ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Может быть, не совсем… Но близко к тому. Макс неожиданно нахмурился.

– Однако твоя идея… Я о том, что мне придется справиться со сторожем в одиночку…

– Фактор времени, Макс! – Холбрук поднял вверх па­лец. – Пойми, когда я начну возиться в подвале, сторож уже должен лежать на полу. Если ты будешь ждать, пока я подойду, нас десять раз успеют сцапать. И потом, какая от меня польза в драке? Я привык думать, а не кулаками махать.

– Верно, – усмехнулся здоровяк Макс, окинув взглядом худосочную фигуру Холбрука. – Ты только помешать можешь. Ну а если сторож будет все время пялиться на ворота, тогда как? Стоит ему засечь меня издали, он нажмет кнопку вызова полиции, и нам крышка.

– Да нет, – терпеливо разъяснил Холбрук, – это исключено. Я вел ночные наблюдения, даже поболтал как-то с одним из сторожей, когда тот сменился. Им строжайше предписано периодически осматривать все окна и двери здания, так что в одну точку он не уставится.

– А телекамеры?

– Они только по внешнему периметру – с двух сторон, где окна залов. А внутри, во дворе и возле подвала, их нет.

– Возле подвала точно нет?

– Точно нет, там же хозяйственные помещения, почти глухая стена, и оттуда не попасть в музей. Работа легкая, Макс, а прибыль неплохая. Как тебе понравится сумма в сто тысяч марок?

Упомянутые пять нулей произвели на Штайнера сильное впечатление. Он вздохнул.

– Твоя взяла, Гюнтер. Я дурак. Когда начинаем?

– Сегодня ночью.

4

Черный «опель» с погашенными фарами затормозил в переулке, в полутора кварталах от комплекса зданий Египетского археологического музея. Холбрук проверил, снят ли пистолет с предохранителя, затем сунул оружие в карман. Штайнер взял удобную, не стесняющую движений наплечную сумку с заднего сиденья. Дальше авантюристы отправились пешком, предварительно натянув хирургические перчатки.

– Помни, – вполголоса втолковывал приятелю Холбрук, – твоя задача – сторож. Не забыл план? Повтори!

– Сторож находится в будке в центре двора, откуда обозревает все три входа в корпус номер пять и ворота. Будка на плане под номером семнадцать…

– Правильно. Итак, едва я отключаю сигнализацию и подаю знак, ты вырубаешь сторожа и двигаешься… Куда?

– К третьему окну справа от ворот.

– Молодец. А теперь ни звука…

Пятый корпус археологического музея располагался чуть поодаль от остальных. Он имея форму буквы «П» и три двери на внутренней стороне перекладины этой буквы. Холбрук не собирался блуждать по всему корпусу – это заняло бы слишком много времени, а каждая лишняя минута увеличивала риск. Да и не унести всего… Холбрук собирался похитить лишь часть экспонатов из зала, расположенного на первом этаже, – максимум прибыли при минимальном риске.

Холбрук подошел к маленькому окошку, тускло светившемуся у самой земли. Аккуратно вырезав стекло, он проник в освещенный дежурными лампами подвал и принялся внимательно рассматривать тянущиеся по стене провода. Не ошибиться бы, иначе – тревога… Да нет, он заходил в этот подвал днем под видом рабочего, как и в зал – на правах посетителя, так что хорошо изучил схему проводки… Холбрук вытащил из кармана кусачки.

Максу Штайнеру досталась задача потруднее. Пересечь залитый светом прожекторов двор, добежать до будки сторожа в считанные секунды, ворваться внутрь и… Но сначала нужно дождаться знака Холбрука, ибо калитку защищала та же линия сигнализации. Макс открыл замок калитки отмычкой, достал из сумки некий металлический предмет и замер в ожидании. В окно будки виднелся затылок сторожа. Пока тот смотрел в противоположном направлении, но он может повернуться в любую секунду…

Со стороны подвала донесся тихий свист. Макс рывком распахнул калитку и ринулся к будке. Сторож начал поворачивать голову…

Гюнтер Холбрук уже выползал из подвала через окно.

Макс вышиб хлипкую дверь будки и обрушил на череп сторожа монтировочный ломик, обернутый полотенцем.

– Готов, – удовлетворенно констатировал Макс. – Часа полтора проваляется.

– Скорее к окну, – шепнул подбежавший Холбрук, увидев поверженного сторожа.

На вырезание стекла ушло ровно сорок шесть секунд. Грабители забрались в зал, и Холбрук зажег потайной фонарь. Он по-хозяйски шагал вдоль витрин, брал заранее намеченные экспонаты и складывал их в сумку Штайнера, заполнившуюся доверху за три минуты.

– Уходим, – распорядился Гюнтер.

Грабители беспрепятственно покинули территорию музея и вернулись к машине. Штайнер положил сумку в багажник и устроился рядом с Холбруком, который сел за руль. Заурчал мотор.

– Как все здорово получилось, – ликовал Штайнер, стягивая перчатки. – Замечательно получилось! Ты гений…

Холбрук скрипнул зубами. В отличие от недалекого Макса он понимал, что завершен лишь начальный этап операции. Самое трудное было впереди. Главное – не нарваться на полицию, потом спрятать ценности в подготовленном тайнике за чертой города. Затем вывезти из страны, продать, при этом соблюсти анонимность и не схлопотать пулю в лоб…

Занятый своими мыслями, Холбрук вел машину трущобами, где не было стационарных полицейских постов и практически отсутствовала вероятность наткнуться на патрульный автомобиль. Он перевел дыхание лишь тогда, когда выехал на загородную дорогу, ведущую на восток…

Как оказалось, расслабился он рано.

Первым фары встречной машины заметил Макс.

– Полиция? – встревожился он.

– Не паникуй. – Холбрук сбавил скорость. – Вряд ли полиция. А если и так, зачем им нас останавливать? Об ограблении музея наверняка еще не известно.

– Какого дьявола они лупят дальним светом? – нервничал Штайнер.

И тут конусовидные лучи фар описали дугу. Встречная машина преградила «опелю» путь, встав поперек дороги. Холбрук тоже включил дальний свет и увидел открытый джип, в котором сидели трое бородачей в тюрбанах.

– Не полиция, – пробормотал Понтер. – Да как бы не похуже…

– Объехать сумеешь?

– Нет.

Холбрук остановился метрах в пяти от джипа. Один из бородачей соскочил на дорогу, подошел к «опелю», наклонился к открытому окну.

– Кто такие, куда едете? – высоким голосом спросил бородач по-арабски.

Гюнтер сделал вид, что не понимает вопроса.

– Я не говорю на вашем языке, – ответил он на ломаном английском. – Мы туристы из Германии, в чем дело?

Араб перешел на английский, звучащий в его устах как воронье карканье.

– Выходите из машины.

– Да в чем дело? – упорствовал Холбрук. – Представьтесь, покажите документы!

– Выходите из машины, – повторил араб и указал на джип.

Двое бородачей продемонстрировали стволы американских штурмовых винтовок «М16».

– Влипли, – прошептал Макс.

Холбрук осторожно опустил руку в карман, нащупывая рукоятку пистолета. Их трое, три метких выстрела – только так можно спастись. Миндальничать нечего, орудующие в этих районах банды редко щадят свидетелей, особенно если они – свидетели – одновременно и потерпевшие.

– Выходи и не трусь, Макс, – негромко распорядился Холбрук. – Выкрутимся… – Он открыл дверцу и ступил на бетон дороги, не вынимая руку из кармана.

– Руки за голову! – скомандовал араб. Гюнтер криво улыбнулся:

– Пожалуйста.

Он выхватил пистолет и выстрелил. Но не в безоружного бандита, что стоял перед ним; Холбруку показалось, что важнее сначала снять других, в джипе. К несчастью, он промахнулся. В следующее мгновение бандит нанес ему сокрушительный удар в лицо, тут же загрохотали автоматические винтовки. Все было кончено моментально. Холбруку пуля попала в сердце, Штайнеру – в голову.

Арабы приступили к обыску «опеля».

– Авад! – позвал тот из них, что открыл багажник. – Смотри…

Главарь банды осветил фонарем сумку, рванул застежку-молнию и разочарованно сплюнул.

– Дерьмо! Похоже, они и впрямь туристы – скупали всякую сувенирную дрянь. Что за добыча… Ладно, продадим на базарах. Деньги у них есть?

Третий бандит умело обыскал трупы.

6
{"b":"5555","o":1}