ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«КЛЮЧ ОПОЗНАН, – сообщил компьютер. – ПРИСТУПАЮ К ДЕКОДИРОВАНИЮ ЗАПИСИ. ТРЕБУЕМОЕ ВРЕМЯ: 10.16. РЕАЛЬНОЕ ВРЕМЯ: 00.01… 00.02…»

Таня в изнеможении уронила голову на руки. Она боялась, что вот-вот потеряет сознание. Немыслимых усилий стоило ей собраться и обратиться к информационным разделам замкнутой компьютерной сети. Первое, что она прочла, было: «ЗАКРЫТАЯ БАЗА ДАННЫХ. НЕСАНКЦИОНИРОВАННОЕ ПРОНИКНОВЕНИЕ ЯВЛЯЕТСЯ УГОЛОВНЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ».

И все. Никаких паролей, ключей, кодов – только предупреждение об уголовной ответственности. Очевидно, создатели базы были уверены, что, кроме них, сюда никто не доберется, а от тех, кто доберется-таки, пароли не спасут. Впрочем… Таня вспомнила о взрывчатке в подземелье.

Она вызвала на экран каталоги. О боже, они бесконечны! Но все эти директории, субдиректории, файлы – всего лишь подразделения одного огромного каталога, озаглавленного «Проект „Коршун“. А вот и имя Тани – раздел, относящийся непосредственно к ней.

Таня читала… Прочитанное в голове не укладывалось. Ее обволакивала удушливая средневековая атмосфера. Несчастная девушка чувствовала себя героиней фильма ужасов, готического романа, ставшего реальностью. Нет, это неправда, это не о ней, не с ней происходит… Это какой-то сценарий…

Какой еще сценарий?! Тут заполняются все пробелы, находят объяснение все загадки. Становится ясным, почему в обучении Тани оставляли белые пятна, почему редактировали телепередачи, изымали газеты. Лишали ее любых намеков, пусть мимолетных, могущих придать ее мыслям определенное направление. Никогда, ни при каких условиях Таня не должны была догадаться о том, КТО она. А здесь, в файлах – не только о ней самой, но и об ее близком будущем, об ее ПРИГОВОРЕ.

– Профессор Колесников… Петр Иванович, – прошептала девушка, заливаясь слезами.

Она жалела не только себя, она жалела весь мир, всех людей на Земле. Даже если проект «Коршун» потерпит крах, мир все равно неминуемо погибнет от чего-то другого, ибо он таков, каков есть.

– Нет, не выйдет. – Таня сжала кулаки. – Я не позволю им этого сделать.

Она переключила компьютер в режим ускоренного просмотра всех файлов подряд. Страницы сменялись перед ней на экране в ураганном темпе. «Я могу взорвать „Террариум“, – думала она, – могу привести в действие программу ликвидации с часовым или тридцатиминутным замедлением и уйти через тоннель. Он ведет к автостоянке, в их засекреченный чертов гараж, там замысловатые замки и охрана, но придумать что-то, наверное, можно».

Бежать, обратиться за помощью… К кому? Кто подпустит сумасшедшую девчонку к серьезным людям, кто выслушает? А возможен и худший исход: тот, кто выслушает, тут же позвонит курбатовским подручным.

Бессмысленно – просто так взять и взорвать «Террариум». Возможно, по существу ничего и не изменить. Профессор Колесников, генерал Курбатов – здесь они сейчас или нет? Если обоих нет… Генерал без профессора практически бессилен, но вдвоем они реанимируют проект. Да и бессилен ли? Найдутся другие профессора.

И еще стилет. Стилет, который ищет неутомимый англичанин под бдительным присмотром полковника Лысенко. Эти сведения были заложены в базу данных, когда прибытие мистера Слейда только ожидалось. Если стилет не найден до сих пор, надо вмешаться в поиск и найти его самой, если найден – отнять его любым способом хоть у Слейда, хоть у самого Лысенко, хоть у Сатаны. Стилет – источник информации, способной возродить проект, а «Коршун» должен исчезнуть навсегда. Лишь после находки стилета можно попытаться свернуть «Коршуну» шею…

На экране монитора появилась стрелочка – конец последнего файла. К этой минуте декодирование аудиокассеты давно закончилось. Таня посмотрела на часы – слушать некогда. Она ускоренным способом переписала пленку на чистую стандартную кассету, которую взяла из картонной коробки, стоявшей рядом с сейфом. Их тут много – может, не станут пересчитывать.

Таня спрятала кассету с копией записи в карман джинсов, а оригинал вернула в сейф. Отключив аппаратуру, она вышла, захлопнула дверь и спустилась по ступенькам лестницы.

Все ли в компьютерном центре осталось на прежних местах? Может быть, сдвинуты клавиатуры, перепутан порядок папок в сейфе, не там лежит карандаш?..

Таня ахнула, споткнулась… Листы с ее вычислениями ключа Леди Джейн! Она совсем забыла о них.

Бегом возвратившись в компьютерный центр, она схватила листы, скомкала, запихала в карман и огляделась. Придраться вроде теперь не к чему. А если ОНИ уже ждут ее в корпусе номер 2? И тоннель перекрыли? ОНИ схватят ее и отдадут какой-нибудь ужасной машине со множеством шевелящихся щупалец-манипуляторов, оснащенных никелированными скальпелями и сверлами для трепанации черепа.

Таня тряхнула волосами, отгоняя жуткое видение. Нет, все будет гораздо проще: всего лишь выстрел в затылок. Таня им больше не нужна. Они обойдутся и без оставшихся запланированных экспериментов, без месяца, отпущенного ей для жизни.

Как не хочется умирать! Что ж, пусть они обнаружат следы ее пребывания в компьютерном центре и в медицинской лаборатории – только бы не раньше завтрашнего… То есть сегодняшнего утра, не раньше чем появится профессор Колесников.

Вновь оказавшись в подземном коридоре, Таня открыла один из ящиков. Ящик был доверху заполнен желтоватыми брусками взрывчатки, но детонатора Таня там не обнаружила. Наверное, они установлены не в каждом ящике. Быстрее… Время…

Она осматривала ящик за ящиком и наконец отыскала простой и надежный электрический детонатор – к нему змеилось по стене ответвление бронированного кабеля. Девушка осторожно отсоединила взрыватель, взяла с собой и четыре увесистых бруска, похожих на брикеты хозяйственного мыла.

Ее время истекло – она едва успела ворваться к себе в комнату, швырнуть добычу в шкафчик ванной комнаты, раздеться и шмыгнуть под одеяло. Таймер видеомагнитофона щелкнул, телекамеры переключились в режим прямой трансляции.

Сердце Тани бешено колотилось, казалось, оно вот-вот выскочит из груди. Осталась ли ее эскапада незамеченной или ОНИ затеяли какую-то игру? Да стоит ли ломать голову, все выяснится очень скоро…

У Тани появился новый, чрезвычайно опасный враг – усталость. Ее неудержимо клонило в сон. Методами самовнушения она могла отодвинуть, отсрочить потребность организма в сне – но надолго ли?

Она поднялась с постели. Это не насторожит операторов, скучающих у монитора в каком-то из корпусов, – порой Таня просыпалась в четыре, в пять утра, принимала душ, слушала музыку, снова ложилась… Девушка направилась в ванную, открыла воду.

Она вынула из шкафчика взрывчатку и детонатор, извлекла элемент питания микросхемы из-за вентиляционной решетки. Он понадобится при модификации детонатора, но для взрыва его не хватит, зато после простых изменений в электрической цепи с этим справятся батарейки из пульта от телевизора. Нужны провода, с помощью ножа их можно извлечь из телевизионного кабеля, а окончательно она снарядит устройство после прихода Колесникова.

Вернувшись в комнату, Таня оделась и зажгла свет. Затем, беззаботно насвистывая, зарядила магнитофон переписанной в компьютерном центре кассетой, надела наушники и включила воспроизведение. Зная, что за ней наблюдают операторы, она притоптывала ногой в такт воображаемой музыке. Прослушав кассету, Таня сунула ее в карман.

4

Утро и первая половина дня прошли в мучительном ожидании. Тане вовремя подали завтрак, медсестра была приветлива и предупредительна. Но Колесников не приходил, и обычные утренние медицинские процедуры почему-то отменили.

Профессор появился после обеда. Таня тщетно высматривала в его лице признаки озабоченности, беспокойства или гнева. Нет, он был таким, как всегда.

– Как дела, Танюша? Говорят, ты сегодня встала пораньше?

Эта фраза могла ничего не значить, но Таня сразу внутренне напряглась.

– Не спалось, Петр Иванович, музыку послушала. А почему медики не вытряхивали из меня душу?

32
{"b":"5555","o":1}