ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что-то похожее мы уже читали при входе в зону, — заметил Браун.

— Да, но там надпись дублировалась на английском, чтобы отпугнуть чужаков, — сказал О'Тулл. — А это, видимо, предупреждение для своих. Интересно, когда они покинули деревню — до появления англичан или после?

— После, — безапелляционно заявил Мортон.

— Почему вы так думаете? — спросил капитан Флетчер.

— А это одна из наших загадок. Почему англичане так петляли по лесу? Да потому, что, когда они здесь проходили, тут было полно дикарей. И чтобы избежать встречи с ними, англичанам приходилось делать круги и зигзаги, иногда даже возвращаться…

— Похоже, что так, — произнес Флетчер. — Но что заставило дикарей убраться? Вспышка болезни, эпидемия? Именно здесь — полагаю, у них нет радиосвязи?

— Здесь нет трупов, — сказал Мортон. — Мы нашли только один. Впрочем, это ничего не значит. Они могли успеть похоронить умерших.

— У них есть связь, — сказал Лон. — Это не радио. Вы слышали об африканских тамтамах? Их послания разносятся далеко, а каждая деревня передает еще дальше, для следующей. Похожей звуковой связью пользуются и кор. Из охваченной эпидемией деревни сигнал тревоги могли передать для всего района.

— Значит, они знают, что это за болезнь, и боятся ее? — пробормотал Флетчер.

— Не обязательно, — пожал плечами Мортон. — Если люди умирают один за другим, этого достаточно, чтобы перепугаться, сэр.

— Гм… Ну хорошо, здесь нам больше нечего делать. Вернемся на след англичан.

След вел уже в такие дебри, что парни не переставали чертыхаться.

— Если эти англичане хотели попасть в определенное место, — жаловался Кейсиди, — почему не долетели туда на своем вертолете, дьявол бы их побрал…

— Потому, что траекторию вертолета все-таки можно засечь, — разъяснил Линде. — И они не могли не считаться с этим. Нашим друзьям, по-моему, не улыбалось принимать гостей.

Выбравшись из чащобы, парни зашагали по размокшей глинистой почве, поросшей редкой рыжей травой, между большими деревьями, в дуплах которых виднелись черные наросты смолы.

Пока они вязли в мокрой глине, Лон ушел вперед. Мор-тон собирался позвать его — все должны быть на виду, — и в этот момент раздался душераздирающий вопль проводника:

— Кхон! Кхон! Ньань!

Всегда невозмутимый Лон мчался назад с искаженным от ужаса лицом, размахивая руками и позабыв английский язык.

У ног капитана Флетчера он рухнул на колени:

— Не ходите туда… Там — царство смерти, смерть, смерть… Вы все умрете там… Мы все умрем…

Флетчер оттолкнул его и ободряюще подмигнул морским пехотинцам.

— На царство смерти не мешало бы взглянуть, господа.

Он пошел первым. С открытого возвышения парни увидели деревню — скопление плетеных хижин с крышами из коричневых плотных листьев дерева трун гуан. По размерам эта деревня значительно превышала ту, что была оставлена жителями. И по населению, видимо, тоже… Если судить по сотням трупов, валявшихся там и тут.

— Вот где началась эпидемия. — Флетчер невольно перешел на полушепот, но тут же возвратился к обычному тону: — Давайте-ка побыстрее убираться отсюда. Что бы ни вызывало болезнь, концентрация этой гадости здесь особенно высока. А по поводу англичан…

Он умолк, потому что из дальней хижины послышался слабый, но абсолютно отчетливо различимый, исполненный страдания голос, повторявший по-английски:

— Помогите… Помогите…

Акцент (вернее, характерное интонирование) безошибочно указывал на европейца или американца, да и с какой стати вьетнамец стал бы звать на помощь по-английски?

Линде рванулся вперед. Мортон придержат его.

— Стоп, сержант. Пойду я один. Болезнь не убила меня раньше, не убьет и сейчас.

— Вы мой командир, сэр, — осклабился чернокожий здоровяк, — так что сегодня моя премьера. Первый случай, когда я не подчинюсь вашему приказу. По возвращении можете меня расстрелять.

Лейтенант стоял перед Линдсом, словно на поединке.

— Как угодно. Это ваша шкура, сержант.

— Остальным охранять периферию! — отдал команду Флетчер. — Чтобы и мышь не пропустить ни туда, ни обратно!

Мимо плачущего Лона Мортон и Линде быстро зашагали к хижине. Боковым зрением лейтенант не сразу заметил, что Флетчер идет рядом, чуть позади.

— Сэр… — изумленно начал он.

— Вопросы потом, лейтенант.

В полумраке хижины виднелся врытый в земляной пол столб, к которому был привязан человек лет тридцати пяти в форме ВВС США — по фотографии Мортон и Флетчер узнали сержанта Эйерса. Тело его бессильно повисло на веревках, а налитые кровью глаза свидетельствовали о приближении заключительной фазы недуга.

Штыком Линде рассек веревки, а Мортон и Флетчер осторожно опустили пилота на пол.

— Эйерс! Вы слышите меня? Эйерс! — твердил капитан. Голова несчастного медленно повернулась.

— Я… слышу вас. Но я не вижу вас. Кто вы?

— Спецподразделение морской пехоты. Мы прибыли вам на помощь…

Эйерс горько усмехнулся, и было видно, что это незначительное усилие лицевых мускулов причинило ему боль. Линде торопливо делал инъекции.

— Я заслуживаю не помощи, а расстрела, — прошептал больной.

Мортон подумал, что ослышался. Он заговорил с Эйер-сом, как с ребенком:

— Сержант, эта болезнь необязательно фатальна. Я болел ею и выздоровел. Мы постараемся спасти вас. Вы звали на помощь, и мы пришли…

— Я не звал на помощь.

— Что?

— Я не звал на помощь, — раздельно повторил Эйерс. — Я умираю, но, слава богу, я в своем уме. Мортон и Флетчер переглянулись.

— Здесь есть еще кто-то, — кивнул капитан. — Линде, посмотрите за хижиной, и вообще — снаружи.

Наклонившись в половину своего баскетбольного роста, сержант вышел, на мгновение затмив свет. В хижине снова зазвучал слабеющий голос Эйерса:

— Я предатель, преступник. Они заплатили мне, чтобы я доставил их, куда они скажут, но я не хотел убивать Харгретта, клянусь… Это Андерсон… Я уверен, что имя не настоящее, и я думаю, что они не англичане… они…

Больной хрипел, на губах показалась кровавая пена, кровь потекла из ноздрей.

— Кто они? — Мортон приблизил лицо к лицу умирающего. — Что им нужно? И где они?

Сознание покидало Эйерса. Звуки, вылетающие из его горла, с трудом можно было опознать как человеческую речь.

— Десять тысяч долларов… Но они с самого начала задумали использовать меня для…

— Эйерс!

Поздно. Короткие мощные судороги — и конец.

Снаружи послышался голос Линдса:

— Сюда! Я нашел его!

Мортон и Флетчер покинули хижину. После смрадной атмосферы внутри убогого жилища они с наслаждением вдохнули наружный воздух, забыв на мгновение о том, что он насыщен невидимой, высокоэффективной смертью.

— Что Эйерс? — спросил сержант издалека.

— Мертв, — ответил Флетчер, перешагивая через трупы вьетнамцев, похожие на сломанные куклы из театра кошмаров.

У ног Линдса лежал человек, лица которого не было видно из-за сплошь закрывавшей его маски с респиратором. Одежду составлял белый комбинезон, разодранный на боку от подмышки до бедра, высокие сапоги и хирургические перчатки. Сквозь разрыв проглядывала расцарапанная, окровавленная кожа.

— Помогите, — простонал лежащий. Очевидно, респиратор был специальной конструкции — он не искажал и не заглушал звуки.

— Раз его защитный костюм все равно поврежден, не будет большого вреда, если мы снимем и маску, — проговорил Линде.

— Нет, — сказал Флетчер. — Может быть, респиратор хоть как-то защищает его. Давайте вынесем его отсюда.

— Куда? — саркастически усмехнулся Мортон. — В безопасное место? А здесь такое есть?

— Хотя бы оттащим за границу деревни.

Капитан и лейтенант подняли человека в маске за плечи и ноги и понесли к лесу, где их ждали парни. Увиденное Мортоном, Флетчером и Линдсом заставило их внутренне сжаться.

Он был мертв.

— Это убило его сразу, — мрачно обронил Кейсиди.

Бурное нарастание симптомов. Пятнадцать минут — и все.

13
{"b":"5554","o":1}