ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Таким же разумным. Да, именно так мы считаем. Они ушли или вымерли. С тех пор различные создания, эволюционировавшие по сравнению с исходными формами, все еще сохраняют следы прежних технологий, которые мы сейчас используем.

— Или они были созданы именно такими, — возразил Спикер. — Созданы теми, кто сделал этот мир. Правда, нам, бедным аватарам, еще предстоит определить цель этого деяния.

— Что ж, и такое возможно, — кивнула Трипп и заметила легчайшую улыбку, приподнявшую уголки его губ. Она поняла: теология значения не имеет. Сейчас они говорят о деле, ради которого она здесь.

— Что касается фотомха, — заговорил Спикер, — он явно поглощает энергию звездного света, но в отличие от наших травы и деревьев, а заодно и слизи, не использует большую часть этой энергии, чтобы стимулировать собственный рост. Вместо этого он испускает сияние, и мы употребляем его для освещения темных комнат.

— Но можно найти и другие способы применения.

Трипп открыла деревянную коробку и показала Спикеру сетку электродов вокруг пучка мха и маленький электромотор.

— Можно использовать поток этой энергии для работы двигателя. Уверена, если мы сумеем увеличить модель, вы сами увидите, какие в ней кроются возможности. Например, для создания надежных и дешевых двигателей, чтобы выполнять различные работы: копать канавы, строить дворцы, водить тележки без лошадей.

Советники восторженно ахнули.

— Или военные машины, — добавил по-прежнему улыбающийся Элиос. — Но, полагаю, до подобных чудес еще далеко.

Трипп пожала плечами:

— Я здесь, чтобы попросить вас финансировать разработку этих изобретений. И надеюсь, вы приобретете готовые модели.

Элиос небрежно отмахнулся от коробки с фотомхом, препоручая советнику.

— Полагаю, все это предисловие к переговорам, касающимся войны. Может, перейдем к сути вашей миссии, мадам Трипп?

Трипп снова села на диван.

— Вы не ошиблись. Старейшина Мариам просила меня поговорить с вами. Думаю, она надеялась, что голос нейтральной стороны, человека относительно незаинтересованного, поможет найти компромисс. Я не отрицаю, что в наших интересах погасить конфликт. Блокада жизненно важного торгового канала душит мировую торговлю.

— Да-да. И, полагаю, вам поручено предложить вернуть мою дочь. Верно? И даже выдать этого шута Брода, который и послужил причиной всех неприятностей.

— По крайней мере, передать обещание наказать его.

— Я уверен, что Мариам объяснила вам пункт за пунктом, в своей занудливой манере, каким образом влюбленные дети стали единственной причиной этого конфликта.

Трипп изобразила улыбку.

— Вообще-то она употребила слово «предлог».

— Ха! Вполне в ее стиле. И вы согласились вести переговоры об улаживании конфликта, имеющего в своей основе весьма многообразные цели — политические, экономические и даже стратегические. Как по-вашему, почему она сделала посланницей мира именно вас? Вы размышляли на эту тему, поляр?

Трипп оскорбленно выпрямилась:

— Продолжайте, Спикер.

Элиос принялся загибать пальцы:

— Вы, жители Полюса, старые противники Нэйвла, учитывая ваше божественное расположение. Даже вы, атеисты, должны понимать это стратегическое преимущество. Полагаю, когда-нибудь вас придется призвать к порядку. Но пока нам выгоден ваш нейтралитет. И, конечно, мы нуждаемся в ваших стали и порохе. На это и рассчитывала Мариам.

Он откинулся на спинку сиденья, свирепо сведя выщипанные и выкрашенные брови, а затем перешел к следующему пункту:

— Каковы же предложения Мариам? Она велела вам заключить сделку с учетом главной причины войны: Брода и Валы. И если наши низколобые союзники услышат его, а они услышат — Мариам об этом позаботится, — тогда я не смогу с честью отказать вам. Потому что в этом случае союзники попросту разбегутся. Понимаете, они считают, что сражаются за мою фамильную честь, за святость религии. Считают, что это война героев и воинов и так далее, что дело не в гегемонии и не в стремлении сломить власть зарвавшейся правительницы. И если убрать флер лжи, они либо не поймут нашей геополитики, либо будут ею возмущены. В любом случае нам придется отступить. И Мариам победит.

Трипп молчала, обдумывая слова Спикера.

— Знаете, вообще-то я инженер. И не привыкла рассуждать в таком ключе. Ход ваших мыслей вызывает во мне ощущение собственной…

— …наивности?

— Наверное… Но дело в том, Спикер, что предложение вернуть Валу уже прозвучало. Так что вы собираетесь предпринять?

Трипп вдруг обнаружила, что с некоторым интересом ждет ответа Элиоса.

Но ответа она так и не услышала, потому что в комнату ворвался гонец с известием о том, что сын Элиоса — Килли, устав от бесконечной осады, взял дело в собственные руки.

Элиос с белым от гнева лицом поспешил к выходу. Трипп понадобилось некоторое время, чтобы найти того, кто согласился бы благополучно вывести ее с яхты и доставить на берег.

VII

— Брод! Брод, сын Мариам! Я — Килли, сын Элиоса! Выходи на поединок! Брод, ты трус, похититель и насильник, и я отомщу за свою сестру!

…Покинув шхуну, Трипп увидела своего терпеливого провожатого, офицера из Нью-Денвера, который и провел ее назад, через лагерь осаждающей армии. Вопли Килли были слышны еще с пристани. Один, вооруженный только мечом и копьем, он слонялся под стенами Уилсона и орал оскорбления, вызывая Брода на бой.

Трипп покачала головой:

— Поверить невозможно! Один воин вызывает другого на поединок? Неужели мы дошли до такого?

Но вызов Килли взбудоражил весь лагерь. До Трипп донеслись одобрительный рев, клацанье копий и мушкетных прикладов о щиты.

— Что же, хороший способ положить всему этому конец, — заметил офицер. — Кстати, мадам Трипп, тут есть пара торговцев, которые хотят с вами потолковать.

— Торговцев?

— Из Холл-Сити. Утверждают, что знают вас.

Он показал на маленький продуктовый склад, где ожидали лошади, возле которых стояли два незнакомца, одетых в тяжелые, длинные плащи. Офицер протянул руку:

— Был рад познакомиться, мадам. Благополучного вам пути.

— Спасибо, лейтенант, — нерешительно покачала головой Трипп.

Подхватив рюкзак и сумку, она настороженно подошла к незнакомцам. Даже оказавшись совсем близко, она не смогла разглядеть их лиц под громоздкими капюшонами.

— Итак, вы из Холл-Сити?

— Конечно, нет, — прошипел тот, что повыше, и откинул капюшон ровно настолько, чтобы Трипп успела увидеть его лицо.

— Брод. И Вала, полагаю. Что происходит?

— Мать собирается выдать Валу отцу. И меня вместе с ней. Вот это и происходит. И ты прекрасно это знаешь, Трипп, поскольку сегодня побывала на яхте Спикера, чтобы заключить сделку.

— Я хотела остановить кровопролитие.

— Могла бы сказать мне.

— Очевидно, твои собственные шпионы не дремлют. А как насчет Килли?

— При чем тут Килли?

— Не собираешься ответить на его вызов?

— Шутишь? Я мог бы прикончить это отродье трактора, но его спутники разорвут меня на части. Нет, мэм, Килли может подождать.

— А я, — добавила Вала из-под прикрытия собственного плаща, — не вернусь в Нэйвл. Быть Сапфиром — довольно унылое занятие. Но стать обесчещенным Сапфиром и вернуться домой с позором — это не по мне.

— И что теперь? Чего вы хотите от меня?

— Мы едем с тобой, — просто ответил Брод. — Нам здесь делать нечего. Мы начнем новую жизнь на Полюсе.

Вот так просто?

— Ты нам обязана, Трипп, — веско заявила Вала.

— Ничем я вам не обязана, — отрезала Трипп. — И кроме того, вы забыли о преследовании? В Уилсоне наверняка полно шпионов твоего отца, а братец явно не из тех, кто легко сдается.

— Разберемся, когда настанет час, — заверил Брод.

— Да неужели? Ты и до сих пор прекрасно со всем разбирался. Не так ли? А как насчет самого путешествия? Мечтаешь о Полюсе, я не ослышалась? Да знаешь ли ты…

— Брод! Брод, сын Мариам! Выходи, чтобы я смог удавить тебя твоими же кишками…

7
{"b":"555034","o":1}