ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гоните ваши денежки
Темные воды
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
Детский мир
Самый желанный мужчина
«Наутилус Помпилиус». Мы вошли в эту воду однажды
Рецепты Арабской весны: русская версия
Русская зима
Последний шанс
A
A

— Мы шли все время на юг. По моим расчетам, мы проделали около сорока миль и сейчас находимся на нашей территории. Теоретически нашей, так что я бы не расслаблялся… Но ждать больше нечего. Я вызываю вертолет.

Капитан долго возился с передатчиком, и в какой-то весьма неприятный момент Мортону показалось, что устройство включить не удастся. Однако сигнальный огонек на пластмассовом корпусе замигал, и прозвучал тихий писк зуммера.

— Охотник вызывает базу, — заговорил Флетчер в черную сетку микрофона. — База, ответьте охотнику.

— Охотник, здесь база, — откликнулся с трудом пробивающийся через шум помех голос. — Наконец-то! Мы беспокоимся о вас.

— Передаю примерный квадрат поиска по коду «А», — бесстрастно продолжал капитан. — Тринадцать семьдесят восемь дабл ю шесть ноль три к северо-востоку. Оставляем радиомаяк на стандартной частоте. Повторите квадрат.

— Понял вас, охотник, повторяю… Как там обстановка?

— Спокойная, — вздохнул капитан.

… На базе «Мермаут», когда Мортон закончил писать рапорт полковнику Данбэру, поставил подпись и дату, его рука неожиданно для него дрогнула. На бумаге появился странный росчерк. Мортон с досадой посмотрел на документ. Не переписывать же все сначала… Ладно, не страшно. Можно сдать и в таком виде.

В ту же ночь Рэнди Стил покинул лейтенанта Мортона и вернулся в свое Настоящее. Он остался бы с Мортоном дольше, ибо не вполне понимал, что же, собственно, сумел узнать… Но энергия Стража Времени стремительно иссякала. Продлить миссию в Прошлом Рэнди не мог.

11

28 июня 1968 года

Лэнгли, штат Виргиния

Штаб-квартира ЦРУ США

Отдел «К»

Полковник Данбэр курил в кресле у журнального столика в ожидании Классена. На его коленях лежала коричневая папка с несколькими листами машинописных документов. Полковник», не успел сделать и четырех затяжек, когда в кабинете появился Роберт Д. Классен — сорокавосьмилетний начальник отдела «К» (Южный Вьетнам), являвшегося подразделением отдела «Р» (Юго-Восточная Азия и Индокитай). Данбэр привстал, но Классен движением руки вернул его в кресло.

— Сидите, пожалуйста, полковник. — Сам Классен садиться не стал, и Данбэр почувствовал себя неловко, хотя и не был подчиненным Классена. — В общих чертах я в курсе дела. Плохо, очень плохо. И особенно скверно то, что в этой злополучной стычке с русскими мы потеряли данные, добытые Лыонгом.

— Простите, кем? — не понял Данбэр.

— Вы знали его как Лона, проводника… И он хорошо играл роль, не сомневаюсь! Не спешите возмущаться, полковник, режим секретности придуман не мной. На самом деле это был наш надежнейший союзник, кадровый сотрудник контрразведки генерала Нгуена Ван Тхиеу майор Ха Тхук Лыонг…

— Надежнейший! — фыркнул Данбэр. — Что один вьетнамец, что другой…

— Это верно, — скривился Классен, — но все его записи, съемки потайной камерой, выводы… В случае смерти Лыонга материалы обязан был изъять и доставить Флетчер, но… Ничего не осталось ни от Лыонга, ни от материалов… Кстати, как здоровье Флетчера и Мортона?

— Карантин еще не снят, — осторожно ответил полковник, — но оба чувствуют себя хорошо. Анализы не показали присутствия в их крови каких-либо новых, неизвестных возбудителей болезни.

— Хорошо, об этом я подробнее поговорю с доктором Джонсом. А что вам удалось выяснить о Мерце?

— Вот тут все очень любопытно, — оживился полковник. — Учитывая, что покойный доктор Хелмс перед смертью упоминал об СС — кстати, его мы проверили, о нем и других позже, — я счел нужным поднять архивы периода Второй мировой войны и другие соответствующие документы. В списках разыскиваемых эсэсовцев никаких Мерцев не числится. Правда, был некий Ганс Мерц, командир линкора, но он застрелился еще в декабре тридцать девятого, после потопления его корабля подводной лодкой в заливе Ла-Плата…

— Действительно застрелился?

— Да, никаких сомнений, — кивнул Данбэр. — Но в архивах Управления стратегических служб я выкопал вот что. Полковник раскрыл папку и взял верхний лист.

— В сорок четвертом, десятого августа, — продолжал он, — состоялось секретное совещание в Страсбурге, в отеле «Мезон Руж». Присутствовали обергруппенфюрер СС Шейд, высокопоставленные представители вермахта, министерства вооружений, а также концернов Круппа, Мессершмитта, Бюссинга, Рехлинга, «Фольксваген верк», ну и так далее. Под видом доверенного секретаря на совещание проник наш тогдашний нелегал в Германии Джеймс Мэйсон, именно он передал списки участников встречи. Речь шла о вывозе капиталов как базиса для возрождения рейха в будущем, в основном в страны Латинской Америки. Так вот, среди прочих был там и весьма загадочный Генрих Мерц — потому загадочный, что никаких постов он не занимал и все попытки обнаружить впоследствии его следы кончились ничем. Более того… После завершения основного совещания состоялось еще одно, в узком кругу. Туда Мэйсону внедриться не удалось, однако состав фигурантов стал ему известен — только четверо. Уже упоминавшийся обергруппенфюрер Шейд, личный представитель Гиммлера Эберхард фон Хепп, начальник управления концлагерей Глюке и Генрих Мерц. О чем эти четверо договаривались, скорее всего, навсегда останется тайной… История показалась мне настолько примечательной, что я взял на себя труд разыскать Джеймса Мэйсона и предъявил ему фотографии наших англичан. Он категорически опознал Мерца в профессоре Андерсоне из лондонской клиники Хардинга.

— Мм… — промычал озадаченный Классен. — С Лондоном вы, конечно, связались?

— Разумеется.

— И конечно, безрезультатно?

— Конечно… Профессор Андерсон появился в Лондоне вскоре после войны. Полагаю, нет смысла пересказывать его довоенную и военную биографию, так как это не что иное, как тщательно состряпанная фальшивка.

— А остальные участники миссии? — спросил Классен, набивая трубку, которую курил в подражание Аллену. Даллесу.

— То же самое. Столь же безупречные и, уверен, столь же вымышленные биографии, хотя и нет оснований пока связывать их с СС.

— Так. — Классен пыхнул трубкой. — Подведем итоги. Кроме Хелмса, все так называемые англичане исчезли. Мало того что вьетнамская деревня, где группа Флетчера обнаружила Хелмса, стерта с лица земли, к тому же в ходе возобновившихся боев всю эту зону контролирует Вьет-конг… Может быть, вы подскажете мне, полковник, где искать герра Мерца с его секретами?

12

Мюнхен, 1938 год

Похоже было, что собирается гроза. Резкий шквал, ворвавшийся в открытое окно, смахнул с письменного стола несколько листов бумаги. Молодой человек за столом, Генрих Мерц, наклонился и собрал их, потом встал, закрыл окно.

Ударил гром. Но сопровождавшая его фиолетовая вспышка полыхнула не снаружи, а в кабинете Мерца. Точно миллионы электрических игл вонзились в тело юноши, от мгновенной боли он едва не потерял сознание. Когда несколько прояснилось в его глазах, он с изумлением увидел длинные фиолетовые искры, метавшиеся по стенам и угасавшие на портьерах, коврах, картинах… И с большим изумлением увидел он незнакомца, сидевшего в кресле у дальней стены. Как мог попасть этот человек в запертую квартиру?!

— Добрый вечер, доктор Мерц, — сказал незнакомец на безупречном немецком, спокойно и чуть иронично. Генрих Мерц нервно провел рукой по волосам.

— Я не доктор, — машинально ответил он. — Я всего-навсего студент…

— Вы станете доктором, — заверил незнакомец, — и очень скоро. Вернее, доктором стану я.

Эта странная реплика поразила Генриха едва ли не больше, чем само появление незнакомца. Он опустился на стул.

— Кто вы такой? — беспомощно спросил он. — Как вы… Что вам здесь нужно?!

— Кто я такой? Гм… Не так-то просто объяснить. Зовут меня, скажем, Шеппард, Гарри Шеппард. Вряд ли это настоящее имя, но что считать настоящим? Я к нему привык, и оно не хуже любого другого. Правда, сегодня последний вечер, когда я называюсь Шеппардом.

16
{"b":"5554","o":1}