ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этим самым д'Эпернон нарушает волю короля, в завещании которого прямо сказано — власть в случае его смерти передается Регентскому Совету, в который входят 12 человек, включая Марию Медичи, д'Эпернона, Сюлли, Монбазона.

Надо сказать, что после смерти короля версия о причастности Эпернона появилась практически сразу же. В 1611 году вообще начался судебный процесс по свидетельству мадемуазель Эскоман, горничной маркизы де Верней. Она говорила, что маркиза была любовницей герцога, и он через нее нашел Равальяка и организовал убийство короля. Следствие после детального разбора доноса пришло к выводу, что Эскоман лжесвидетельствовала, и 30 июля 1611 года вынесли ей приговор — пожизненное заключение.

На чем основываются те, кто подозревают д'Эпернона?

1) Эпернон знал Равальяка, пусть и не близко, но тем не менее.

2) Эпернон принимал участие в его судьбе.

3) Эпернон сразу после смерти короля передал власть Марии Медичи.

Разбиваются эти обвинения очень просто.

1) Эпернон НЕ ДАЛ королевской охране Равальяка убить. Хотя, будь он замешан в заговоре, смерть Равальяка сразу после покушения была бы для него манной небесной. Надеяться на то, что Равальяк не заговорит? Слишком уж фаталистично для такого тертого калача, каким являлся "Железный герцог".

2) Его отношения с Марией Медичи до убийства Генриха были чуть более, чем натянутыми. Поэтому гораздо логичнее предполагать, что он возвел ее на престол сообразуясь со своим внутренним пониманием о наследовании королевской власти. Вспомните, что он видел в молодости. Какие были разброд и шатания во Франции во время религиозных войн. Для него Регентский Совет являлся банкой сколопендр, готовых разрушить государство и королевскую власть ради сиюминутных выгод.

Вобщем версию об участи Медичи-Эпернона не следует сбрасывать со счетов полностью, но вероятность того, что она была — минимальна. 

4. "Холодная война" в XVII веке

Понимание тех или иных событий на мой взгляд зависит от умения взглянуть на проблему со стороны тех, кому ты оппонируешь.

Приведу простой пример.

Вот как видим мир мы:

Смерть короля или общество полного неадеквата - _1kartamira15.jpg

А вот так видят его американцы:

Смерть короля или общество полного неадеквата - _212840_640.jpg

Согласитесь, второй рисунок выглядит с точки зрения американца зловеще — гнусный грубый нетолерантный русский медведь как бы обнимает со всех сторон бедный девственный демократический запад, и только безбрежие океанов не дает медведю внезапно изнасиловать красавицу-Америку.

Собственно то же самое было у Франции с Испанией в 1598-1610 годах.

Итак, как ситуация выглядела со стороны Франции?

Франция находилась в тисках между австрийскими и испанскими Габсбургами. Войска Габсбургов угрожали Бургундии, Нормандии, Лотарингии, Гиени и Гаскони, средиземноморскому побережью, Лангедоку. Со времен Филиппа Красивого Франция потеряла Фландрию и Франш-Конте, часть Бургундии, королевства Беарн с Памплоной, во времена Франциска I была выдавлена из Миланского герцогства и части Генуэзской Ривьеры, лишилась альпийских перевалов и была беззащитна вторжению больших армий.

Как то же самое выглядело со стороны Испании?

Связь испанских провинций во Фландрии с метрополией могла осуществляться двумя путями — северным путем, по морю, но там на 1600-й год хозяйничали английские, голландские и французские каперы, и южным путем — побережье Испании-балеарские острова-Сардиния-Генуя-Милан-Рейн-Фландрия.

Ко времени царствования Филиппа III от северного пути почти отказались — там шли жесткие морские схватки (читатели "Неизвестной войны" это хорошо знают), и оставался южный путь, где краеугольным камнем были Генуя, Милан и Швейцария.

И вот 2 мая 1598 года Франция и Испания подписывают Вервенский мир, который восстанавливает статус-кво обеих держав по результатам соглашения в Като-Камбрези (1559): Франция отказывается от своих позиций в Италии (отказывается от притязаний на Савойю, Пьемонт, Милан и т.д.), зато сохраняет за собой Кале, захваченный испанцами в 1597-м, а так же лотарингские крепости Туль, Мец и Верден.

Но уже в 1600 году Генрих IV и его маршал Ледигьер проводят молниеносную операцию в Савойе, в результате которых захватывают крепости Ла-Бресс, Бюже и Вальроме, запирающие стратегическую позицию — Арвский мост, который находится всего в дневном переходе от швейцарских перевалов. Таким образом Генрих держит переход испанских войск по Швейцарии за горло — может ударить в любой момент, и теперь любая логистическая операция перехода через Швейцарию превращается в операцию военную.

Далее Генрих ведет переговоры со швейцарскими католическими кантонами. Предмет переговоров — беспрепятственный проход французских или союзных войск через их территорию. 29 января 1602 года 11 из 13 кантонов подписывают такое соглашение с Францией.

Так же Генрих решил проложить путь, которым нонеча воспользовался белорусский "батька" Лукашенко, поставляя в Россию "белорусские устрицы и мидии" — покупая в Голландии промышленные товары он продает их Испании, выдавая за французские. Филипп, узнав об этом, вводит на все французские товары 30-процентную пошлину, в ответ Франция вводит санкции... тьфу,запрещает экспорт французского зерна в Испанию, а причем для испанцев французское зерно на 1603-й год составляет 30 процентов от импорта.

Генрих засылает своих доверенных лиц к испанским морискам, и призывает их поднять восстание, обещая снабдить пушками, ружьями, порохом, и даже прислать свой воинский контингент.

За это, согласно соглашению, мориски выставят против испанского короля 80 тысяч солдат и передадут в руки французского короля три города (в том числе обязательно один портовый). Раскрыл этот заговор испанцам никто иной, как английский король Яков I, можете представить лицо испанского посла, узнавшего, что творится у короля под носом.

Наконец в 1608-м Генриху удалось перекрыть для испанцев часть швейцарских перевалов Граубюндена и Вальтелины.

Ну а если еще вспомнить, что Беарнец всячески пытался отговорить голландцев от перемирия с испанцами, а когда его все-таки заключили (9 апреля 1609 года) — развязал проблему Юлих-Клеве, и угрожал захватить Люксембург (в этом случае французы становились на Нижнем Рейне и опять-таки перекрывали "дорогу во Фландрию" испанцам) и готовился начать войну.

Если вы думаете, что испанцы сидели сложа руки — то конечно же ошибаетесь. 1602-й год — заговор Бирона, планирующий убийство Генриха, объявление Людовика XIII бастардом, и передачу прав на корону Бальзаку д'Антрагу — сыну Карла IX и Марии Туше.

Дальше больше.

Филипп, используя бежавших к нему лигистов, вообще предлагает объявить салический закон анахронизмом и возвести на трон Клару-Изабеллу-Евгению — дочь Филиппа II Испанского и Елизаветы Валуа, самой что ни на есть прямой внучки Генриха II Французского.

Ну и наконец Конде, принц крови, который тоже имел права на французский престол в случае смерти Генриха и объявления будущего Людовика XIII бастардом (а это было вполне возможно, если признать развод с королевой Марго незаконным).

Во всех этих случаях речь шла ТОЛЬКО О ФИЗИЧЕСКОМ УСТРАНЕНИИ Генриха IV, поэтому политическую версию сбрасывать со счетов нельзя никак, и признать ее второй по значимости, после версии с фанатиком-одиночкой. 

Незапланированное отступление. Битва при Кутра[2]

Итак, гугеноты начали отход, заманивая противника в ловушку. Роялисты неоднократно пытались навязать бой, но всякий раз безуспешно. Последний шанс принудить воинство Генриха Наваррского к сражению, пока оно не ушло вглубь Гиени, представился, когда гугеноты оказались в месте слияния рек Иль и Дронна, неподалеку от городка Кутра. Времени, чтобы переправиться на другой берег и продолжить бег к югу, уже не оставалось, и Генрих решил принять бой. Здесь на небольшой равнине размером менее чем километр на километр 20 октября 1587 года и состоялось первое победоносное для гугенотов сражение. По иронии судьбы противник навязал Генриху Наваррскому победу, от которой тот так стремился убежать.

вернуться

2

Видео о битве при Кутра: https://www.youtube.com/watch?v=ifnmFcDOV34 (прим. автора)

3
{"b":"554312","o":1}