтобы в Беларуси, человек в дорогом костюме, лег на скамейку в центре города и спокойно спал? Разве сможет пара гомосексуалистов спокойно целоваться, засовывая, друг другу язык в рот так глубоко, как им того хочется у всех на виду? Не каждая русская девушка позволит, чтобы ее так страстно целовали хотя бы метро, потому что там все на нее смотрят. Вот она - наша вскормленная закомплексованность. В СССР - секса нет! В Берлине же на это плевать. Никого не интересует, почему влюбленные друг в друга люди, будь то геи или лесбиянки, или гетеро сексуальные пары целуются прямо на улице. Нет там бабушек, которые истерично кричат на всю улицу:

- Гадости! Паршивцы! Мерзость-то какая! Дома целуйтесь! А тут люди ходят.

Экскурсия по Берлину длилась чуть больше трех часов. Еврейский немец располагал к себе. Он действительно хорошо и интересно говорил. Мы расстались возле Sony центра. И тут я сразу же понял, что ужасно хочу есть.

Ну, казалось бы, что может быть проще? Зайди в супермаркет и купи себе чего-нибудь поесть. Но вы забываете, что было у меня всего три евро, а американские доллары там никому не нужны. Начались поиски банка. Но, заходя в любой банк, я выяснял, что кроме банкоматов там ничего и никого нет. Наконец, в одном из банков, в конце длиннейшего ряда банкоматов я увидел стеклянные двери, за которыми стоял стол, а за этим столом сидел мужчина и работал за компьютером. Я направился туда. Через две минуты вышел, так и имея в кармане всего три евро. Но зато теперь я знал, где я могу поменять деньги. Проблема было лишь в том, что я смогу сделать это только завтра, потому что обменный пункт, о расположении которого мне поведал аккуратненький немец, работал только до пяти часов вечера.

2
{"b":"55378","o":1}