ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как видишь. Мы всегда импортировали большую часть продуктов. Спикеры положили этому конец. Вот мы и пытаемся вырастить картофель на этом бесплодном холме. Нам даже не хватает тракторов, приходится работать самим. А лошадей реквизировали для нужд армии.

— И потому ты здесь гнешь спину.

— Я больше времени гоняюсь за кроликами, чем пашу землю. Тот Дизайнер, что послал в мир этих маленьких ублюдков, заслуживает хорошего пинка.

Юноша с несчастным видом снова отер пот со лба.

— Мать говорит, что самые знатные семьи должны подавать пример.

Трипп нарочито внимательно огляделась.

— Однако Валы я что-то не вижу.

Брод насупил брови и отвернулся.

— Что же, — заметила Трипп, — может, пролито достаточно крови? А разрушения, вызванные этой войной, причинили немало вреда даже нейтралам. Большая часть нашей торговли ведется через Уилсон. Конечно, есть другие порты, другие торговые пути, но…

— Поэтому мать просила тебя приехать и попытаться начать переговоры?

— И потому я потратила целое состояние на подкуп и взятки, пробиваясь через кордон Килли. Пойду в город, узнаю, что скажет твоя мать.

Она поплотнее закуталась в плащ.

— Но, Брод, они могут потребовать отдать Валу. Ведь война развязана именно из-за нее.

— Я не отдам Валу, — сурово ответил он, но его лицо тут же смягчилось. — И кроме того, она, возможно, сама не пойдет.

Отвернувшись, он снова взялся за работу.

V

— О, Трипп, конечно, она с самого начала все держала под контролем.

У Мариам были прекрасные апартаменты на карнизе, врезанном в скалу, и соединенные крутой каменной лестницей с галереями и другими апартаментами. Витражные окна пропускали свет Звезды и выходили на гавань, но квартира располагалась достаточна далеко, чтобы, даже когда окна были открыты, любой шум превращался в неясный шорох. Впрочем, гавань теперь никто не Назвал бы чересчур оживленным местом. Корабли сгрудились с внутренней стороны волнолома. Но многие, очевидно, застряли там на долгое время. На палубах ни души. Команды распустили, трюмы опустошили. Некоторые суда немилосердно ободрали для нужд голодающего порта. Паруса пошли на одежду. Примитивные паровые двигатели использовались в сельском хозяйстве и армии. Даже деревянные палубы и мачты разобрали на топливо.

Наблюдая картину разрухи, Мариам терпеливо поливала цветы и говорила о Вале.

— Она всегда знала, чего добивается. Я поняла это в первую нашу встречу. Брод «похитил» ее, и мы попали в ужасную ситуацию. Элиос плевался огнем, Килли ревел, как бешеный бык. Брод, очевидно, был без ума от нее, таким и остался. Думаю, ее тоже влечет к нему. Возможно, это настоящая любовь.

Она мечтательно улыбнулась, провела рукой по коротко стриженным русым волосам и на минуту стала похожей на мать, а не на Старейшину города.

— Ты видела Брода. Разве его можно не любить? Но Вала уже половину Великого года попросту с ним играет. Вала — интриганка, манипулятор, умна, жестока и, очевидно, готова схватиться за любую возможность, чтобы избежать традиционной участи Сапфира.

— Она дочь своего отца, — философски заметила Трипп. — А мы на Полюсе говорим, что Элиос — самый крепкий орешек из всех, занимавших Кресло Левой Руки на памяти у ныне живущих. Странно, если бы она не унаследовала его качеств.

— Поэтому она сбежала под защиту одного из самых могущественных государств. Под нашу защиту. Возможно, предвидела ярость отца и брата. Но вряд ли понимала, что станет причиной войны, вторжения Себы под знаменем Шаттла, осады, длящейся уже половину Великого года и приведшей к гибели сотен людей. И все из-за нее. Хотя дело, конечно, не в ней.

— Разве?

Мариам отставила лейку.

— Почему бы тебе не сесть, Трипп? Хочешь чаю?

Она хлопнула в ладоши.

— И сними наконец пальто.

— Уже сняла, — немного смутилась Трипп, неловко садясь на мягкий диван. — Мы, поляры, предпочитаем одеваться потеплее.

— Понятно.

Мальчик-слуга выслушал требование принести чаю и убежал.

— Боюсь, принесет настой сухой крапивы: введение ограничений привело к отказу от многих приятных вещей…

— Мы говорили о причинах войны.

— Совершенно верно, — вздохнула Мариам. — Видишь ли, Спикеры, очевидно, использовали «похищение» Валы как предлог для атаки с моря и суши. Чересчур резкая реакция на столь незначительный инцидент и к тому же вряд ли необходимая. Небольшого дипломатического и теологического давления было бы вполне достаточно, чтобы заставить большинство наших граждан отдать девушку.

Вернулся мальчик с кувшином чая и двумя чашками, поставил поднос на маленький столик и принялся разливать дымящийся напиток.

— Но, разумеется, у Спикеров иные цели. Они всегда старались ослабить мою власть, которая, по их мнению, угрожает их гегемонии. Мы, жители Уилсона, на протяжении всех последних поколений много трудились и теперь достигли того, что можем контролировать большую часть торговых сделок вдоль южного побережья Себы и между Себой и Нэйвлом. Конечно, наибольшую выгоду получают Спикеры, но и мы своего не упускаем. Поэтому мы представляем некую опасность для Спикеров, и они, возможно, давно ищут предлог дать нам по рукам. Под словом «давно» я подразумеваю века: теократы, сумевшие удержать власть на тысячу Великих лет, не могут не быть предусмотрительными и не обладать даром предвидения. Кстати, они сделали очень хитрый ход.

— Верно, заручившись поддержкой ваших врагов.

— Врагов, торговых партнеров… иногда трудно провести границу. Мы энергичная молодая нация, Трипп, и можем не церемониться с соседями. Конечно, им выгодно торговать с нами. Но если заодно приходится терпеть очередную нашу осаду или набег, волей-неволей затаишь обиду. И мой Брод угодил в самый центр арены политических игр и мстительных замыслов! Какую прекрасную возможность он с помощью и при содействии прекрасной Валы предложил этим морщинистым старикам, теснящимся вокруг Кресла Левой Руки. Вот тебе и романтическая война, затеянная с целью спасения и мести. Но ирония в том, что в действительности Брод не виноват. Повторяю: Вала вовсе не была беспомощной девственницей, похищенной жестоким насильником.

Трипп кивнула и поднесла к губам чашку.

— И поэтому ты послала за мной?

— Да, и спасибо, что ты проделала такой путь. Подозреваю, у нас имеются общие интересы. Очевидно, мы хотим как-то уладить этот конфликт без дальнейшего ущерба для торговли и безопасности людей. А у вас свои планы на торговлю…

— Да, и если они не осуществятся, — напомнила Трипп, — мы будем попросту голодать, потому что рассчитываем на поставки продуктов из низких широт.

Мариам пристально изучала гостью. Под суровым взглядом Трипп почувствовала себя неловко.

— А ты, Трипп, как никто другой заинтересована в том, чтобы этот печальный инцидент был улажен.

— Я?

— Я не забыла твоих речей об экспедиции на Антистеллар. Полагаю, из-за войны проект отложен на неопределенный срок? Послушай, если поможешь нам уладить конфликт, мы, жители порта Уилсон, в свою очередь, поспособствуем достижению вашей цели. Материалы, продукты, тракторы, люди — все, что понадобится!

Трипп потерла щеку.

— Должна предупредить: большинство моих людей — из тех, кто постарше — не заинтересованы в путешествии к Антистеллару. Даже от нас этот путь неблизок. Придется пройти полмира.

— Но заинтересована ты, — отрезала Мариам. — И сидишь здесь тоже ты. Ты прекрасно умеешь вести переговоры. Предложи им сделку, особенно подчеркни, как сочувствуешь безутешным отцу и брату. Можешь пообещать наказание для Брода, возвращение Валы — все, что угодно. Если нам удастся разрешить главные проблемы, то дальнейшего конфликта можно будет избежать.

— Это может сработать, — кивнула Трипп.

— Думаю, стоит попытаться. Ради нас всех.

За дверью послышались шаги. В комнату ворвалась Вала.

— Доброго полудня, Мариам.

Она обернулась к Трипп, которая поспешно поднялась.

5
{"b":"555034","o":1}