A
A
1
2
3
...
64
65
66
...
85

– Вам тревожно за нас? – спросила девушка.

– Нет. Бояться нечего ни вам, ни мне. – Он написал цифры на листе бумаги. – По этим телефонам вы всегда найдете меня. Первый – квартира в Лондоне, по второму… мне передадут.

Слейд нагрузил Ольгу и Бориса различными полезными инструкциями (от вызова полиции, пожарных и «скорой помощи» до хозяйственных мелочей) и попрощался. В окно было видно, как он садится в приземистую красную машину.

– Как ты думаешь, – проговорила Ольга, – что будет, когда он узнает?..

– Предпочитаю совсем об этом не думать. – Борис заглянул в бар, вытащил бутылку красного вина.

– Мы поступили с ним по-свински, да?

– Нет. Он нас поймет, должен понять. Борис выдавил пробку вилкой и наполнил бокалы вином доверху.

– Давай выпьем, Оля. Наконец-то мы в безопасности, не надо ни от кого убегать, ни в кого стрелять.

– Стрелять? – рассеянно произнесла Иллерецкая, поднося бокал к губам. – Кстати, где твой пистолет?

– Остался в Москве, в квартире мистера Слейда. Наверное, его забрал мистер Блейк. Почему ты о нем вспомнила? Никак не можешь привыкнуть? Мы в бе-зо-пас-нос-ти, пойми!

– Так ли это?

– Что значит «так ли это»? «Коршуны» от нас точно отстанут, зачем мы им теперь? А Беку нас здесь ни за что не найти. Такого же мнения придерживается и Слейд, это не только по его словам видно. В противном случае нас бы солидной охраной окружили.

«Так-то оно так, – мысленно добавил Борис, – но вот нанимать охрану мистеру Слейду пришлось бы лично и расплачиваться из собственного кармана. Кого еще всерьез волнует судьба двух русских, уже в Москве рассказавших почти все, что знали? Для спецслужб они, в принципе, обуза. Этот мир жесток».

– Наверное, ты прав, – тихо сказала Иллерецкая, глядя в бокал. – Я в самом деле немного сошла с ума. Я возвращалась домой с выставки, и вот я в Англии…

– А я? – подхватил Борис. – Я всего-навсего купил компьютер, чтобы закончить свой роман.

– Ты писал роман? – удивилась Иллерецкая.

– Разве я не говорил? Не до того было. Детективный роман под названием «Ледяной Паук».

– Это очень интересно. Я люблю детективы, но еще никогда не встречалась с писателями.

– Вообще-то это мой первый роман, – признался Бо­рис. – Не знаю даже, получалось что-то толковое или нет. К сожалению, рукопись конфисковал Бек.

– Но ты можешь восстановить его по памяти.

– Кому это нужно здесь, в Англии? Тут Чейзов своих хватает…

– О господи! Я все время забываю… Борис налил еще вина, подошел к окну в старомодной раме-переплете и выглянул в парк.

– Неужели мы действительно в Англии? – воскликнул он, едва не расплескав вино из полного бокала. – И вот эта лужайка перед домом – не лужайка вовсе, а риэл инглиш лон? Знаешь, я всегда мечтал побывать в разных странах, но чтобы вот так…

– А я мечтаю только об одном – вернуться, – вздохнула Иллерецкая. – И я понимаю чувства тех эмигрантов, которых коммунисты выгнали из России. Но там хоть была политика, борьба за свободу. А нас кто выгнал? Две шайки-лейки.

– Шайки-лейки, – задумчиво повторил Борис. – Оля, а тебе не приходило в голову, что все это не так уж случайно?

– То есть?

– Ну, в конкретных проявлениях – да, случайность. Я компьютер купил, ты тогда в аварию и в больницу попала.

А не в конкретных, в общем? Эти дэйны… Не замысел ли это, чтобы погубить нашу Землю?

– Конечно замысел. Ведь мы с тобой это знаем.

– Да нет, не то, – Борис пошевелил пальцами, подыскивая слова, – я имею в виду не замысел «Коршунов». Но откуда все это взялось? Много тысяч лет назад секрет дэйнов принесли на Землю инопланетяне…

– Ты в это веришь?

– В это поверить куда проще, чем в то, что какие-то там жрецы и шумеры сами дошумерили до практической генной инженерии, да не на лягушках. Кстати, ты знаешь, как переводится название «Шумер»? «Страна повелителей ракет».

– Ракет? А ты откуда это узнал?

– Вычитал где-то. Сейчас же полно всего печатают о контактах в древние времена. И над Египтом что-то такое летало, и над Индией, и над Южной Америкой… Вселенная огромна. Ни в пространстве, ни во времени нет ей конца. И я бы гораздо больше удивился, если бы мы оказались единственными. Вот уж было бы чудо так чудо.

– Ну ладно, допустим, это пришельцы просветили наших темных предков. И что с того?

– А зачем они это сделали?

– Мало ли зачем… Может, хотели улучшить человеческую породу. Дэйн ведь как бы лучше, совершеннее человека.

– Возможно, но помнишь, что говорила Таня? «Рано или поздно дэйны осознают свое превосходство, а правда станет известной людям. Все закончится грандиозной кровавой бойней». Не в этом ли заключался план пришельцев? Подбросить нам идею дэйнов, ждать, пока она так или иначе не реализуется в нужном им виде, а потом вернуться на планету, где воевать уже не с кем?

– Ждать тысячи лет? – Ольга пожала плечами.

– Тысячи лет могут быть для них временем одного перелета, как для нас перегон метро. А дэйны… как знать, так ли уж они похожи на людей?

– Ты видел Таню.

– Во всем похожи, да. А нет ли в программе их создания какого-нибудь тайного замочка, ключик к которому хранится у пришельцев? Они возвращаются, подают какой-то сигнал, и дэйны вручают им Землю. А до того об этом ключике ни дэйны, ни их земные создатели и подозревать не могут.

– Как страшно, – взгляд Ольги потускнел, – дэйны-зомби завоевывают Землю для пришельцев. А помнишь, какие-то скрижали великого Тота, которые будут открыты, и все в нашем мире изменится… Не в них ли ключик?

– Оля, – ответил Борис, возвращаясь к столу, – если и есть такой ключик, он пока не работает. Таня пожертвовала собой, чтобы остановить «коршунов». И если кто-то когда-нибудь создаст других дэйнов, почему бы им не быть такими, как Таня? И вообще, думать обо всем этом можно, но изменить ничего нельзя – по крайней мере, не нам с тобой. Так что давай не будем, ладно? Сегодня нам подарили день, так воспользуемся им.

– А как?

– Будем дышать английским воздухом. И последуем доброму совету – прокатимся на яхте. Пошли.

Печаль во взгляде Иллерецкой растаяла. Она отбросила волосы со лба и легко поднялась.

– Пошли!

День клонился к вечеру, в парке развесистые кроны деревьев с округлыми плотными листьями почти не пропускали солнечных лучей, и здесь было сумрачно. Платаны, подумал Борис. Он совершенно не разбирался в этом, но ему смутно помнилось, что в каком-то утонченном английском романе замок лорда окружали именно платаны. А стало быть, платаны и есть.

Тропинка, выложенная мелкой синеватой плиткой, вывела Бориса и Ольгу за каменную ограду, поросшую мохнатой зеленью. Дальше тропинка серпантином петляла между скалами и спускалась к устью реки. Там, у причала, возле маленького островерхого домика застыли на зеркальной глади воды четыре яхты. Собственно, лишь одно из суденышек, снабженное двумя мачтами, заслуживало такого названия. Борису приглянулась длинная желтая посудина с надстройками на носу и корме. На борту угловатыми буквами значилось «Аманда Линн».

– Привет, мисс Линн, – помахал рукой Борис. – Я вас люблю. Но где же обещанный мистер Лэннинг, заведующий морем?

– Давай постучим в дом, – предложила Иллерецкая.

Они так и сделали. Дверь открылась, и на пороге выросла двухметровая фигура рыжеволосого парня со смеющимися светлыми глазами.

– Ой, – сказала Ольга.

– Вы мистер Лэннинг? – вежливо спросил по-английски Борис.

– Я просто Том. А вы гости мистера Слейда, я знаю. Я видел, как вы проезжали на машине.

– Прекрасно, Том. Я Борис, это Ольга. Прокатите нас по морю?

– Черт возьми! Для чего же, по-вашему, я здесь торчу? Десять фунтов в час, и выбирайте авианосец по вкусу.

– Мы уже выбрали «Аманду Линн».

– О! Старушка Аманда и мне по душе. Вид у нее неказистый, но какой ход! Вы будете ловить рыбу?

– Ловить рыбу? – изумился Борис. – И это можно?

– Все, что хотите. За дополнительную плату, конечно.

65
{"b":"5555","o":1}