ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А ты не догадываешься? – скривился Дэвид Сэйл. – Чем потешаться над бедным ученым, достал бы лучше из холодильника чего-нибудь освежающего.

– Кока-кола подойдет? – Билл распахнул дверцу холодильника и перебросил банку Сэйлу, который поймал ее на лету. – А ведь я принес тебе новости, Дэйв. " – Хорошие? – Открытая банка зашипела.

– Пока не знаю. Вот послушай. – Гловер развалился в кресле напротив Сэйла. – Я связался с Ричардом Харви…

– А… Тот старичок, с которым ты в свое время частенько болтал по Интернету? Археолог-любитель?

– Вот-вот. Я рассказал ему о нашей проблеме… – Сэйл вздрогнул, и Гловер поспешил успокоить его. – В общих чертах, конечно. Мол, имеется загадочный текст, хорошо бы найти аналог, не слышал ли он чего.

– А он, разумеется, не только слышал, – съязвил Сэйл, – но и точно указал место, где этот аналог находится. Гловер хмыкнул.

– Может статься, что и так.

– Что? – Вальяжная поза Сэйла мигом сменилась едва ли не охотничьей стойкой.

– Расслабься, – засмеялся Гловер. – Возможно, это пустышка, но наметка интересная. Старик Харви – личность чрезвычайно эрудированная, даром что любитель. Помимо всего прочего, он коллекционирует старые археологические журналы. Так вот, он выслал мне копию статьи из «Археологического журнала» за тысяча девятьсот двадцать пятый год. Называется статья «Неизвестный фараон», написал ее какой-то Джулиан Прендергаст…

– Прендергаст? Постой… – Сэйл наморщил лоб, припоминая. – Ах, ну да. Был такой ученый, правда, ничего значительного он не совершил. И что же он пишет?

– В тысяча девятьсот двадцать пятом году он вместе с одним французом раскопал гробницу в Долине царей – подробности узнаешь сам из статьи, она у меня в компьютере. Так вот, по утверждению Прендергаста, в склепе они обнаружили камень с непонятным текстом. Знаки напоминали иероглифы, но таковыми не являлись…

– В какой музей передали камень?

– В том-то и дело, что ни в какой! Арабские рабочие Прендергаста решили грабануть склеп, а там была хитрая ловушка. В общем, гробницу засыпало вместе с камнем. Прендергаст указывает точное расположение гробницы. Я проверил… Так вот, с тех пор там никто не пробовал копать!

– Странно, – пробормотал Сэйл.

– Да нет, ничуть. Гробница оказалась разграбленной еще в древности, так что, кроме бронзового стилета, Прендергаст ничего в ней не нашел. А завал там огромный. Кто станет тратить уйму денег и усилий ради одной плиты с каким-то текстом? К тому же она могла разбиться вдребезги.

– Да. – Сэйл поднялся, поставил на холодильник опустевшую банку из-под кока-колы. – Сколько денег осталось у нас на счету, Билл?

– Хочешь раскопать плиту?

– Непременно… Но сначала хочу взглянуть на статью Прендергаста. Пошли к тебе. Кстати, за аренду компьютера ты заплатил?

– Я заплатил за полгода вперед, и правильно сделал, – пробурчал Гловер, – потому что с твоими проектами я в скором времени не смогу заплатить и за чашку кофе.

– Пустяки, Билл! Истина стоит жертв.

7

Бульдозеры натужно ревели. Не мудрствуя лукаво Сэйл решил действовать энергично. Три недели в Долине царей кипела напряженная круглосуточная работа в четыре смены – Сэйл не считался с расходами. К сегодняшнему вечеру бульдозеристы добрались до указанной Сэйлом и Гловером отметки; наступало время более тонких методов, не изменившихся с рождения археологии, – копать лопатами? потом руками разгребать песок, щебень, убирать крупные обломки…

– Глуши моторы! – во все горло заорал Сэйл. Тяжелые машины замерли. Дэвид Сэйл подошел к техническому руководителю работ:

– Финиш. Уводите бульдозеры. Теперь мне нужны только десять землекопов.

– Как прикажете, мистер Сэйл.

Бульдозеры покинули зону раскопок. Сэйл и Гловер принялись махать лопатами вместе с рабочими.

Четыре часа спустя один из рабочих наткнулся на человеческий скелет. Чуть поодаль были найдены останки второго незадачливого грабителя. Сэйл подал знак отбоя и оперся на черенок лопаты.

– Хватит на сегодня, ребята. Все свободны. Когда рабочие ушли, Сэйл сказал Гловеру:

– Продолжаем копать. Осталось немного… Уже виден верх саркофага. Согласно статье Прендергаста, стена с тайником расположена вон там…

Археологи вновь навалились на лопаты. К счастью, стена была засыпана в основном песком, крупные осколки камней попадались редко, и у Сэйла зародилась надежда, что плиту с текстом удастся отрыть неповрежденной.

Стену расчистили довольно быстро. Пустая ниша тайника свидетельствовала о том, что археологи не ошиблись в выборе направления.

Уровень песка понижался. Сэйл копал прямо под тайником, Гловер – правее.

Вскоре лопата Сэйла ударилась обо что-то твердое, но не о каменный пол – до него еще не дошли. Сердце ученого заколотилось.

– Билл…

Гловер бросил лопату и опустился на колени. В четыре руки археологи принялись лихорадочно разгребать песок. Минуту спустя перед их глазами появился фрагмент плиты.

– Да, Билл! – в восторге закричал Сэйл. – То самое, те же знаки!

Через пятнадцать минут плита была очищена целиком. Дэвид Сэйл любовался ею, как золотоискатель редкостным самородком.

– Будь я проклят, если теперь не расшифрую эти криптограммы, – заявил он. – Билл, неси фотоаппарат, он в машине.

Они сделали несколько снимков.

– А куда девать камень? – спросил Гловер.

– Погрузим в багажник, пусть пока там полежит. Завтра объявлю о прекращении работ за отсутствием результатов. Потом несколько недель интеллектуального штурма – да, только несколько недель, учитывая мои достижения, Билл! – и научный мир будет потрясен…

– Не запрягай фаэтон впереди лошади, – предостерег осторожный Гловер.

– Я знаю, что говорю. Ну, берем же эту замечательную, эту чудесную, великолепную плиту. Слава Джулиану Прендергасту и старику Харви!

Вдвоем они с трудом донесли камень до машины и положили в багажник. По пути в отель Гловер спросил:

– Тебе понадобится компьютер, Дэйв?

Арендованный учеными компьютер установили в номере Гловера, потому что Биллу частенько приходилось общаться с коллегами из разных стран, выполняя поручения занятого своими изысканиями Сэйла. Платить же за два компьютера не имело смысла – Сэйл привык работать по старинке, с авторучкой и бумагой.

– Нет, пока нет, – ответил Сэйл. – Сейчас отпечатаешь снимки, принесешь их мне и можешь отдыхать.

– Мне хотелось бы присутствовать, Дэйв.

– Смотреть, как я буду скрипеть пером? Зачем?

– Ладно, – надулся Гловер. – Пусть вся слава достанется блистательному Дэвиду Сэйлу…

– Даже не думай об этом, – серьезно возразил Сэйл. – На обложке книги будут стоять два имени. Что бы я сделал без твоей неоценимой поддержки?

Гловер заметно оживился и остаток пути насвистывал «Что толку трезветь, когда все равно напьешься?» из репертуара Джо Джексона.

На стоянке отеля Гловер проверил, надежно ли заперт багажник (хотя воры вряд ли польстились бы на тяжеленную плиту), и умчался печатать фотографии. Сэйл получил их еще влажными.

В эту ночь он совсем не спал, а в три последующие отдыхал по два-три часа. На четвертые сутки совершенно изможденный Сэйл вызвал Гловера.

– Билл, мне нужны династические списки шумеров и компиляции вавилонского жреца Бероса.

– Господи, Дэйв! – ахнул Гловер. – Тебе нужны не списки, а двадцать четыре часа сна!

– Как скоро ты сумеешь доставить списки, Билл?

– Поговорю с кем-нибудь по Интернету… Но почему шумеры, Дэйв?

– Потому что… – Сэйл потер пальцами воспалившиеся веки. – Я пока не уверен, но… Похоже, что смысл этого египетского текста как-то соотносится с более древней шумерской культурой. Надо проверить, уточнить…

Как только Гловер ушел, Сэйл достал из ящика стола толстую книгу, изданную в Париже в 1901 году. Это были богато иллюстрированные гравюрами и рисунками воспоминания Эмиля Бругша, открывшего в 1881 году недалеко от Долины царей (за грядой фиванских холмов) катакомбы, куда жрецы перенесли мумии многих фараонов. Таким образом жрецы, как видно, хотели уберечь останки от бесчинств грабителей…

8
{"b":"5555","o":1}