ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нам не по пути, ребята, — прошептал он, умирая. — Мне наверх, а вам вниз…

Мортон и Флетчер отразили первый натиск русских рейнджеров. Теперь они торопились на соединение с парнями, засевшими в лесу. Краткая передышка, пока противник не опомнился и не перегруппировался, позволяла сделать такую попытку. Проломив заднюю стену хижины, капитан и лейтенант ринулись к соседнему строению.

Флетчер успел, а Мортону повезло меньше. Он лицом к лицу столкнулся с выступившим из-за угла хижины русским парнем. Не дольше четверти секунды они остолбенело рассматривали друг друга. Мортон увидел большие синие глаза, в которых пламенела непреклонная ненависть, коротко остриженные светлые волосы, подбородок с ямочкой, прямой нос. Нет, не походил этот русский на монстра-убийцу! Боже, мелькнуло у Мортона, что ж мы здесь делаем, я и он, на этой чужой, залитой кровью земле?! Ведь совсем иным было бы выражение твоих глаз, приятель, если бы у нас в руках были не автоматы, а кружки с пивом…

Оба понимали, что никто из них не успеет выстрелить: слишком мало расстояние, разворачивать ствол и нажимать на спуск — значит, давать противнику время. Русский бросился на Мортона с ножом. Лейтенант увернулся, провел прием, а прикрывающая очередь из АР-10 Флетчера позволила ему откатиться под защиту гнилых свай. Краем глаза он засек, что не пострадал и русский, успевший скрыться за хижиной, и такой исход молниеносной схватки отнюдь не разочаровал лейтенанта. Если уж убивать, так лучше стрельбой издали по безликим фигурам…

Если бы Мортон встретил этого русского снова когда-либо позже, едва ли узнал бы его… Но Рэнди Стил никогда не забудет этого лица.

Когда лейтенант и капитан присоединились к своим парням, Брауна и Джайлза уже не было в живых. Первому пуля разворотила череп, второму попала в сердце.

Зато отличился О'Тулл. Его точный выстрел из подствольного гранатомета дал американцам шанс при явном неравенстве сил.

Яркий цветок взрыва расцвел на сером топливном баке ближнего вертолета. Машина беспомощно завертелась вокруг вертикальной оси и рухнула как раз туда, где сосредоточились главные силы противника — возле хижины со странными баллонами. Второй взрыв превзошел первый по мощности в добрый десяток раз. Деревня превратилась в сплошное море ревущего пламени. Немногие уцелевшие русские беспорядочно палили в направлении джунглей, отступая ко второму вертолету.

— Они уходят! — возбужденно орал Кейсиди, поливая вражеский десант яростными очередями — двоих он срезал у самого люка. — О'Тулл, еще разок!

Он обернулся как раз вовремя, чтобы подхватить падающего с раной в груди О'Тулла.

— Что же это… — пробормотал Кейсиди, но очередная пуля оборвала и его речь, и его жизнь.

Мортон и Флетчер, которым было некогда перезаряжать гранатометы, вели ураганную стрельбу по русским рейнджерам, не давая тем подняться в зависший над самой землей вертолет. Двое или трое все же проскочили в люк. Мортону показалось, что среди спасшихся был и тот белобрысый, сцепившийся с ним в рукопашной, но лейтенант не поручился бы за это.

Люк захлопнулся, боевая машина поднялась, однако вместо того, чтобы убираться восвояси, летчик заложил вираж и нацелил нос вертолета на позицию американцев. Вот теперь-то наверняка шарахнут ракетами, понял Мортон. Что или кого бы они ни оберегали раньше, сейчас терять им явно нечего.

По импульсивному движению Флетчера лейтенант догадался, что капитан думает о том же самом. Американцы бросились прочь, сжимая в руках оружие, — успеть бы добежать до траншей, пунктиром окружающих деревню…

Они упали в тухлую воду на дне траншеи в момент, когда ракеты превратили в пламя и пепел останки их товарищей, а также Лона и человека в белом комбинезоне. Уничтожено было снаряжение, боеприпасы… К счастью, радиопередатчик был прицеплен к поясу капитана.

Резервуары ранцевых огнеметов лопнули. Адская смесь с достаточной для плавки металла температурой растеклась вокруг, дожигая то, что еще оставалось. Вертолет дважды облетел пылающую пустошь, недавно бывшую деревней, и унесся к северу, в направлении Ханоя.

Бой, к которому так трудно было бы применить понятия победы или поражения, завершился. На краю огненной пустоши остались стоять плечом к плечу два человека в обгоревшей одежде, с почерневшими от копоти лицами. Только двое из тринадцати…

Инцидент на плато Тайнгуен послужил поводом к прекращению перемирия на девятнадцатой параллели. Северовьетнамские власти выступили с заявлением о вероломном нападении американской рейдовой группы на перевозившие мирный груз гражданские вертолеты. Вслед за тем бомбардировщики Вьетконга атаковали базы ВВС США в окрестностях Сайгона. В ответ стартовавшие с авианосцев Седьмого флота F-4X и F-8 нанесли сокрушительные удары по Хайфонской верфи и военным объектам на острове Бат-лонгви. Война вспыхнула с новой силой.

10

21 июня 1968 года

14 часов

Вторые сутки Флетчер и Мортон брели по труднопроходимой глуши под непроницаемыми для солнечных лучей древесными сводами, питаясь малознакомыми плодами и утоляя жажду из редких лужиц чистой воды среди сплошной болотной жижи. Они оба походили на гротескные привидения, у них больше не было даже противомалярийных таблеток, но лейтенант едва замечал лишения: он потерял своих людей — вот единственное, что важно. Как он вернется в Корат — если вернется! — как посмотрит в глаза остальным!

Не легче приходилось и Флетчеру, но груз ответственности не давал капитану раскиснуть. Во время коротких привалов они говорили о происшедшем. Выводы и наблюдения каждого из них должны были стать общими — на случай, если выживет только один.

Флетчер дал команду к передышке, и они уселись рядом на трухлявый ствол огромного дерева, не рискуя и на секунду расстаться с оружием. У капитана сохранились три сигареты: понятно, что он не слишком налегал на курево.

— Мы вызовем вертолет сразу, как только найдем подходящее место для посадки, — сказал он. — Прошло уже достаточно времени, и никаких признаков болезни. Вам, наверное, это вообще больше не грозит, а мне… Повезло? Или я заговоренный? Но как бы то ни было, думаю, опасная зона позади.

Лейтенант молчал, глядя на дымок сигареты Флетчера.

— Эти чертовы англичане, — проговорил он только тогда, когда капитан выбросил окурок. — Эти чертовы англичане или кто они там… И эпидемия.

Капитан Флетчер пожал плечами:

— У нас слишком мало данных.

— А Харгретт! А что они сделали с Эйерсом?! Я уверен, что это Эйерс, защищаясь, порвал комбинезон того типа. А русские — что, они случайно летели мимо и решили заглянуть? И о чем умолчал полковник Данбэр? Сержант был прав, он умолчал о чем-то… Нас втянули в грязную историю, сэр, нами пожертвовали, как пешкой в шахматной партии. Вы не согласны со мной?

Флетчер слабо улыбнулся:

— Какая разница, согласен я или нет… Это война, лейтенант. И права моя страна или не права, это моя страна. Вы думаете иначе?

— Если бы я думал иначе, я бы дезертировал, нет? — Мортон встал. — Лучше не забивать себе этим голову. Мы обязаны вернуться и доложить обо всем. Десять отличных парней погибли, чтобы мы сделали это.

— Так-то оно так. — Флетчер тоже поднялся, всматриваясь в зеленоватый сумрак джунглей. — Но задание мы не выполнили, англичан не нашли, кроме одного… Живы они или мертвы? Где они?

Мортон не ответил. Шагая след в след за капитаном среди зарослей дикой маниоки, похожих на скопление громадных растопыренных вееров, он что-то угрюмо насвистывал себе под нос, чтобы отвлечься от мыслей — всех мыслей, любых… Ибо неизбывное чувство вины за гибель парней давило на него свинцовой плитой. Не важно, что их подставили; он, Мортон, их командир, отвечал за них.

Чащоба расступалась. Деревья стали реже и ниже, и полчаса спустя Мортон и Флетчер вышли на открытую местность под безжалостно палящее солнце.

— Где мы? — спросил лейтенант, озираясь. Флетчер достал потрепанную, измятую карту:

15
{"b":"5554","o":1}