ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— По крайней мере, к удовольствию поляров…

— …что этот мир реален. Это не модель. И что люди прибыли сюда откуда-то еще.

— Я считала поляров людьми рациональными.

— Приходится ими быть. По нашему мнению, тот факт, что нам приходится зарабатывать на жизнь, трудясь в шахтах, делает нас более глубокими природными философами, чем вас, фермеров. Мы и астрономы тоже: отсюда редко видишь звезды меньшие, чем эта. Хотелось бы верить, что мы заново открыли науку.

— И все же вы миритесь с авторитетом такой давно усопшей и полумифической фигуры, как Хелен Грей.

Трипп рассерженно оттолкнула документы.

— Не только это, женщина. Всякий, кто пристально оглядит мир, где мы живем, увидит, что люди этому миру не принадлежат. Пойми, Мариам, здесь целые слои жизни, один на другом. И такие же противоречивые, как масло и вода. Мы — люди. Наши деревья, трава, коровы и овцы появились позже. До нашего прихода у вас были тракторы и туннельные кроты, зеркальные птицы и животные, которых, похоже, изобрели для выполнения определенных работ. А слизь — вроде бы бактериальная форма жизни, истинный уроженец этой планеты.

И под всем тем, что вы называете Основанием, могут отыскаться реликты, которые окажутся древнее, чем сама жизнь, во всяком случае те виды жизни, которые нам известны. Тракторы — и даже здешняя слизь — похожи на виды нашей жизни, зависящей от углерода, воды и азота. Но мы не способны есть тракторов, а тракторы не способны питаться слизью — один этот факт доказывает, что мы разные, даже если произошли из одного корня. И в связи с этим у нас появились кое-какие интересные идеи.

Мариам попыталась спровоцировать ее:

— Спикеры утверждают, что здания Основания — элементы гигантской Сим-Камеры, породившей мир.

— Чушь! Это явные реликты какой-то культуры, существовавшей задолго до появления людей. И все же они были притянуты к тому же центральному местоположению, как и мы, поскольку геометрия планеты не изменилась. Именно об этом я и пришла поговорить. У нас к вам другое предложение.

Мариам стало немного не по себе. Интересно, о чем она?

Трипп выбрала яблоко из вазы.

— Орбита Земли-3 находится близко к Звезде, которая, по словам Хелен, не только маленькая, но и холодная по сравнению с большинством звезд на небе.

Она сжала кулак, очевидно, изобразив звезду, и медленно пустила яблоко по его орбите.

— Эта планета вращается таким образом, что одно полушарие всегда повернуто к Звезде.

— Это элементарно.

— Да. Но благодаря этому факту наш мир наделен определенным количеством уникальных мест. Прямо здесь — субзвездная точка. Полюса нашего мира имеют оси, вокруг которых вращается планета, даже если вращение замкнуто, или по крайней мере ось имеет наш Северный полюс, потому что Южный представляет собой океан. Экватор — особенно точки на Терминаторе, восточная и западная, — находится между тьмой и светом.

Все эти места посещали строители Основания, привлеченные их местоположением. В документах Хелен имеются упоминания о зданиях, которые наблюдали строители как в разных геометрических точках рядом с планетой, так и на ней: местах орбитальной стабильности.

И они построили все это очень-очень давно. Можно определить это по слоям камня, сформировавшимся над некоторыми постройками. Возможно, даже миллиард Великих лет назад.

Пытаясь вернуть собеседницу к теме разговора, Мариам взяла у нее яблоко и надкусила:

— Оригинальная теория. Так в чем заключается ваше предложение?

Трипп улыбнулась:

— До сих пор я опускала один пункт в списке важнейших мест нашей статичной маленькой системы.

— Какой же именно?

— Эта точка называется Антистеллар. И находится точно напротив Нэйвла, Субстеллара. На другой стороне мира. В самом центре Темной стороны.

— Там нет ничего, кроме льда.

— Может быть. Мы ничего не знаем о нем. Если не считать кратких упоминаний в записях Хелен, которые многие отказываются считать аутентичными. — Трипп подалась вперед: — Но ведь строители Основания наверняка там побывали. И что-то там построили. Возможно, мы, поляры, вгрызающиеся в чрево земли, сможем понять, что именно. И даже использовать. Кто знает, что нового мы откроем о мире и о себе. И, конечно, лучше, чтобы мы добрались туда раньше Спикеров.

Мариам вскинула брови:

— Так вот что вы задумали? Нечто вроде путешествия на Антистеллар? Но это невозможно. Таких суровых холодов нет ни в одной точке Темной стороны.

— В этом Великом году далеко к югу произошло сильное извержение вулкана.

— Знаю. Мы сами слышали. Половина пепла и пыли планеты накрыла порт Уилсон.

— Извержение могло привести к глобальному потеплению воздуха. Потому предстоящая экспедиция, возможно, будет самой успешной за много Великих лет.

— И вы просите у нас помощи? Но какой? Деньгами, людьми, кораблями?

— Всем перечисленным. И ты понимаешь, почему мы хотим избежать участия Спикеров? Особенно, если что-то найдем на Антистелларе.

— Вы будете владеть священным местом — веское основание, чтобы оспорить их гегемонию, — выпалила Мариам, но тут же осеклась, вспомнив об опасности подслушивания.

— Значит, вы проникли в суть? Это всего лишь набросок плана, но вы, уроженцы Уилсона, все авантюристы.

— Нам часто приклеивают ярлыки и похуже.

— Вы нередко ведете себя похуже. Если кто-то и способен этого добиться — это только вы. Вместе с нами.

— Лесть тут не поможет.

— В таком случае что поможет?

— Время.

Мариам уронила на стол надкушенное яблоко и встала:

— Дай же и мне время подумать.

— Прекрасно.

Трипп поднялась и отряхнула пальто:

— Мне пора. Увидимся на открытии Глаза в конце Конференции. Возможно, нам удастся еще поговорить…

— Посмотрим.

После ухода гостьи Мариам повернулась к окну и рассеянно взглянула на город. Стало немного темнее: облака быстро сгущались, и в воздухе стояла серая дымка вулканической пыли. И все же Звезда, как всегда, висела прямо над головой. Посмотрев на ее огромный лик, проглядывающий сквозь тучи, Мариам вдруг поняла, что он испещрен пятнами, как шрамами от долгой болезни, а плоть то и дело поражается электрическими вспышками, похожими на молнии.

Идеи Трипп не выходили у нее из головы. Мысль о том, чтобы пересечь Терминатор и пройти сквозь темноту к точному антиподу места, где она сейчас находится, была интригующей, хотя и пугала. Каково это — находиться в противоположной стороне от единственного источника тепла и света?

Но снизу, от города, донеслись отдаленные крики, тревожный звон колокола и треск, очень похожий на выстрел: порох, конечно, привозился с Полюса.

Мариам вернулась мыслями к более обыденным темам политики, торговли, власти и влияния. До открытия Глаза ожидался еще один раунд переговоров: церемония, которая завершит официальную часть Налоговой конференции.

«А Брод по-прежнему не появлялся», — напомнила она себе.

Ее сын и девушка-Сапфир.

Оставалось надеяться, что это всего лишь совпадение.

Она покачала головой и отправилась умыться и переодеться. Готовиться к последнему заседанию.

III

Ударили колокола, возвещавшие о конце смены. Налоговая конференция закончилась.

Элиос, Главный Спикер, вывел помощников и старших делегатов Конференции из Десятого Храма, где проходила встреча, и стал подниматься по широкой церемониальной лестнице, высеченной из розового базальта. Лестница вела на крышу здания, которое, как большинство грандиозных построек острова, примыкало к гигантской колонне Основания, венчавшейся Глазом.

Остальные следовали за ним молча и лишь иногда тихо переговаривались.

Мариам с растущей тревогой шла среди остальных, надеясь, что никто, кроме нее, не заметил ярко-красного платка, валявшегося у лестницы. Платок принадлежал ее сыну Броду, отсутствовавшему в продолжение всей смены… вместе с Валой, дочерью Спикера.

Они вышли на крышу. Пересекли резную платформу и очутились на центральной башне — сооружении в несколько длин человеческого роста, выстроенном вручную из базальтовых блоков, баюкавших загадочную башню Основания, известную как Глаз. Над ней поднимался дым сразу от нескольких костров.

3
{"b":"555034","o":1}