ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Курбатов не был наивным человеком. Он понимал, что нужен Тане как заложник, чтобы выехать из «Террариума», и этим ограничится срок его жизни. То есть он считал, что так она думает… Посмотрим, важно уцелеть сейчас. Если он станет упорствовать, девчонка без колебаний прикончит его и поищет других заложников.

Вытащив из сейфа верхнюю папку, генерал вытряхнул документы на пол, чиркнул зажигалкой.

– Что же ты делаешь? – со стоном вырвалось у профессора. – А как же я?

– Сожалею, господин Колесников, – сказала Таня. – Вас придется ликвидировать. Информация, хранящаяся в вашем мозгу, опасна для человечества.

– Нет! – закричал профессор, в мольбе протягивая к Тане руки. – Я обещаю, я клянусь… Ты говорила, русский «Майкрософт»… Я принесу пользу как консультант, мы будем выпускать и медицинское оборудование. А файлы «Коршуна» я сотру, сию минуту.

Колесников принялся включать компьютеры. Около сейфа заполыхал костер из документов, генерал щедро подбрасывал в него бумаги.

– Я сожалею, – повторила Таня. – У меня нет выхода. Она прицелилась в грудь профессора, глядя ему прямо в глаза.

– Не-е-е-ет! – От жуткого воя Колесникова языки пламени, казалось, взметнулись еще выше.

– Прощайте, профессор, – прошептала Таня. Колесников со всей отчетливостью понял: жизнь его кончена.

– Я умру не один, – всхлипнул он. – И вы со мной…

Он ринулся к Тане, и она надавила на спусковой крючок. Пуля ударила в грудь Колесникова. Профессор пошатнулся, но упал не назад, а вперед. Успев сорвать с пальцев девушки провода, он растянулся у ее ног.

Курбатов замер, ожидая взрыва. Секунда… Две… Три…

Эти три секунды, в течение которых Таня едва успела осознать, ЧТО произошло, сыграли решающую роль. Если бы она среагировала чуть быстрее и успела выстрелить в Курбатова, все могло бы сложиться иначе.

Курбатов бросился к массивному столу с мониторами. Таня дала короткую очередь, два монитора с грохотом лопнули, посыпались искры. К дыму костра добавился ядовитый дым горящей изоляции. Генерал нырнул за стол, откатился к стене. Лежа, ударом ноги он распахнул дверь и заорал:

– Тревога! Бомбы нет, сюда! Тревога, на помощь! Бомбы нет! Огонь на поражение!

Больше Таня не пыталась стрелять в Курбатова: теперь надо поберечь патроны для охранников. Нет, она не рассчитывала прорваться. Только выиграть время. Она уже не успеет разыскать и стереть все файлы, нужно взрывать «Террариум», и она знает, как это сделать.

Таня села за один из компьютеров и набрала код запуска программы ликвидации объекта. Не опознан… Так и есть, они изменили код. Таня усмехнулась и вызвала свою собственную программу, введенную в ту страшную ночь перед уходом. На экране замерцала красная надпись «ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ ВРЕМЕНИ» и возникли шесть окошечек для цифр.

Из-за двери прогрохотала автоматная очередь. Таня дала ответную, раздался вопль. Новая очередь вырвала у Тани клок волос, пули оцарапали кожу головы и плечо. Девушка выстрелила одиночным. Отстреливаясь, она нажимала на клавиши, и строка обратного отсчета заполнялась.

00:00:59

В дверном проеме мелькнула фигура охранника, затарахтел автомат. Под огневым прикрытием Курбатов выскочил в коридор.

– Бегите! – закричала Таня. – Спасайтесь! Я включила программу взрыва, у вас есть минута! Не стреляйте по компьютерам, это не остановит программу! Запущены автономные блоки активации!

Молчание, тишина. У Тани зародилась надежда – возможно, ей удастся спастись. Если они разбегутся, может быть, и она успеет уйти.

Курбатов лихорадочно перебирал варианты: бежать или предпринять отчаянную попытку спасти объект? Колесников убит, кубка и документов нет, но вся информация в компьютерах цела. Но как прервать выполнение программы? Она превосходно защищена, Курбатов сам позаботился об этом. Автономные активаторы сработают и при полном обесточивании объекта. Чтобы проникнуть к питающему их аккумулятору, минуты не достаточно. А если перерубить главный кабель? Он бронирован. Отключить все детонаторы поочередно? Это за минуту? Ах, если бы чуть больше времени! Проклятая Пантера, она это учла.

– Всем уходить! – крикнул Курбатов, ринувшись к соседнему корпусу, где находился один из входов в подземелье.

Охранники побежали к джипам. Один из парней немного отстал. Обернувшись, он напоследок выпустил очередь по дверям компьютерного центра.

В это мгновение Таня поднималась из-за стола. Пуля попала ей в голову, чуть выше левой брови. Уже мертвой она повалилась обратно на стул, уткнувшись лицом в клавиатуру компьютера.

Кто знает, что происходит с душами людей после смерти? Кто скажет, есть ли душа у искусственного человека? И если есть – заслужила ли рая душа десятилетней девочки Тани?

Компьютер тихо гудел, словно плакал прощально над своим последним оператором. На экране монитора с секундными интервалами сменялись цифры.

00:00:49

00:00:48

00:00:47…

В подвале Курбатов возился с детонатором, установленным в первом ящике. Как мешает чертова рана в руке… Готово. Второй… Есть! Скорее к третьему… Если бы сейчас в «Террариуме» находился хоть один практический специалист по этим штукам! Вдвоем могли бы успеть. Но в одиночку – бесполезно… Курбатов взглянул на часы, на неумолимо скачущую отделения к делению секундную стрелку. Все, конец. Быстрее в главный тоннель.

Этот тоннель при надобности могла перегородить толстенная стальная дверь, движущаяся по рельсам. Сейчас она была открыта, а чтобы закрыть ее, отрезать взрывную волну, требовалось крутить маленький блестящий штурвал на стене. Электромоторам, даже аккумуляторным, Курбатов такую ответственную миссию при проектировании не до­верил.

Он завертел никелированное колесо. Медленно, ужасающе медленно поползла стальная плита. Едва она, щелкнув фиксаторами, завершила свой путь, как раздался грохот, будто исполинский молот ударил по ней с другой стороны. Курбатова отбросило метра на два. Свет погас и тотчас же зажегся снова – заработала аварийная линия, идущая от автостоянки, куда вел тоннель.

Собрав волю в кулак, генерал поднялся. Контуженный, почти ослепший, с кровоточащей раной, он брел по тоннелю. Он знал лишь одно: настал конец не только для проекта «Коршун», но и лично для него, Алексея Дмитриевича Курбатова.

Генерал-лейтенанту Никитину вот-вот доложат о взрыве «Террариума», но узнает о том не он один. Окрестные жители не могли не видеть вспышки, не слышать оглушительного грохота. Наверное, в округе и стекла в домах повылетали. Скоро здесь будут вездесущие журналисты. Их придержат, но как долго удастся скрывать информацию о катастрофе под Москвой? День, два? Очевидно, уже завтра об этом растрезвонят выпуски новостей Никитин, конечно, примет меры к блокированию сведений, напустит дымовую завесу… Но почему Никитин? Это обязанность Курбатова, обязанность номер два. А номер один – немедленно явиться с докладом, невзирая на ранение и контузию. Но о чем докладывать? Продублировать сообщение о взрыве, выпячивая свою преданность делу, которого уже нет?

По лестнице генерал взобрался наверх, открыл люк, ведущий в пустой гараж. Отперев дверь своим ключом, он очутился на самой обыкновенной с виду автостоянке, принадлежащей особому подразделению АЦНБ. Вооруженные охранники, выскочившие из застекленной башенки, возвышавшейся над рядами гаражей, подбежали к Курбатову, подхватили генерала под руки.

– Что случилось, Алексей Дмитриевич?! – это был риторически-сочувственный вопрос, действительно расспрашивать генерала никто бы не посмел. – Вам необходима перевязка…

– Машину, – распорядился Курбатов. – Черт, как больно.

– Рука?

– Голова! Дайте таблетку.

22

Ольга и Борис напрасно прождали Таню всю ночь, и всю ночь светила ей зеленая лампа. Утром они отправились к станции метро «Александровский сад». Надежды почти не оставалось, ведь Таня должна была встретить их у станции, если только не застанет в квартире. Но они все же поехали туда.

54
{"b":"5555","o":1}