ЛитМир - Электронная Библиотека

Александрович Максим

Бог Гнева и Мести

Глава 1. Часть 1. Пролог.

Сейчас находясь напротив миллионной армии я задумался... Неужели мы настолько отличаемся от них? Неужели их жадность так сильна что распространилась на весь мир?

- О чем задумался Кред? - Тихий, но невероятно гордый голос раздался сбоку от меня. Посмотрев налево, где стоял Супербия Гриф я хмыкнул, сейчас он взирал на армию с презрением, а рука сильнее жала тонкий каменный посох с зелеными светящимися трещинами.

- Да вот думаю... - Посмотрев на парящий рядом гримуар, что был усыпан огромным количеством кровавых рубинов и покрыт рунами, я внутренне усмехнулся. - Как до этого докатилось...

- Это уже произошло... - Посмотрев на старика, стоящего справа от меня я лишь покачал головой.

- Ты бы остался дома, Старик...

- Старик я там, а здесь я Тристития Шейн, Багровый шаман... - Старик, нет Шейн гордо поднял Двуручный топор черного цвета, и издал яростный рев, и этот рев заставил всю армию вздрогнуть. - Жалкие трусы...

- Дедушка - это просто вы страшный... - Обернувшись я с печальной улыбкой посмотрел на темноволосую, худую девочку четырнадцати лет в белом платье, что держала за руку седую девушку, в бело-черном кожаном костюме.

- А вот ты внучка, должна была остаться дома... Не гоже детям видеть такое... - Я должен был согласиться с Шейном, если бы я мог, я бы оставил ее дома, под мощнейшим барьером.

- Я боюсь оставаться одна, а с вами не страшно... - Гула Лулу пожала плечами, и натянула широкополую шляпу на глаза, полностью прячась от внешнего мира, и сильнее прижимаясь к седой девушке с отстранённым выражением лица.

- ... - Почувствовав на себе взгляд Аседии Дианы, я посмотрел на нее. Она никогда не говорила, за эти года знакомства она не издала ни звука. Она не была немой, здесь в этом мире нету калек, хотя мы и исключения, просто она не говорила... Никто не знает почему, кроме Лулу, но нам это и не интересно, у каждого из нас есть своя история. Молча кивнув я посмотрел на возникшее в воздухе слова, созданные из серой маны.

- Я понял... - Я слабо улыбнувшись, перевел взгляд на армию в которой началось оживление, открытые порталы говорили, что подходят основные войска, те что стояли перед нами лишь для нашего задержания, не более.

- Их больше тридцати миллионов.... - Аварития Вайн возникнув из воздуха с двумя ее бесами н плечал, спокойно смотрела на армию, что спешно возводили сильнейшие щиты. Поигрывая тонким клинком немного шире рапиры она цепким взглядом осматривала окружающую нас местность. - Десять, трехсот шестидесятые.... - Ее голос всегда был с нотками зависти.

- Действуй. - Мне лишь осталось кивнуть как Вайн исчезла, а спустя доли секунды раздались душераздирающие крики, что доносились из-за наших спин. Она как всегда была безжалостной, как и все мы, все кроме Лулу, никто из нас не позволит этому ребенку запятнать свои руки кровью, пусть и не настоящей.

- Подождем? - Гриф смотрел на то как с каждой секундой возводиться все новые и новые барьеры.

- Да, все же эта битва назначена на вечер... - Старик вздохнул и посмотрел на небо, где сияло солнце. - Эх, стар я для этого...

- Так иди, мы тут и сами справимся... - Хотел бы я верить в свои слова, но глядя на то как они подготовились, меня пробирает дрожь. - Неужели человеческая жадность настолько велика? - Смотря на закованного в огромные цепи черного дракона я лишь вздохнул, и где они его только нашли? И сколько человек понадобилось что бы захватить его?

- Оооох Кредос неужели ты боишься? - Тихий завораживающий голос раздался в моей ухе. Повернув голову я посмотрел в синие глаза с вертикальным зрачком, а три лисьих хвоста потянулись ко мне.

- Лускирия Ева... - Мне оставалось только вздохнуть, эта девушка начала липнуть ко мне с первой нашей встречи.

- Да дорогой? - Она так очаровательно улыбнулась и склонила голову что мне оставалось только сглотнуть. Аккуратный и невероятно болезненный укол от Дианы привел меня в чувство. - Так не честно... - Я как и Ева повернули голову в сторону Дианы точнее того что она написала. - Ладно... Сейчас и правда не время. - Чувствуя, как с меня спало наваждение я облегченно улыбнулся и с благодарностью кивнул Диане, что слабо улыбнулась, я помню каждую ее улыбку, эта настолько редкое явления что до сих пор удивляет каждого из нас...

- Надо прокачать сопротивление иллюзиям... - Мне лишь осталось увернуться от хвоста и повернуться к Армии которая снова увеличилась.

Задрав голову я стал вспоминать свою жизнь, а мои глаза закрылись.

Первое воспоминание, это боль что раздирала мою голову, белый потолок и запах лекарств. До сих пор я ясно помню тот день, и каждый последующий. Было ли это следствием травмы головы или врожденное я не знаю.

Очнулся я в палате, белый потолок с трещинами, писк медицинских аппаратов, запах лекарств и ноющая боль в голове. Я ничего не помнил, ни кто я, ни кто мои родители... Через некоторое время меня выперли из больницы так и не долечив до конца, я узнал что значит эгоизм... Но мне было плевать, тогда я просто существовал, а не жил... первый же наряд милиции отвел меня в приют при церкви...

Ха... тогда я познал человеческую глупость... В группе нас было двадцать детей, все от четырех до шести лет. Главной у нас была женщина лет за сорок... ее можно описать только, одним словом. Фанатик. Фанатик веры и бога, она учила нас читать по библии. Уже тогда я заметил, что отличаюсь от остальных, я был апатичным, меня ничего не интересовало, меня не интересовали другие дети, я мог целый день просидеть возле окна и просто смотреть на небо. Тогда я познал жестокость, дети очень жестоки, они не понимают, что делают, и не несут ответственности... Я отличался от остальных, а значит был не таким как они...

Первые полгода в приюте были скучными. До одного случая, пока на очередном уроке я не выдержал и задал вопрос. "Если мы созданы по подобию его, то насколько же ужасен бог? Или может быть бог - это сам Дьявол что поднялся из Ада и одержал вверх над настоящим богом?"

Тогда меня впервые ударили. Я до сих пор помню ее лицо, искаженное в гримасе ненависти. С того дня жизнь изменилась... она приобрела новые краски, краски боли. Остальные дети видя, что воспитательница ударила меня осознали, что если они попробуют так же, им ничего не будет. Глупые дети, я не собирался стоять и ничего не делать... Вот только... стало только хуже, виноватым стал я. Как итог пол дня стояния на коленях под которыми была рассыпана соль, и монотонный голос над Ухом. Что вновь перечитывал эту ненавистную мне книгу. С того дня жизнь превратилась в поле боя.

Полтора года я существовал. Каждый день прячась в кладовке и поглощая кусок хлеба что удалось спереть с кухни, я думал... А зачем я живу, точнее зачем существую, мне не хотелось жить, но страх перед неизвестным заставлял меня цепляться за любую возможность... Я изменился, я стал мстительным, на каждое оскорбление я отвечал со всей жестокостью, из каждой драки я выходил если не победителем, то точно не проигравшим. Я забывался в драках, адреналин заставлял мое сердце биться быстрее. Даже наказание после этого, было не таким печальным событием. Но все имеет пределы, даже мое тело... Оно сдало, травма головы не прошла бесследно, иногда пропадало зрение или слух, память же напротив стала идеальной, я помню все. Недоедание, побои, оскорбления, у меня не было даже имени... Все это сделало мое тело слабым. И однажды я не выдержал, я осознавал, что если останусь, я умру...

Я сбежал... И тем самым совершил ошибку, приют находился на окраине скрытым густым пролеском, и я бежал вдоль дороги, ошибся с направлением, не знаю сколько времени я бежал, не знаю, как долго я шел, но когда усталость и истощение взяла свое, я просто упал... Глупый ребенок не осознающий последствий своих решения, у меня не было ничего, когда сбегал я даже не думал, что буду делать дальше. Надежда, какое забавное и жестокое слово, оно вынуждает людей делать безрассудные поступки...

1
{"b":"555236","o":1}