ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Годится, — решил Хойланд. — Выбираем Эрвина Кри-гера.

— Я это предчувствовал. — Доктор встал, повернулся к сейфу, принялся набирать код. — Нет, я неточно выразился. Предчувствия — из лексикона экстрасенсов, научный же метод основан на анализе… Я не сидел сложа руки. Вот… — Он достал из сейфа синюю папку.

— Что это? — спросил Хойланд.

— Все. — Яновски улыбнулся. — Подробные сведения о родителях Кригера — они умерли, других родственников нет. Его увлечения, образ жизни. Фотографии дома изнутри и снаружи. План города Аллайанс с указанием магазинов, баров, кинотеатров, где бывал Кригер, имена владельцев, описание интерьеров. Имена соседей и отношения с ними. В общем, все, что составляет человеческую личность или маску в нашем случае… Изучайте, примеряйтесь, СТАНЬТЕ Кригером.

— Великолепно, доктор! — Хойланд взвесил папку на ладони. — Но как… Откуда все это?

— В основном из бесед с Кригером, я же психиатр… С фотографиями было труднее. Пришлось съездить в Аллайанс и нарушить закон — я имею в виду снимки дома изнутри.

Хойланд листал содержимое папки с видом золотоискателя, наткнувшегося на богатейшую жилу:

— Вы прирожденный шпион, доктор…

— Спасибо, — расхохотался Яновски. — Я всегда подозревал, что неверно выбрал профессию.

— То, что вы сделали, — неоценимо… Если меня каким-то чудом расшифруют, то не по вашей вине. А что с трупом?

— Я предупредил моего друга, патологоанатома. Как только объявится подходящий неопознанный свежий труп — жертва автокатастрофы или чего-то похожего, — я немедленно звоню вам. После вашей условной гибели вы возвращаетесь сюда, и мы завершаем картину.

— Доктор, — сказал Хойланд, — если мне все удастся, это будет вашей заслугой.

21

Джейн едва ли не плакала.

Она вернулась после встречи с директором школы Полом Кларком. Результатом полуторачасой беседы явилось обещание директора всячески содействовать в продвижении будущего ходатайства об опеке, и особых трудностей здесь не ожидалось. Состояние Джейн объяснялось другим: Хойланд в общих чертах посвятил ее в свой замысел. В ключевом моменте он не мог обойтись без ее участия — речь шла об опознании трупа.

— Джейн, ведь это буду не я, — сказал Хойланд. — Но в таком состоянии, что и опознавать-то будет почти нечего. А ты, как моя жена, придумаешь какую-нибудь особую примету…

— Конечно, НЕ ТЫ! — воскликнула Джейн. — Но как ты можешь? Один, в обход Ордена…

— Хранитель, я не хочу дискутировать с вами о принципах Ордена. Вы говорите с Магистром.

— Но я люблю тебя!

— Поэтому верь мне.

Он поцеловал ее, но она подхватила сумочку, надела туфли и выбежала из квартиры. Хойланд за ней не пошел. Пусть успокоится немного. Она поймет его…

Из спальни вышла Ева — с отсутствующей улыбкой, стоившей ей напряжения всех душевных сил.

— Как дела, Джек?

— Ужин в кухне на столе, — буркнул Хойланд.

— Ты чем-то расстроен?

— Да.

— Выкладывай. Если молчать, только хуже.

Хойланд поколебался.

— Так что, Джек?

— Ева, я должен сказать тебе кое-что.

— Так говори.

— Что бы ты подумала, если… Нет, стоп. Ева, очень скоро ты можешь услышать обо мне… Узнать… В общем, тебе станет известно, что со мной стряслась беда, что я попал в катастрофу, что я погиб…

— Что за чепуха, Джек? — Ева нахмурила брови. — Человек не может заранее знать, что попадет в катастрофу, если только сам ее не подстроит. Но так поступают самоубийцы, Джек. А папа говорил, что ты не из тех парней, которые бегут с поля боя.

— Так говорил папа?

— Я и сама знаю.

— Значит, ты не поверишь известию о моей смерти?

Ева подошла вплотную к Хойланду и заглянула в его глаза.

— Кое-кто должен считать тебя мертвым, да? Чтобы не узнали, кто ты, не помешали отомстить за папу? — Девочка порывисто обняла Хойланда. — Я знала, Джек, всегда знала… Но шли дни, а ты ничего не предпринимал… И я едва не разочаровалась в тебе.

Хойланд молча погладил ее волосы:

— Ева…

— Джек, я знаю…

— Что?

— Ты сказал мне правду тогда.

— Когда?

— О пришельцах. Я знаю, это они. Это не нацисты, они только притворяются нацистами.

— Что ты говоришь, Ева?!

— Я знаю… Я чувствую. Это зло не с Земли. Не спрашивай, откуда, но я знаю.

Отстранившись, Хойланд пристально посмотрел на нее. Он понял: да, она действительно знает… В этой девочке есть что-то такое, чего нет во многих других детях. Неужели она… Но нет. Не время думать об этом.

Она снова прижалась к нему:

— Я буду ждать тебя, Джек. Пусть хоть каждый день твердят, что ты умер и похоронен, я буду ждать тебя. Сколько бы времени тебе ни понадобилось, чтобы уничтожить их всех до единого, я буду ждать…

22

Доктор Яновски позвонил тем же вечером. — Есть труп, — лаконично информировал он.

23

На закате «фольксваген» Хойланда мчался к аэроклубу «Кингз Уингз» по идеально ровной автостраде, которая сама могла служить взлетно-посадочной полосой.

В комнате на втором этаже диспетчерской башни Хойланда встретил Нейл. И на сей раз он сидел с журналом в руках.

— Рад снова видеть вас так скоро, мистер Хойланд, — сказал он. — Вы опять приехали кого-нибудь катать?

— Да нет. — Хойланд пожал протянутую руку Нейла. — Хочу развеяться, успокоить нервы, заботы одолели. Подберите-ка мне какой-нибудь вертолет попроще, такой, чтобы повиснуть над океаном и ни о чем не думать.

— Конечно, мистер Хойланд. На пятой площадке стоит «Бетти Дэвис».

— «Бетти Дэвис» — это вы его так называете. — Хойланд передал Нейлу кредитную карточку. — А какая модель?

— Как вы и просили, попроще. «Хели Спайдер XI2».

— Подойдет. Привет Баннистеру.

«Бетти Дэвис» с прозрачной пластиковой кабиной оказался разрисованным во все цвета радуги и украшенным самодельными лозунгами типа «Радуйся сегодня, завтра может быть слишком поздно». Хойланд хмыкнул, оценивая эти перлы мудрости, забрался в кресло пилота и связался с башней:

— Нейл, я Д-105, Хойланд. Разрешите взлет.

— Д-105, взлет разрешаю. Ваш коридор северо-запад 210 на Стамфорд, высота 500, скорость 80.

— Как там, ни на кого не наткнусь вроде ангела?

— Сегодня разве что на русскую стратегическую ракету, но это уже не в моей власти — претензии к их министру обороны. Удачной прогулки, мистер Хойланд.

— Спасибо, взлетаю.

Вертолет взмыл над башней аэроклуба. Первые сорок миль Хойланд дисциплинированно вел машину по указанному Нейлом маршруту, но сразу за Стамфордом снизился, увеличил скорость до ста двадцати и повернул на юг. Над самой водой он пересек пролив Лонг-Айленд, миновал Риверхед и приземлился между Истгемптоном и Монтоком, где живописные скалы образовывали нечто вроде естественной арены. Уже стемнело, и Хойланд включил мощные вертолетные прожекторы. Световые конусы обозначили кузов автофургона.

Хойланд спрыгнул на землю, подошел к фургону и распахнул дверцы. Труп лежал там, одетый в точно такой же костюм, как у Хойланда. Автофургон арендовал доктор Яновски, потом он заявит, что машину угнали.

Перегрузить труп в вертолет в одиночку было делом нелегким. Увы, этот бедняга невесть из какого штата (документов при нем не нашли, только карманный атлас автодорог — видимо, он путешествовал автостопом, — а водитель машины ничего не мог рассказать о попутчике, так как тоже погиб при столкновении) исчезнет без следа, словно и не жил на свете…

Хойланд пристегнул труп к пилотскому креслу ремнем безопасности, вернулся к фургону и достал из кабины изношенную, хотя и выглядевшую новой, рулевую тягу для вертолета «Хели Спайдер Х-12». Он не зря просил у Нейла именно вертолет попроще: зная, что в аэроклубе есть «Хели Спайдеры», он смог бы ненавязчиво натолкнуть Нейла на правильную мысль, если бы тот предложил другую машину. Орудуя гаечным ключом, он заменил исправную тягу на старую: минут двадцать она выдержит, а больше не нужно. При ударе она лопнет, и ни у кого не возникнет вопросов о причине катастрофы с опытным пилотом.

50
{"b":"5554","o":1}