A
A
1
2
3
...
79
80
81
...
87

Идти дальше пришлось полусогнувшись под низким потолком. Они миновали зону, где за тонкой сталью стены грохотала какая-то машина, наполняя тоннель вибрацией. А впереди дорогу загораживала массивная решетка со здоровенным замком.

— Все, дальше я не была, — призналась Вероника. — Ломать замки мне не под силу.

— Откуда же ты знаешь, что эта дорога ведет к залу триста тридцать восемь? — спросил Рэнди.

— Знаю. Чертила планы, сопоставляла. Тут ведь не только этот проход, есть и другие, но этот я лучше изучила, а в тех того и гляди напорешься на мину.

Хойланд приблизил ствол автомата к замку и короткой очередью вышиб его из петель. Вероника ринулась было вперед, но Хойланд отодвинул ее за спину.

— Стоп. Если кому-то суждено наступить на мину, желательно, чтобы это были не вы. Лишиться проводника — непозволительная роскошь.

Метров через двадцать, после двух поворотов, они уперлись в запертую железную дверь.

— Этот замок нашим ключом не открыть. — Хойланд подергал ручку. — Сработано на совесть.

Волков опустился на колени возле двери, посветил в замочную скважину фонарем, потом зажигалкой.

— Да-а, трудновато будет… Где наше снаряжение?

Он порылся в вещмешках, вынимая крючья для вбивания в скальные трещины и молотки для них, осматривая крепления тросов и зажимы. С оси одного из таких зажимов Волков снял стальную пружину и при помощи молотка стал придавать ей форму коленчатого вала, используя зажим как тиски. Поминутно он прерывал работу, вставлял свою импровизированную отмычку в замок, качал головой и переделывал все снова.

Через час с четвертью усилия Волкова увенчались успехом. Отмычка повернулась в замке со скрежетом и двойным щелчком.

— На конкурсе взломщиков я не занял бы призового места, — скромно заметил Волков. — Но пройти мы можем…

Он толкнул дверь, распахнувшуюся со скрипом. За ней располагался небольшой тамбур. В потолке квадратного помещения виднелся плотно пригнанный люк, к нему вела крутая лесенка. Хойланд поднялся, уперся в крышку руками, она подалась. Люк был не заперт, но, судя по сыпавшейся трухе, не открывался много лет. Хойланд направил луч фонаря в зияющий черный провал.

— Здесь какая-то паутина, — сообщил он. — Не нравится мне это, потому что она явно искусственная.

— Спускайтесь, — сказал Эванс. — Это моя специальность.

Он исчез в проеме люка, и минут двадцать оттуда доносилось только его прерывистое дыхание, потом раздался украшенный нотками гордости за хорошо сделанную работу голос:

— Готово, идите сюда…

— Что здесь было? — полюбопытствовал Рэнди, забравшийся наверх первым.

— А вот, смотрите… — Эванс указал на маленький механизм, присоединенный к серому баллону. — Стоило задеть паутину — и комната заполнилась бы газом…

— М-да… — Рэнди рассматривал баллон. — Серьезная штука.

— Если я все правильно рассчитала, — произнесла Вероника, — мы должны находиться прямо под залом триста тридцать восемь.

В углу на стене была укреплена плоская металлическая коробка с двумя рычагами вроде рубильников. Рэнди ухватился за один из них.

— Стоп, — сказал Эванс.

— Что такое? — Рэнди обернулся. — Опасаетесь нового сюрприза? Вряд ли, их было предостаточно по дороге… ЭТО должно открывать вход.

— Видимо, так… И мы окажемся в зале триста тридцать восемь.

— Куда мы и стремились.

— Да… Сомневаюсь, что внутри зала есть живая охрана, кому бы доверили при такой секретности, но уж телекамер и микрофонов там точно по сотне на квадратный метр…

— Не думаю, — произнес Хойланд. Эванс посмотрел на него:

— Почему?

— Из-за той же секретности… Они — я имею в виду Мерца, фон Хеппа и, может быть, еще нескольких посвященных — очень тщательно прячут то, что находится в этом зале. А вся эта следящая электроника — монета с двумя сторонами. Нужны операторы, да и подключиться кто-нибудь может… Нет, телекамер там нет, но нам от этого вряд ли легче.

— Почему?

— Потому что, раз так, входы должны быть оборудованы особенно изощренной сигнализацией, ведущей только и прямо к Мерцу и фон Хеппу.

— Вы правы, — вздохнул Эванс. — Посмотрим…

Он приступил к тщательному обследованию коробки с рычагами. Далеко не сразу он разобрался в том, как действует сигнализация, и сумел отключить ее, но потом тихо воскликнул:

— Есть!..

Он перекинул рубильник. Послышалось тихое жужжание, и с потолка опустилась на выдвижных штангах прямоугольная плита размером примерно полметра на метр, с раскладной лестницей. Но за ней не открывалось никакого прохода, просто выемка в потолке, и все. Озадаченный Эванс толкнул второй рычаг. Плита поднялась на прежнее место.

— Опустите-ка снова эту штуку, — сказала Вероника.

Эванс выполнил просьбу. Вероника подняла руку и коснулась пальцами шероховатой поверхности, прятавшейся под плитой.

— Это же просто слой линолеума…

Рэнди выхватил нож и вспорол линолеум по периметру люка. Стволы штурмовых винтовок уставились в образовавшуюся дыру. Оттуда лился мягкий желтоватый свет — и ни звука, ни движения внутри.

По раскладной лестнице они поднялись наверх и очутились в комнате, а не в зале.

Она была совсем невелика — шесть человек могли разместиться здесь с трудом. По обе стороны внушительной сейфовой двери висели бра с желтыми абажурами, такая же дверь была напротив. В центре комнаты стоял стол, на нем компьютер, кабель от которого уходил в стену. За столом — вращающееся кресло. Больше в комнате не было ничего.

— Значит, за одной из этих дверей, — проговорил Хойланд. — Одна ведет в Фортресс, а вторая… Какая, Вероника?

— Это выход. — Девушка уверенно указала на одну из дверей. — Я хорошо представляю расположение комнаты.

— Значит, нам надо открыть вторую.

— Только без шума, — сказал Эванс. — Там же охрана снаружи.

Вероника рассмеялась:

— Можете тут хоть бомбу взрывать. Эта дверь — в полметра толщиной…

— Но как открыть другую? — задумчиво пробормотал Хойланд. — Тут пружинкой не обойдешься…

Медленно, как в полусне, Рэнди подошел к двери. У него вдруг заболела голова.

22

Рэнди стоял перед дверью, которую нельзя было открыть… Но которую НУЖНО было открыть. Он, Рэнди Стил, ТОТ, КОГО ЖДАЛИ, мог открывать запертые двери… Когда-то мог. Когда-то он мог делать такое, что недоступно даже Проводнику Тигг Илиари. Эти тайные силы пробуждались в нем… Когда было НЕОБХОДИМО. Потом они умерли… Или просто спят? Нужно сосредоточиться. Нужно вспомнить…

Он закрыл глаза. Как когда-то давно, ощущение нематериальной пустоты завладело им. Он стал призрачным облаком, он мог легко проникнуть сквозь дверь, проскользнуть между атомами. Но ему нужно не это, ему нужно ОТКРЫТЬ дверь… Замок. Он был внутри замка, он был каждой его деталью. Он поворачивался вместе с асимметричными медными цилиндрами, он продвигался миллиметр за миллиметром с массивными стальными стержнями, выходящими из пазов, он останавливал электрический ток в системе сигнализации…

Все. Дверь была открыта.

— Как это?! — воскликнула Вероника. — Рэнди… Что происходит? КТО ТЫ ТАКОЙ?!

— Может быть, — устало ответил Рэнди, — я и не совсем обычный человек… иногда… но это не моя заслуга. Я расскажу тебе все потом, Вероника. Верь мне. У нас очень мало времени

Они вошли.

В длинном низком зале было полутемно. Рядами вдоль стен стояли прозрачные колонны метра два высотой, заполненные голубоватой жидкостью. Возле каждой колонны в ребристых контейнерах пульсировали то малиновым, то бледно-зеленым светом причудливые кристаллы, усеянные пирамидальными иглами. Это были креоны, пожиратели информации. Дамеон вложил в них только одну программу, она и выполнялась сейчас.

Внутри колонн находилось то, что можно было принять за скелеты, на которых оставалось еще довольно гниющей плоти. Это и впрямь были скелеты, но все с ними обстояло наоборот. Плоть не гнила, не разлагалась, напротив, она НАРАСТАЛА. Так по командам креонов рождались воины мертвой планеты, так здесь восставала из небытия сила, которую ни Хранители Ордена, ни кто-либо другой на Земле не смог бы остановить, если бы процесс завершился.

80
{"b":"5554","o":1}