ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дело в том, что этот Эдикт по сути обрисовал границы, где вообще возможно распространение гугентского учения, то есть переход других провинций или фьефов в кальвинизм был незаконен.

Католики же считали что сепаров надо всех вырезать к ногтю гугенотов надо уничтожить, а им дали свою территорию, 24 города, 81 укрепленный замок, выплачивают ежегодно 180 тысяч экю золотом, плюс еще 54 тысячи экю — на тайные операции за пределами Франции. Вобщем Путинслил Генрих предал католическую веру!

После мира с испанцами католики смотрели на окружение короля — суперинтендант финансов Франции — ярый протестант герцог Сюлли, плюс генеральный контролер финансов кальвинист Клод Арно. Главные начальники в армии — кальвинисты Тюррен, Ла Тремуйль, Ледигьер. Маршал артиллерии — протестант Массико де Бомон.

Продолжать можно бесконечно.

Плюс — Генрих решил стать более независимым от папы. Вернее даже не так. Генрих понимал, что в таком обществе "пост-АТО" любые призывы папы найдут себе благодатную почву, тем более, что все видели пример Англии и Порохового Заговора. Беарнец был согласен полностью вернуть католический культ, но с одним условием — запрет наложения интердикта и вообще проповедования против власти короля. То есть папа Римский должен был не влезать в дела французского государства.

В ответ на этот ультиматум папа немного охренел, тем более, что Генрих вообще на 1598 год зависел от него — шел процесс развода с Маргаритой Валуа, но Наваррский нашел способ уесть главу Рима — былобъявлен еще один ультиматум: если папа не согласится, то Генрих по образу и подобию короля английского Генриха VIII главной религией королевства объявит галликанство (аналог англиканства). То есть церковь будет напрямую подчиняться королю. Король будет назначать епископов и прелатов, раздавать церковные бенефиции и т.д. Это был сильный удар.

Папа согласился. Но чуть позже, после женитьбы на Марии Медичи и после рождения Людовика XIII заложил мину замедленного действия — он в 1606-м поставил под сомнение развод Генриха с Маргаритой, не объявил об этом прямо, но оставил поле для толкований в ту или иную сторону.

Таким образом, одиночка или человек, которого хотели использовать внешние враги, во Франции был, и далеко не один. На место Равальяка можно было найти не одного, и не двух человек. Вся страна, которую Генрих пытался склеить, была расколота по религиозному признаку, и протестанты, и католики имели что предъявить королю.

И Нантский Эдикт для короля был не вопросом совести, а вопросом выживания, однако он не устраивал никого.

6. Псы господни

В этой части поговорим о таинственном — об Ордене Иезуитов.

Надо сказать, что в XIX веке, в борьбе с клерикализмом детище Игнатия Лойолы представала эдаким над-правительством тогдашней Европы. В известной степени это правда, ибо иезуитский след прямо прослеживается в убийстве Вильгельма Молчаливого Оранского Бальтазаром Жераром 10 июля 1584 года, в покушении Питера Панне на Морица Оранского в 1595 году, многие видели связь между доминиканским монахом Жаком Клеманом (убийцей Генриха III) и членами Ордена Иесуса Сладчайшего, в неудачных покушениях на Генриха IV.

Иезуитов обвиняли в том, что они активно использовали политическое убийство как средство достижения своих целей. Но ради истины отметим, что этим пользовались все политические течения и партии тогдашней Европы. Можно вспомнить убийство Франсуа де Гиза, Генриха де Гиза (протестанты и политики), убийство Колиньи и Генриха III по традиционной версии (католики и лигисты), так что иезуиты не были исключительно одной стороной, использующей плащ и кинжал для решения политических вопросов.

Во Франции иезуиты появились официально в 1580 году, когда кардинал Бурбон, дядя Генриха IV, подарил находившийся на улице Сент-Антуан особняк Рошпо Ордену основанному за 17 лет до того на Монмартре испанскими и французскими монахами Игнатием Лойолой, Франсуа-Ксавье, Пьером Фабром и др. В особняке разместилось руководство Ордена и основанный иезуитами старческий дом. Деятельность Ордена была запрещена во Франции в 1595 году (после покушения иезуитского выкормыша Жана Шателя на Генриха IV), но в 1604-м (в том числе по просьбе и д'Эпернона) Генрих сменил гнев на милость и вернул иезуитам право проповедовать во Франции. 

Смерть короля или общество полного неадеквата - e732221e44cefa32097e94706f9b3f41_s3210.jpg
Собор Сен-Поль-Сен-Луи, построенный на месте бывшего особняка Рошпо 

Отец Коттон, глава Ордена во Франции, даже стал духовником короля. Но Генрих в принципе не доверял иезуитам.

На тот момент генералом Ордена был Клаудио Аквавива, сын неаполитанского герцога Атри, умнейший и злокозненейший ум в Европе.

Чтобы завоевать симпатии Парижа, иезуиты начали там с организации старческого дома (аналога нынешнего дома престарелых) и духовной коллегии (иезутитского училища), где преподавание велось на самом высоком уровне. Ученики изучали там не только религиозные вопросы, но и логику, ораторское искусство, математику, геометрию, иностранные языки. Дошло до того, что многие протестантские семьи отдали туда своих сыновей (которые потом отреклись от кальвинизма и стали католиками).

Но Аквавилу, многие, в том числе и папа, обвиняли в том, что Орден ведет слишком происпанскую политику, и вполне возможно, что иезуиты стали посредниками между задачей по устранению короля, поставленной испанским правительством, и собственно Равальяком.

Зацепки тут есть с двух сторон.

Первая — это отец Коттон, духовник короля.

Равальяк однозначно несколько раз встречался с ним до убийства.

Кроме того, госпожа д'Эскоман в своих показаниях говорила, что узнав о смерти короля, она первым делом побежала рассказать обо всем именно к отцу Коттону, который ей в ответ посоветовал не лезть в чужие дела, мол, следователи сами обо всем разберутся.

Вторая — это любовница короля (бывшая, или еще уделяющая королю время от времени "дружеский секс" — с бабами Генриха сам черт ногу сломит) Габриэль д'Антраг маркиза де Верней (с д'Эперноном она была связана через погибшего брата Лавалетта, мы уже упоминали о нем, она была его вдовой) была духовной дочерью отца Коттона. Как мы помним, Равальяк некоторое время служил именно у маркизы де Верней.

Ну и еще одна очень интересная вещь.

В 1618 году в Париже неожиданно сгорела Судебная Палата вместе со всеми Архивами. Примерно в это же время в Брюсселе были изъяты архивы наместника с 1 апреля по 1 июля 1610 года включительно. Очень занимательная штука, с учетом того, что наместник во Фландрии эрцгерцог Альбрехт был тесно связан с Аквавивой и иезуитами.Ну и Николя Потье, первый президент Парижского Парламента с 1611 года, был выпускником иезуитской школы в Тулузе.

Кроме того, следует учесть, что иезуиты напрямую никогда не брали отвественность за политические убийства — это их почерк.

Жерар заявил что он слуга Испанского короля. Клеман — что лигист. Равальяк — что одиночка. Только Панне и Шатель невовремя заговорили, не выдержав пыток. Во всех же остальных случаях об участии иезуитов узнавали лишь косвенно.

Microsoft в XVI веке

Деление на реальный и виртуальный сектора экономики было и тогда. Тут следует пояснить, что реальный сектор экономики производит либо товар, либо средства производства, создающие товар, который можно потрогать руками. Например, крестьянин выращивает виноград, и в результате получает вино. Или кузнец из железной крицы кует меч, это тоже реальность, его можно взять, потрогать и так далее.

Но зачем мучиться и производить товар, когда можно втюхать народу какую-нибудь левую фигню, которая фактически не требует затрат на производство?

5
{"b":"554312","o":1}