ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ага, вот как…

– И мы знали, что Лысенко ехал вслед за Британцем на какую-то дачу. Теперь известно на какую, но это ни на шаг не приближает нас…

Курбатов прервал подполковника взмахом руки.

– Да, ясно. Но что там делала мафия?

– Разрешите предположение, Алексей Дмитриевич?

– Обоснованное? Давай.

– Судя по протоколам допросов, приезд боевиков не имел никакого отношения к стилету. Сам профессор Калужский был недавно убит, квартира его ограблена. А боевики требовали какую-то дискету у незнакомца, который, в свою очередь, разыскивал сына профессора. Вероятно, дискета связана с деньгами – счетами, долгами, что-то в этом роде. Налицо заурядная разборка, момент совпал по чистейшей случайности. Вот только стилет… Милиция его не нашла. Прикажете обыскать дачу и квартиру профессора?

– Гм… Ограбление, мафия, милиция, – поморщился Курбатов. – Пожалуй, нечего там ловить. Разве для очистки совести…

– Простите, я не понял: да или нет?

– Ну, обыщите потихоньку, хотя детский сад все это. Стилет искали умнейшие люди: Британец, Лысенко, Пантера. Если никому из них не улыбнулась удача… А если улыбнулась? О Лысенко ты узнал хоть что-нибудь?

– Я как раз перехожу к этому. Возле дачи взорвался какой-то автомобиль, да так, что от него почти ничего не осталось. Милицейская экспертиза не смогла идентифицировать тип взрывчатки, но мы заполучили застывшую каплю металла. Сомнений нет, Р-182, «Весельчак».

– Пантера, – обронил Курбатов.

– Пантера… Увы, именно из-за «Весельчака» нет возможности определить, какой автомобиль взорвался, находилась ли в нем Пантера, или полковник Лысенко, или оба вместе… После «Весельчака» исследовать практически нечего. И свидетелей нет.

– Если бы полковник Лысенко был жив, он бы объявился, – тихо произнес Курбатов и вдруг заорал: – Если бы он был жив, он бы объявился, черт побери!!! – Генерал уселся за стол, вздохнул. – Ладно, извини, Валера, – пробормотал он. – Ну а что Британец?

– В настоящий момент Британец сидит в своей квартире, на шоссе Энтузиастов. Он отправил в Лондон сообщение и получил ответ. Открытые тексты интереса не представляют, что-то о научной конференции. Подлинный смысл сообщения и ответа нами не раскрыт.

– Расколете?

– Едва ли.

– Что ж, хоть за честность спасибо. С Британца глаз не спускать.

– Есть.

– То, что он здесь, кое о чем говорит. Если бы Британец заполучил стилет, он сразу увез бы его в Лондон.

– Приготовлений к отъезду мы не заметили.

– Правда, Британец долго действовал вне нашего контроля и мог передать стилет кому-то из своих людей, в посольстве или где… Но зачем ему тогда оставаться в Москве? Впрочем, это уже кофейная гуща…

– Я могу идти?

– Да… Нет, постой.

Свиридов, уже направившийся к двери, обернулся:

– Слушаю.

– Передай полномочия по розыску Пантеры и наблюдению за Британцем группам «Вектор» и «Буран». Ты получишь новое задание.

– Есть, – кивнул Свиридов.

– Задание несложное.

– Так точно.

– Ликвидация.

– Так точно.

14

Полученный из Лондона ответ за подписью Марстенса позабавил Джека Слейда. Его не отзывали, более того, в ответе вообще не содержалось директив. Английскому физику Долтону просто рекомендовалось оставаться в Москве до окончания научной конференции – якобы для того, чтобы внезапный отъезд одного из ее участников (хорош участник, ни разу посещением не удостоил!) не вызвал беспокойства в заинтересованных структурах. Причина выглядела столь надуманной, что Слейд не удержался от улыбки. Какого беспокойства, о чем, чем это могло бы грозить Слейду и его службе?! Он легко прочел между строк: ему дается карт-бланш, и в то же время Лондон умывает руки. Ай да Марстенс!

Зазвонил телефон. Слейд поднял трубку.

– Долтон слушает, – сказал он по-английски.

– Здравствуйте, мистер Долтон, – ответил на чистом английском языке приятный женский голос. – Или лучше именовать вас мистером Слейдом?

– Не понимаю. Кто говорит?

– Вы интересуетесь произведениями древнеегипетского искусства?

– Какими произведениями?

– Я могу недорого предложить вам редкой красоты сти­лет.

– Кто вы?

После паузы в трубке прозвучало:

– Мистер Слейд, я жду ответа. Если вы согласны купить стилет, я назову время и место встречи. Если нет, прощайте.

– Подождите, – выпалил Слейд. – Я действительно покупаю египетские раритеты для своей коллекции. Если у вас есть что-то примечательное, я готов встретиться…

В трубке послышались короткие гудки.

Таня, стоявшая у телефона-автомата, удовлетворенно улыбнулась. Таким нехитрым способом она выяснила, что у англичанина стилета нет.

Джек Слейд выругался, что редко позволял себе. Выругался – и ничего больше. Он не стал ломать голову над загадочным звонком. Это чей-то пробный шар, а кто сказал «а», неизбежно должен будет перечислить и остальные буквы алфавита. Пока же Слейд не видел резона отказываться от намеченных шагов.

Выйдя из дома, он уселся в «Опель-Кадет» и покатил по шоссе Энтузиастов в сторону кольцевой. Свернул на Новогиреевскую, затем на Кусковскую и Плеханова, после чего оказался снова на шоссе Энтузиастов, описав таким образом полный круг. За ним неотступно следовала белая «волга» без особых примет. Хвост вел себя прилично, не слишком приближался, но и не слишком отдалялся, пропускал между собой и Слейдом по четыре-пять машин. Англичанин развернулся и поехал к центру.

Возле кинотеатра Слейд припарковался, вошел в безлюдный кассовый зал. В «волге» не очень тревожились, ибо покинуть зал Слейд мог лишь одним путем – обратно на улицу, а киносеанс заканчивался не скоро, и до того толпы не предвиделось. Тем не менее напарник водителя, выбравшись из машины, стоял на тротуаре, переминаясь с ноги на ногу.

Слейд наклонился к окошечку кассы, завораживающе улыбнулся молодой девушке.

– Милая, хотите заработать сто долларов?

– Что? – Юная кассирша растерянно хлопнула ресницами.

Вытащив из кармана стодолларовую банкноту, Слейд положил ее в пластмассовую миску за окошком, еще помнившую времена, когда в российских кинотеатрах расплачивались разменной монетой.

– Просто откройте мне, я пройду через кассу. Понимаете, за мной шпионит теща.

– А эта теща, – опасливо осведомилась девушка, – не продырявит меня из пистолета?

– Милая, вы насмотрелись боевиков. – Слейд снова одарил девушку чарующей улыбкой. – В жизни такого не бывает.

– А вы не…

– Грабитель? Помилуйте, да какая в таком случае разница, грабить вас изнутри или снаружи? Открывайте дверь, или я заберу деньги, пусть заработает красавица порасторопнее вас.

Но девушка уже мертвой хваткой вцепилась в банкноту.

– Только ради ваших прекрасных глаз, – прошелестела она и открыла дверь, ведшую в кассовый зал.

Слейд чмокнул девушку в щеку, стремительно пересек тесное помещение кассы и через другую дверь попал в служебный коридор. Отсюда он вышел в переулок и преспокойно зашагал прочь.

Парни из «волги» наблюдали сквозь большие окна, как Слейд будто бы покупает билет и любезничает с кассиршей. Молниеносное исчезновение англичанина повергло их в состояние, близкое к ступору. Первым опомнился тот, что топтался на тротуаре. Он бросился в кассовый зал.

– Девушка, вот только что тут был мужчина… Куда он пошел?

– Какой мужчина? – кассирша округлила глаза. – А, зритель? Так я не знаю, купил билет и ушел.

– Куда?!

– Откуда я знаю? Не мешайте работать!

– Но он выходил в эту…

– Да не видела я! – рассердилась девушка. – Я деньги считала. Отвяжитесь, а то милицию вызову.

Сотрудник АЦНБ с досадой ударил кулаком по ладони.

Несколько минут спустя Слейд звонил Левандовскому из телефона-автомата.

– Илья Владимирович? Здравствуйте, это Мищенко.

– Здравствуйте, – ответил Левандовский таким тоном, будто разговаривал с необязательным должником.

42
{"b":"5555","o":1}