ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вскоре «мицубиси» повернула направо и затерялась среди скальных надолбов. Боннету и Присту пришлось туго, полковнику с его маяком было полегче.

Таким образом за «мицубиси», подъехавшей к джипу на открытой площадке, наблюдали с двух сторон: Боннет и Прист с севера, Лысенко с юга. Но полковник выбрал не очень удачный пункт для наблюдения: он находился слишком далеко от места событий, поэтому не слышал ни слова.

Слейд и коридорный выбрались из машины, пересели в джип. Аль-Кабир (он приехал один) молча рассматривал англичанина при свете фонаря, лежавшего на приборной доске.

– Представляю вам господина аль-Кабира, сэр, – нарушил тишину коридорный. – Авад, это мистер Слейд.

– Он говорит по-арабски? – прохрипел аль-Кабир.

– Да, – подтвердил юнец.

– Ну, тогда иди, посиди в его машине. Парень спрыгнул на песок, затем уселся на заднем сиденье «мицубиси», не закрывая дверцы.

– Меня интересуют произведения древнеегипетского искусства, – начал Слейд.

– Знаю.

– Я располагаю значительными финансовыми возможностями.

– Знаю.

– Я хотел бы посмотреть товар.

– Знаю.

«Испорченная пластинка!» – возмутился про себя Слейд, а вслух сказал:

– Так покажите.

Аль-Кабир поднял стоявшую у него под ногами сумку и опустил на колени англичанина.

Слейд несколько минут рылся в сумке. Да, все это – похищенные из музея экспонаты… Но стилет…

Стилета в сумке не оказалось.

– Отличные вещицы, – одобрил Слейд. – Я покупаю. Назовите цену за всю сумку.

– Пять тысяч фунтов.

– Плачу шесть, если принесете еще кое-что столь же примечательное.

Аль-Кабир озадаченно взглянул на Слейда.

– Больше у меня ничего нет…

– Ничего? Вы не лжете?

– Клянусь Аллахом! Зачем мне наказывать себя на тысячу фунтов?!

– Верно, – согласился англичанин. – А где стилет?

Смуглое лицо аль-Кабира побледнело. Кто перед ним? Неужели все-таки полицейский?

Слейд протянул руку к приборной доске и дважды мигнул фарами. Несколько секунд спустя из темноты вынырнули Боннет и Прист. Первый приставил ствол пистолета к виску аль-Кабира, второй держал под прицелом перепуганного коридорного.

– Ну! – рявкнул Слейд. – Где стилет?!

– Клянусь Аллахом… Кто вы?!

– Те, кто без колебаний продырявит твой череп, если ты сию же минуту не расскажешь про стилет. Стив, стреляй при счете «три». Один…

– Я расскажу! – поспешно выкрикнул аль-Кабир. – Я не виноват… Обещаете сохранить мне жизнь?

– Да, – брезгливо обронил Слейд.

– Стилет купил один русский… Умоляю, уберите оружие…

Слейд подал Боннету знак. Тот отступил на шаг, но ствол по-прежнему был направлен в голову аль-Кабира.

– Какой русский? – спросил Слейд. – Внятно!

– Этого русского хорошо знают все торговцы. Он часто приезжает в Каир, чтобы покупать редкости. Я ему показывал эту сумку. Он отобрал стилет и еще девять предметов, заплатил за все четыреста фунтов…

– Имя русского! В каком отеле он живет?

– Клянусь Аллахом…

– Тьфу… Особые приметы!

– Да, есть, – воодушевился аль-Кабир. – Он такой… Не спутаешь. Здоровый, ростом футов шесть с четвертью. Нос сломан, как у боксера. И главное – на левой руке не хватает фаланг двух пальцев, безымянного и мизинца.

– Неплохо, – кивнул Слейд. – Но если врешь…

– Клянусь Ал…

– Не перебивай. Сейчас мы отвезем тебя в полицию…

– Вы же обещали! – взвился аль-Кабир.

– Обещали сохранить жизнь, а не отпустить, – уточнил Слейд.

– Полиция – это суд… Смерть…

– Да? Ну, тогда выбирай. Или едешь с нами в полицию, или застрелим тебя здесь. Пять секунд на раздумье. Стив!

– Я еду, – обреченно выдохнул бандит.

– Как я признателен! Надо же, из всех вариантов твоего богатого выбора…

– А с этим что, мистер Слейд? – спросил Прист, указывая стволом на коридорного.

– Тоже в полицию, пусть сами с ним разбираются. – Слейд пересел в «мицубиси» и повернулся к парню. – Ты все слышал, все понял?

– Я не преступник, сэр! Я только помогал искать покупателей.

– Вот и расскажи это начальнику полиции. Боннет надел на аль-Кабира наручники, отконвоировал его ко второй машине и втолкнул внутрь. Прист устроился за рулем.

Караван из трех машин, где третьей была сильно отставшая «вольво» полковника Лысенко, двинулся в обратный путь. Безмолвная сцена, разыгравшаяся перед глазами полковника, не прояснила ситуации. Нашли ли англичане то, что искали?

В полицейском управлении Слейд потребовал немедленно известить аль-Расула. Несмотря на глубокую ночь, начальник выехал немедленно, едва услышав, что есть новости об ограблении археологического музея. Слейд ожидал его у камеры-клетки, где понурившись сидели задержанные. Боннет и Прист укатили в отель.

Когда аль-Расул прибыл, Слейд торжественно поставил перед ним сумку. Начальник полиции с волнением раскрыл ее.

– Поздравляю вас, сэр, – почти продекламировал он. – И благодарю от имени…

– Подождите поздравлять, – отмахнулся Слейд. – Здесь не все. Эти господа успели продать десять экспонатов, и среди них – наш.

Аль-Расул помрачнел.

– Идемте в мой кабинет.

В кабинете англичанин поведал начальнику полиции о ночных событиях.

– А теперь, – подытожил он, – необходимо разыскать русского со сломанным носом, без двух пальцев на левой руке. Если он еще в Каире, дело упрощается, но если возвратился в Россию…

– Вы последуете за ним?

– Разумеется.

– Если он в России, не разумнее ли связаться с русской полицией через Интерпол?

– А вот этого я вас очень попрошу не делать, мистер Расул, – не терпящим возражений тоном проговорил Слейд. – Я сам найду ваши экспонаты и передам их в египетское посольство в Москве. А один – чуть позже, в посольство в Лондоне. Вы уже удостоверились в искренности моих намерений…

– Да, мистер Слейд. Я не стану чинить вам препятствий.

17

Через день Джек Слейд получил доставленные курьером сведения из полицейского управления. Русского по приметам опознали служащие отеля, где он постоянно останавливался во время частых визитов в Каир. Но, к немалой досаде Слейда, Михаил Игнатьевич Костров отбыл в Москву…

Слейд поднял телефонную трубку, позвонил в соседний номер и вызвал к себе Приста и Боннета.

– Джентльмены, наша миссия в Каире завершена. Нас ждет Лондон.

– Значит, русского отыскать не удалось? – спросил Прист.

– Почему же? Удалось, – с деланной беспечностью ответил Слейд. – Но, к сожалению, он уже в Москве, и, вероятно, вместе со стилетом.

– Нам предстоит путешествие в Россию?

– Вам – вряд ли, в Россию незачем посылать троих. Достаточно одного меня, после доклада Марстенсу. Известно имя человека, нетрудно выяснить адрес. Останется только пойти и взять стилет.

– Чего уж проще, – согласился Прист.

– Сдавайте оружие, заказывайте билеты в Лондон, – подытожил Слейд.

Вечером того же дня полковник Лысенко вылетел в Мюнхен под именем Вилли Хайдена, а оттуда – в Москву, под собственной фамилией. Прямо из аэропорта он направился к генералу Курбатову.

– Вы превосходно справились с заданием, полковник, – одобрительно кивнул генерал. – Виртуозная работа. Итак, стилет в Москве. Жаль, что имя человека не прозвучало. Но что же, теперь мы подождем мистера Слейда, и он приведет нас к стилету. Он сыграл-таки на нашей стороне, как мы и задумали.

– Каковы будут мои функции?

– Все те же. Ждите Слейда, ведите его…

– В одиночку, без группы поддержки?

– А зачем она вам? В Каире вы не сплоховали, а там было потруднее. В критической ситуации, если таковая случится, подключим кого-нибудь. А пока… Чем меньше посвященных, тем лучше.

– А если прибудет не Слейд? Для него слишком простая миссия.

– Об этом запросим Леди Джейн. Но думаю, приедет сам, он ничего не бросает на полпути… Итак, с момента прибытия Слейда, – продолжал Курбатов, – связь со мной держите по мере необходимости. Не напрягайтесь и не зарывайтесь, дело-то действительно простое.

14
{"b":"5555","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тенеграф
Перевертыш
Книга воды
Третье пришествие. Ангелы ада
Чтец
О чем молчат мертвые