ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фаррис наконец спрятал «вальтер» в карман пиджака, встал с кресла и прошелся по гостиной. Потом взял телефонный справочник, перелистал, поднял трубку телефона и набрал номер.

— Хелло, «Азиатская звезда»? Говорите по-английски, черт бы вас побрал! Мне нужен Зыонг Минь! Как это не знаете?! Еще вчера вы его знали! Какая разница, кто говорит! Король Швеции говорит!

Англичанин швырнул трубку. Похоже, история подтверждается… Но как можно верить кому-то в этой стране?!

— Ладно, — пробормотал англичанин. — Я проверю, кто вы такой.

— Врач, как и вы. Правда, не столь богатый. Могу назвать домашний адрес, координаты клиники, где работаю.

Ложь Ха Ньона невозможно было разоблачить — о надежном обеспечении легенды позаботились люди КГБ. А Фаррис думал о другом — о зыбкости гарантий вьетнамца. Вряд ли приятели убитого Зыонг Миня вызывали полицию, а нет трупа — нет и преступления.

Но не имелось и достаточных оснований подозревать Таня в двойной игре. Ему нужны деньги, он убрал конкурента — что ж тут непонятного? Так или иначе, проводник необходим. Точность карт под сомнением, и в любом случае нужен человек, знающий местность. Зыонг Миня нет, как нет и времени на поиски кого-то другого. Поневоле приходится иметь дело с этим типом, а впрочем, не все ли равно, с кем…

— Так, — проговорил Фаррис с безразличным видом. — Если мы чисто умозрительно представим, что ваши предложения меня заинтересовали… Сколько вы хотите?

31

13 июня 1968 года

Лэнгли, штат Виргиния

Начальник отдела «К» Роберт Классен любовно и со знанием дела разжигал знаменитую трубку, выслушивая доклад своего сотрудника, Джона Стоуна.

— Майор Томпсон утверждает, сэр, что русские плотно сели на хвост гуманитарной миссии англичан. Упоминавшийся в их предыдущей шифровке М. С. Ф., как выяснилось, — Майкл С. Фаррис, врач из Лондона, прибывший в Сайгон первым…

— А как это выяснилось? — спросил Классен, наблюдая за плавными извивами дыма в неподвижном воздухе кабинета. — По инициалам? Хотите, я вам с ходу назову троих М. С. Ф. только в командном составе наших ВВС во Вьетнаме?

Феноменальная память Классена была не менее прославлена в ЦРУ, чем его даллесовская трубка, и Стоун предпочел поверить на слово.

— Нет, не по инициалам, сэр, а по фотографиям. Агенты Вьетконга передали их русским по каналу «Тропа», а человек Томпсона переснял. К несчастью, от сопроводительного текста никакого толку. Он написан тем же дьявольским кодом, что и последние радиограммы Бамбука.

Когда в комнате стало совсем сизо от дыма, Роберт Классен протянул руку и щелкнул кнопкой кондиционера. Аппарат уютно зашумел.

— Таким образом, мы знаем только одно, — подвел итог начальник отдела «К» и сгреб в кучу разложенные на столе бумаги. — Русским чертовски интересна эта английская миссия, но вот почему… Что они затевают?

— Может быть, не вся миссия, а один только Майкл Фаррис, — заметил Стоун. — По нашим сведениям, он был связан с британскими спецслужбами. Правда, давно.

— Вот как? — Классен поднял взгляд. — Человек спецслужб — всегда человек спецслужб, даже бывший. Нет ли тут какого-то конфликта между англичанами и русскими?

— Я запрашивал англичан, сэр, — сказал Стоун, — и получил безукоризненно вежливый по форме и абсолютно лишенный содержания ответ… Если Лондон и планирует операцию во Вьетнаме, поделиться с нами информацией не торопится.

— Да, недолюбливают они нас… Но хотел бы я видеть две разведки, пусть и дружественных стран, живущие душа в душу… И все-таки мне не верится в английскую версию. Им там нечего делать.

— Тогда… Частная инициатива Фарриса, сэр?

Классен хотел ответить, что чьи бы то ни было частные инициативы редко составляют предмет внимания КГБ, но не успел. Секретарь доложил по селектору, что пришел Чарлз Макги и просит срочно принять его.

— Пусть войдет, — распорядился Классен и обратился к Стоуну: — Что-то там еще стряслось… Ставлю два доллара, что это связано с нашей историей.

— Не принимаю, сэр, — с полуулыбкой отверг пари Стоун, — потому что таково и мое мнение.

Макги вошел в кабинет, чуть сутулясь. Казалось, он побаивается, что с ним поступят так же, как в какой-то древней империи поступали с гонцом, приносящим дурные известия. Чарлз Макги не помнил точно, как именно, но как-то нехорошо.

— Сообщение от майора Томпсона, сэр. Принято десять минут назад. — Он положил перед Классеном лист голубоватой бумаги. — Я могу идти?

— Что? — Начальник отдела «К» с трудом оторвался от текста сообщения, будто читал захватывающий детектив. — А, да… Спасибо, Чарли, идите.

Макги поспешно оставил кабинет. Классен в сердцах хлопнул ладонью по столу:

— Опоздали!

— Не понял, сэр…

— Мы опоздали! Британская миссия в полном составе исчезла!

— Куда исчезла? — растерялся Стоун.

— Вы меня об этом спрашиваете? — съязвил Классен. — Ну что же, я вас удивлю: не знаю. Исчезла вместе с вертолетом, двумя пилотами, всем грузом и одним вьетнамским врачом. Пропала, провалилась в преисподнюю или взята живьем на небо — как вам больше нравится.

— Никак мне это не нравится, — пробурчал Стоун. — А самолет сопровождения? Не хотите же вы сказать, что его не было?

— Был! Но…

— Думаете, тут не обошлось без русских? — Стоун не скрывал откровенной досады.

— Откуда я знаю… Может быть, русские, как и мы, сейчас кусают локти. Я считаю, что необходимо подключить полковника Данбэра. Он должен немедленно вылететь в Корат.

— В Таиланд? Почему туда, а не в Сайгон?

— Потому что на базе «Мермаут» есть люди, которым по силам организовать поиски.

Стоун достал последнюю сигарету из пачки, взял массивную настольную зажигалку:

— Я могу расценивать это как приказ, сэр?

— Да.

— Хорошо, тогда я повидаюсь с полковником. Он отправится ближайшим военно-транспортным самолетом. И все же я осмелился бы внести некоторые коррективы.

— Давайте. Я буду рад сейчас любому самому идиотскому предложению.

На слова об идиотских предложениях Стоун обижаться не стал.

— Возможно, полковнику следует сначала посетить Сайгон и поговорить с майором Томпсоном? Тогда ему было бы проще в дальнейшем.

— Да ради бога.

Стоун немного поколебался:

— А не порем ли мы горячку, сэр, ввязываясь неизвестно во что? Девяносто шансов из ста, что вся история пустого ореха не стоит… Какая-нибудь банальнейшая контрабанда.

— Ну да, — с налета подхватил Классен, — а КГБ решил помочь сайгонской полиции в борьбе с контрабандистами… Идите, говорите с полковником, а потом зайдете ко мне снова.

Стоун ушел, а Классен набрал телефонный номер на защищенной от прослушивания линии — в тысяча девятьсот шестьдесят восьмом году шпионская техника еще не достигла совершенства и защита действительно работала. Начальник отдела «К» разговаривал недолго, а следствием этого разговора явилось то, что к операции «Июнь» подключилась контрразведка генерала Нгуена Ван Тхиеу.

Два часа спустя полковник Данбэр выехал в Вашингтон, а еще через три часа уже сидел в неудобном жестком кресле военно-транспортного самолета ВВС США, взявшего курс на Сайгон.

Данбэр не любил подобных приключений. Не обладая богатым воображением, он предпочитал простоту и ясность. Например, такую, какая существовала в тысяча девятьсот сорок пятом году, когда под крылом его бомбардировщика проносились улицы немецких городов. Сейчас внизу к востоку простирался океан, пучина столь же темная, как и сущность задания.

С русскими Данбэр сталкивался не впервые. Если не считать встречи на Эльбе, когда они были союзниками, полковник, которому приходилось по роду службы активно сотрудничать с ЦРУ, несколько раз принимал участие в разоблачении шпионов КГБ в Америке. Но операция «Июнь» выглядела непохожей на другие. Тут был возможен нечасто встречающийся вариант, когда не ЦРУ выступает против КГБ, а обе разведки, преследуя каждая свои цели, устремляются за неким третьим фактором. Цели русских были Данбэру неизвестны, свои цели — туманны, и такой расклад сильно смущал полковника.

29
{"b":"5554","o":1}